Дарья асламова биография личная жизнь фото

28 июл в 19:00 image

Корреспондент “Комсомольской правды”, военный журналист Дарья Асламова с советских времен специализировалась на “горячих точках”. В ее послужном списке Абхазия, Нагорный Карабах, Камбоджа, Осетия, Таджикистан, Югославия, Руанда, Чечня, Мали… Недавно она снова побывала теперь уже послевоенном Карабахе. “Вестник Кавказа” предлагает читателям познакомиться с наиболее интересными выводами Асламовой, которая решила, что “Армения: Ноев ковчег, идущий ко дну”.

После войны город Ханкенди находится под контролем российских миротворцев. Но, по наблюдениям Асламовой, сюда часто приезжают люди из Еревана: “Модный город. Я ошеломлена блеском огней, громкой музыкой, переполненными ресторанами, куда приезжают даже с Еревана по дороге, охраняемой русскими миротворцами, чтобы потом дома похвастаться: вот какой я храбрец! Играют пышные свадьбы… Мы сидим с друзьями в модном баре, где за соседним столиком гуляют люди из партии премьер-министра Пашиняна”.

Местным все эти люди кажутся самозванцами, чужаками: “Где вы были, когда в городе сутками выли сирены и жрать было нечего, кроме холодной тушенки и тутовой водки?” Теперь здесь блестящие гости читают изысканные списки вин, а родственники погибших везут отсюда списки костей погибших солдат. Кости посылают в лаборатории Франции, а результатов ДНК ждут месяцами. “Да что с вами, армяне?! Где же ваши гордость и достоинство? Освободите пленных, похороните мертвых и оплачьте. Не ваш больше город Степанакерт. Вы его продали”, – пишет Асламова.

Говоря о различиях первой и второй карабахских войн собеседники Асламовой рассказывают: “В 1992 году, когда началась полномасштабная война, встал принципиальный вопрос: мы вывозим всех детей и женщин и воюем. Но кто же будет воевать, когда некого защищать?! За одну голую землю никто воевать не будет. И было принято тяжелое решение: никого не выпускать. Есть нормальная реакция человека: убежать подальше от войны, а дело военного руководства этого не допустить. Мужик не будет воевать, если у него семья уехала… А в эту войну как будто было приглашение: валите отсюда, чего вы ждете?.. А идеализировать войну в тылу – это самое классное дело! Ты сидишь в Ереване, пьешь кофе, пукаешь и возмущаешься, почему русские нас не защищают”.

“Это наша национальная, очень опасная черта – пытаться искать виновного извне. Ни одна страна не обязана защищать другую… За первые четыре месяца этого года Армению покинули 80 тысяч человек. Вряд ли они вернутся. Потом закончится лето, все родственники разъедутся, а мы останемся тут. В стране без людей”, – говорит так называемый глава “МИД” непризнанной “НКР” Давид Бабаян.

“Идет великий исход. Это национальный исторический паттерн: покинуть родную землю, состояться на чужбине, повесить на стену картину с изображением горы Арарат и тосковать”, – говорит другой собеседник Асламовой, военный журналист Ашот Сафарян. “Мы должны принять горькую истину, что как государство мы не состоялись, – продолжает он. – Мы можем быть только частью империи. Советская империя – это ренессанс Армении. В то время по промышленному потенциалу Армения, самая маленькая республика, была третьей после России и Украины. Я родился и вырос в маленьком городке Чаренцаван с населением 50 тысяч человек, где работали 10(!) заводов союзного подчинения. А потом наши пламенные патриоты, придя к власти, активно распродали все станки и оборудование Ирану и Турции. И кто мы сейчас?”

Поддерживает Сафаряна и публицист Артак Варданян: “При СССР Армения была одной из самых высокообразованных республик: культура, джаз, инженерия, великолепные школы. А сейчас все, у кого были мозги и возможности, уехали… Я не вижу здесь будущего. Нация превращается в простое сборище людей, когда у нее нет элиты. Военная элита побоялась арестовать премьер-министра, который в наглую сдавал войну, а его жена самовольно приезжала в Генштаб и командовала там, хотя по всем законам военного времени ее полагалось расстрелять за самоуправство… Идет деградация нации, когда быдло поднимает голову”.

“В последние годы Армения меня порядком раздражала, как раздражает родной, но безнадежно эгоцентричный человек. Сотни политический партий. Бесконечные дрязги. Мелочная борьба за власть. Вечные нападки на Россию… Мания величия. Помню, как всего три года назад в Ереване, раскачиваясь на шатком стуле в уличном кафе, я слушала лекцию профессора экономики, который уверял меня, что Армения – будущий Сингапур! От этих слов я буквально(!) рухнула со стула. (Это еще друзья нашли мне самого «адекватного» профессора университета).

– У нас качественные, креативные люди, способные создать технологии в сжатые сроки, – заявил профессор.

– А в других странах таких нет?

– Таких, как в Армении, нет. Возьмите хоть азербайджанцев. Они могут только выращивать помидоры…

Я просто бесилась от подобного высокомерия. «Один армянин стоит десяти азербайджанцев». И тут же я выслушивала длинный список великих армянских героев, без которых Российская империя никогда бы не существовала (кто бы сомневался!). Я не злорадствую. Мне больно”, – пишет Дарья Асламова, и ссылается на своего друга: “Армения – это просто миф. Сказка прекрасная, как гора Арарат, на которую мы смотрим каждый день, но она уже нам не принадлежит”.

52050 просмотров Поделиться:image

Category:
  • 0″ ng-click=”catSuggester.reacceptAll()”> Cancel

Когда 27 сентября в Нагорном Карабахе возобновились боевые действия, я даже не сомневался, что туда будут отправлены российские журналисты, для освещения конфликта под нужным ракурсом. Так оно и произошло. Известные нам, украинцам, по освещению войны на Донбассе и не только, пропагандисты российских СМИ имеющих прямое курирование из МО РФ, были на месте событий в первые же дни конфликта. И именно по тому, кто туда прибыл, можно было судить, чего ожидать в ближайшие дни от информационной повестки, что России, что Армении. Например, отличительно чертой такого военкора как Александр Коц было появление его именно в тех населённых пунктах, где обязательно проходил бы обстрел жилых домов. Во время активных боевых действий на Донбассе именно Александр Коц и его коллега Дмитрий Стешин, появлялись за считанные часы именно в тех районах Донецка, либо селах области, где вскоре происходил обстрел жилых домов, в котором российские пропагандисты обвиняли ВСУ, хотя направление обстрелов было всегда противоположным от позиций украинской армии. Ныне главный редактор WarGonzo Семён Пегов, а в прошлом корреспондент Life, представлял собой ретранслятор фейков. Самых невообразимых, самых абсурдных, но преподносимых с абсолютно не краснеющим, серьёзным выражением лица. Но когда в любом конфликте начинает “пахнуть жаренным” и противоположная сторона добивается существенных результатов на поле боя, эти горе-военкоры исчезают как тени в полдень. Так произошло и в Нагорном Карабахе, когда, что Коца, что Пегова, отозвали сразу же, как провал армянской армии на фронте стал очевидным. Но это не означает, что их не заменили на фигур иного калибра. Причём подменили тяжёлой артиллерией, о которой мы уже давно не слышали. Прямо сейчас, для “Комсомольской правды” события в Нагорном Карабахе освещает такая себе журналистка как Дарья Асламова. Она публикует незатейливые видео с фронта из разряда “наша группа попала под обстрел”, а её Telegram и YouTube каналы форсировано раскручивают практически все минобороновские площадки. Сама же Дарья Асламова плохо подходит на роль военного корреспондента. В модельном пальто, с сумочкой и в туфлях на каблуках, разъезжать по зоне боевых действий? Разве, что только если ты не находишься на съёмочной площадке, а разгонный блок от ракеты 9М55 тебе аккуратно не прикопают для эффектного кадра. Но дело даже не в том, что кокетка Дарья Асламова это скорее корректура на военного корреспондента, дело совсем в другом, а именно – в её реальных функциональных обязанностях. Дарья Асламова не просто журналистка “Комсомольской правды”, находящейся по курированием МО РФ и часть корреспондентов издания это действующие офицеры. Например, Александр Коц офицер ГУ ГШ ВС РФ, или, как известно в народе – ГРУ. Дарья Асламова это не банальное журналистское мясо на убой, которое даже если и потерять, то не жалко. Эта мадам находится в чёрных списках Украины, Турции и ряда других стран как шпионка, фактически, раскрытый агент военной разведки РФ. В 2017 году она с хорватским паспортом пыталась через Бухарест проехать в Молдову, с конечным пунктом назначения – Кишинев. Но дальше аэропорта она проехать не смогла, поскольку не смогла внятно объяснять цель своего визита. При этом, Асламова пыталась разговаривать с полицией на хорватском, заявляя, что забыла русский! И тут тоже очень важный момент. Муж Дарьи Асламовой – хорватский журналист Роберт Валдеца, являющийся российским агентом в Хорватии, а так же провокационным элементом пропагандистских проектов по всей Европе. Например, именно он провоцировал межрелигиозные столкновения в Париже, организовав и принимая непосредственное участие в расклеивании плакатов в поддержку Национального фронта Марин Ле Пен (финансируемой РФ) в мусульманских кварталах столицы Франции. Именно Владец на хорватском телевидении регулярно критикует миграционную политику Европейского союза, хвалит пророссийского Орбана и принимал участие в подготовке сокрытия на юге Франции хорватского генерала Анте Роса. Как говорится, бог парует! А если быть точнее – ГРУ парует. И именно эта пара уже успела отметиться в рамках дестабилизации Испании через кризис в Каталонии, Швеции – как сторонники протестующих против “жестоких” мигрантов, в Германии они всячески поддерживают AfD. Теперь же Дарья Асламова, вынырнула в Нагорном Карабахе. Но так ли ей интересен Нагорный Карабах? Ведь по жизни эта дама не в окопах нюхала порох и пряталась от обстрелов, а была совсем иного полёта птицей. А это значит… А это значит, что для Асламовой Карабах это лишь первоначальный трамплин для отправки на совсем иную съёмочную площадку. Туда, где её модельное пальто, сумочка и туфли на каблуках будут куда уместнее смотреться. Иными словами – большая смена кадров в Ереване грядёт и журналистский пул РФ уже на низком старте. Источник: Одесский курьер Читайте так же в Telegram В социальных сетях не утихают страсти вокруг убийства трех российских журналистов в Центральной Африке. Что характерно, мнения журналистского сообщества и специалистов по безопасности работы этих самых медиа в горячих точках различаются кардинально. Попробуем скрестить ежа и ужа и найти некий консенсус. Мы все так работаем! «Что за бред сейчас пишут о погибших русских журналистах в Африке?! – возмущенно пишет в Facebook прошедший не один десяток войн и горячих точек корреспондент «Комсомольской правды» Дарья Асламова. – Мол, они сами виноваты, у них не было аккредитации, и они поехали по туристической визе. Да все так делают! Вы никогда в жизни не получите аккредитацию в воюющую или проблемную или закрытую страну. Исключение составляет только Сирия. МЫ ВСЕ ТАК РАБОТАЕМ!» Это действительно так. Никто из официальных органов журналистам просто так аккредитацию не даст – себе дороже. И, ожидаемо не получив ее, все фрилансеры мира отправляются на войну за сенсационным репортажем и хорошим гонораром на свой страх и риск. Иногда гибнут. Но все равно едут. Эта профессия – как героин. Спрыгнуть с нее очень проблематично. Но из этого не значит, что нужно лезть на рожон и не обезопасить себя хотя бы красивой легендой. «Из семи поездок в Афганистан я ни разу не имела аккредитации — ее просто не дают, потому что власти не хотят отвечать за безопасность журналистов, – развивает свою мысль отчаянная журналистка, получившая в самом медийном сообществе прозвище «Даша-сорвиголова». – 1994 год, Руанда, гражданская война и геноцид. Я въехала туда по частному приглашению. В Сьерра-Леоне, где шла великая резня, месяц ждала визу. Не дали. Вылетела в Гвинею, откуда меня забрали украинские летчики. У меня ни то что аккредитации не было, но даже визы! Никакой! Египетская революция. Арестовали, попала в тюрьму, как и многие журналисты, поскольку НИКТО не имел аккредитации. Пять раз работала в Ираке без аккредитации, как и все корреспонденты. Въезжала как турист. Еще одна африканская война — в Мали. Глубокой ночью в пустыне сломалась машина (я, переводчик и водитель) в самом опасном месте — с одной стороны исламисты, с другой — обыкновенные бандиты. И неизвестно, что хуже. Ждали помощи несколько часов. Сидели тихо, как мышки. Повезло. Турция, Диярбакир, курдский город, расстреливаемый из танков. Въехала с маленькой сумочкой и в короткой юбочке. Пропустили. Не успела взять интервью у знаменитого адвоката, с которым говорила по телефону. Его расстреляли в центре города, когда он давал пресс-конференцию…» На самом деле то список этот еще более внушительный. Судя по всему, Даша-сорвиголова действительно любит ходить по лезвию ножа. И, надо признать, ей фатально везет. За исключением пары случаев, когда ее жизнь действительно висела на волоске. Автор этих строк какое-то время работал вместе с Дарьей в одной из стран не самого ближнего зарубежья и хорошо знаком с ее методикой проникновения в страну и добывания информации. Технология проста, эффективна и столь же опасна. Сначала Дарья честно и официально обращается в посольство той или иной страны, где бушует война. Получает вежливый отказ. После чего напрягает все свои личные связи (а они у нее обширные). В ход идут все варианты: от знакомых, малознакомых и совсем незнакомых зарубежных журналистов (Дарья неплохо знает английский язык) в этой стране или в какой другой, в числе тех, кто собирается посетить эту страну. Потом активизируются знакомые и малознакомые рыцари плаща и кинжала – действующие и в отставке. Кто-нибудь да вышлет приглашение. Если же связей нет, они достаточно быстро нарабатываются – в век Интернета это не проблема. Отказать обаятельной сорвиголове даже по «Скайпу» не смог пока ни один попавший в орбиту ее профессионального внимания журналист. Попав таким макаром на войну, Дарья и там руководствуется своими весьма специфичными установками. «Тут еще люди пишут, мол, ехали без охраны, – Дарья просто неудержима в своем обличительном спиче. – Да нет у журналистов охраны на войне! Кому мы, на хрен, нужны?! Даже если вам дадут человека с ружьем, что он сделает против реального нападения?! Дадут вам маленького человечка с автоматом, у которого жена и дети, и он неизбежно привлечет к вам внимание. Он сразу сдастся. И потому бронежилеты в пути — опасность. Без них есть шанс выглядеть местным или туристом, или просто бабой. Охрана делает только хуже. Без нее ты нейтрален, и есть шанс выкрутиться. Ехала я однажды с охраной в 21 год в Нагорном Карабахе, — закончилось все ОЧЕНЬ плохо». Охрана для Орхана Не будем уточнять, как именно закончилось (главное, сама Дарья жива-здорова), но разберем обвинение по пунктам. Первое. Судя по всему, Дарья даже не допускает мысли о том, что охрана может быть профессиональной. Но искать ее надо не среди местных басмачей, которые согласятся сопровождать вас за три копейки, а после первого же выстрела разбегутся, как крысы, а в среде профессионалов, прошедших многие локальные конфликты. Этих агентств хватает и в России. Кстати, по иронии судьбы, к ним как раз относятся те самые ЧОПы и ЧВК (наемники), которых и искали в Африке погибшие журналисты. По всем законам жанра перед командировкой журналистов в страну эти люди должны прибыть «на землю» недели за две до приезда акул пера. «На земле» охранники-профи должны были провести целый ряд специфичных мероприятий: 1. Проверить все варианты размещения группы (виллы, гостиницы) и выбрать из них наиболее удобный и безопасный, «пробить» хозяина, проверить наличие забора, окон, дверей, заднего входа, запасного выхода, сигнализации, продумать варианты эвакуации в случае возникновения нештатной ситуации. 2. Охрана на земле должна подобрать и транспортные средства для группы – надежные и мобильные. Причем машин должно быть не менее двух, и между ними должна быть радиосвязь. 3. В идеале машины и водители тоже должны быть «пробиты», что называется, «до троюродного племянника двоюродного забора». 4. Именно охрана выбирает все варианты маршрутов к намеченной цели план и график движения. А теперь – самое главное. Услуги профессионалов СТОЯТ ДЕНЕГ. И немалых. Ни одно уважающее себя частное охранное агентство в мире не будет рисковать за три копейки жизнями своих сотрудников даже за-ради самого талантливого репортажа Дарьи Асламовой. А вот лишних денег как раз в редакциях, как правило, нет. И отправляют главные редактора своих девушек-корреспондентов в горячие точки на их страх и риск с ободряющими напутствиями типа: «Ну ты же девочка – выкрутишься…» (сам был невольным свидетелем такого разговора). Вот и выкручиваются те, как могут. А могут все неодинаково. И если у девочек получается, то у мальчиков – не всегда. Что и продемонстрировала трагедия в Южной Африке… И напоследок. При таком волюнтаристском подходе к собственной безопасности, каковой публично продемонстрировала Даша-сорвигволова, говорить о такой вещи, как разработка легенды и вариантов прикрытия операции, не имеет смысла. Хотя во всех спецслужбах мира именно легенда является одной из сложнейших и творческих составляющих любой планируемой операции. Причем эту легенду можно было бы скормить и самим участникам вояжа (дабы они не догадывались об истинных целях поездки). Перед командировкой можно было запустить в страну прибытия информационный «отводняк»: мол, едем под крышей ООН снимать фильм о гуманитарных катастрофах в Африке и проблемах СПИДа. Для этого можно было запастись соответствующими документами – даже липовыми (у Орхана и его группы не было и таких). «На земле» необходимо было выйти на официальные органы власти – хотя бы на той территории, которую они контролируют, и взять для убедительности интервью у пары-тройки министров. После чего откровенно нарисовалась бы вполне себе гостеприимная и все понимающая «принимающая сторона», готовая сотрудничать и оказывать необходимое содействие – в виде выделения той же охраны. А снять заказанных Ходорковским чевэкашников можно было бы мимоходом, по ходу пьесы, в порядке творческого отвлечения (или дополнения к сюжету). Но все вышеперечисленные действия для современных ловцов жареных новостей – китайская грамота. Пока же они по-прежнему предпочитают действовать в духе и стиле Даши-сорвиголовы – авось пронесет. Дарью Асламову пока проносило (отдельные трагические инциденты не в счет). Орхана и его группу не пронесло. Но журналистское сообщество, как известно, верно своим принципам: здесь никто ничего не забывает (ни Масюк, ни Политковскую, ни Джемаля, ни многих других) и никто ничему не учится. А лишних денег на охрану журналистов подконтрольного издания у главных редакторов и их кураторов не появится никогда, ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах. Во всяком случае, в России – точно. «Девочки выкрутятся»… Порочный круг замкнулся. Так что будут новые войны – будут и новые репортажи акул пера и телекамер. Соответственно, будут и новые жертвы среди них. К сожалению…

Автор:
Использованы фотографии:
onkavkaz.com, из открытых источников

Ctrl Enter Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enterhttps://xaliavschik.livejournal.com/1550162.html Даже семьи заслуженных гэбэшников не щадят. https://t.me/daria_aslamova/232 Дарья Асламова: Я просто в бешенстве! Какого хрена несчастных молодых врачей, работающих в красной зоне (они все до одного переболели коронавирусом, и многие очень тяжело), погнали вакцинироваться?! Причем в один день?! Результаты ужасны! Моя дочь, работающая в красной зоне, переболевшая, привилась Спутником и провела ночь в бреду! Температура 40! Она была одна (я в отъезде). Бред, галлюцинации. К несчастью (или к счастью) я выключила звук на телефоне. Мой ребенок (а у нее железные нервы) слала аудиосообщения: “Мама, мне страшно до истерики!” “Мама, пожалуйста, буди меня каждый час! Я боюсь умереть во сне!” “Мама, ради Бога, ответь!” Ей чудилось, что она стоит на пороге квартиры и зовет на помощь соседей, но никто не отвечает. Потом она приходила в себя на мокрой от пота кровати. Снова галлюцинация: она звонит в скорую помощь, и никто не отвечает. Только в шесть утра температура спала, и она проспала 10 часов. Теперь у нее дежурство в коронавирусной больнице, в красной зоне 36 часов! А почему? Не хватает врачей. Все молодые переболевшие врачи слегли. А вы знаете, почему в красную зону берут только молодых врачей? Потому что теоретически у них больше шансов выжить! Цинично, но так. Её коллега двое суток лежала в бреду после вакцинации! При этом она уже переболела коронавирусом с двухсторонней пневмонией! И её все равно заставили вакцинироваться! Приказ есть приказ. Оказалось, молодые и переболевшие крайне тяжело переносят вакцинацию. А ребята еще удивлялись: почему в больницу прибывает столько студентов с бешеной температурой после вакцины? Моя дочь с ужасом думает о второй дозе: “А я выживу?!” А ведь этим мальчикам и девочкам еще детей делать и рожать! Что за издевательство?! —- Ядрёное ширево. Никого она уже не будет рожать, пусть не мечтает. Халявщик слишком категоричен, мы не знаем, будет ли дочь Дарьи Асламовой рожать, как у неё сложится личная жизнь. У нас масса народа переболела пресловутым ковидом, даже не подозревая, что болеют именно им. Теперь из-за вакцинации они тоже оказались в зоне особого риска. Ладно, Дарья Асланова хотя бы осмелилась по-бабьи взвизгнуть. Увы, большинство даже на такое не способно.Новости и общество 25 апреля 2015

Первая российская женщина — военный корреспондент. С самого начала своего творческого пути молодая писательница практически моментально приобрела множество противников и не меньше поклонников.

Дарья Асламова. Биография

Родилась Дарья 8 сентября 1969 г. в городе Хабаровске. Михаил Феофанович Асламов (отец) — известный хабаровский поэт. Он является председателем правления в Хабаровске Союза писателей России. О годах детства Дарьи очень мало известно.

imageПосле окончания факультета журналистики МГУ имени М.Ю. Ломоносова Дарья Асламова первое время была военным корреспондентом «Комсомольской правды» в основном в горячих точках Абхазии, Чечни, Камбоджи, Нагорного Карабаха, Югославии, Осетии, Таджикистана, Руанды, Мали. После того как побывала в плену, она посвятила этому событию несколько репортажей. Её излюбленная тема — война.

Дарья Асламова — честолюбивая провинциальная девушка, приехавшая покорить Москву. Оружием молодой барышни были ее талант, легкое перо и веселый нрав. Все это помогло ей при работе над ее произведениями, благодаря которым и прославилась. Журналистка публике, критиковавшей ее, не покорилась. Однако столица была покорена Асламовой Дарьей.

Достижения в творчестве, подвиги

Дарья Асламова заслужила «Серебряную калошу» в номинации «Звёзды без мандата».

В 1999 году была специальным корреспондентом газеты «СПИД-инфо».

imageДарья Асламова — военный журналист, единственная корреспондентка, беседовавшая с Саддамом Хусейном в 2003 году.

В 2011 году 4 раза была арестована в Египте во время служебной командировки.

Весной того же года провела беседу с Тьерри Мейсаном, утверждавшим, что США по сценарию Грузии и Украины нагнетает революцию и в Египте.

Летом 2012 года, во время поездки в турецкие районы, граничащие с сирийскими, смелая журналистка нелегально пробралась в лагерь беженцев Сирии, где находились и повстанческие силы по борьбе с президентом Сирии Асадом, и смогла взять интервью у некоторых вождей восстания.

Были у нее репортажи и во время нахождения в плену.

imageОчень известна смелая и отчаянная Дарья Асламова. Фотографии ее хрупкой фигуры среди сверкающих трассирующих пуль в местах военных действий очень популярны среди иностранных фотографов и журналистов. Они готовы заплатить за возможность сделать такую фотосессию.

«Записки дрянной девчонки» открыли новую необычную страницу в истории отечественной печати. Здесь пародийно переплетаются два жанра: жанр авантюрного романа с жанром политического портрета. Изображены в данном произведении известные деятели: Н. Травкин, Р. Хасбулатов, А. Абдулов и мн. др.

Изысканный вкус Дарьи А. как художника и личный ее опыт как «дрянной девочки» сделали свое яркое незабываемое дело. В этом произведении она открыто и весело рассказала о мужском темпераменте и достоинствах довольно большого количества известных и в то же время уважаемых людей в СНГ, которых она когда-то очень хорошо знала. Читающая публика стала обвинять журналистку в распущенности, но при этом с удовольствием и интересом смаковала детали произведения.

Асламова Д. известна очень широкому кругу политиков, популярных людей.

Мнение Дарьи о войне и о себе

Дарья Асламова сделала себе хорошее имя на темах войны и секса. Самый первый ее армейский репортаж поднял много шума в стране (тогда железный занавес еще только рухнул, поэтому о сексе в то время еще и не говорили).

Сама она говорит, что, когда выезжала пару раз на горячие точки еще до карабахского скандала, ей казалось, что все это “развлекуха” и игра в смелую девочку-журналистку. При этом она ощущала себя актрисой, играющей в фильме, где в скором времени обязательно наступит хороший конец или же, на крайний случай, ничего страшного не произойдет. Ее волновали только бытовые трудности, неудобства. Доставали сопровождения мужчин в периоды нахождения в плену, веревочки, одежда-роба.

imageА в общем, ей не так уж плохо было на войне, так как там она ощущала себя настоящей леди. Ведь для тех, кто там воюет, она что-то экзотическое.

Говорит она про себя, что ужасная трусиха. При этом битва для нее как наркотик. Она считает, что все происходящее на войне (между живым и неживым) почти сродни сексуальным чувствам.

Застать Дарью дома практически бывает невозможно. Она постоянно в разъездах по командировкам: то в Абхазии, то в Нагорном Карабахе, в Югославии и в других местах. Она женщина, но и хороший военный журналист.

Эта удивительно хрупкая, но смелая женщина имеет семью: мужа и дочь. Крестной матерью дочери Софьи является Жанна Агалакова (тележурналист и ведущая).

Что говорят и пишут про Дарью Асламову?

Коллеги и близкие люди считают ее достаточно веселым и легким человеком. Дарья не теряет самообладания в трудных ситуациях и при этом действует обдуманно и разумно. Ее успешное творчество доказывает это.

В 1999 году Дарья Асламова принимала активное участие в выборах. Известный писатель Быков Дмитрий тогда в московской «Комсомолке» писал, что эта журналистка представляет собой “Охлобыстина в юбке”. Только есть разница между ними в том, что Дарья пишет очень увлекательно и пошлость её последовательна. Дарья как журналистка целенаправленно достигает своей цели — читать её и приятно, и весело.

Начало у нее было хорошим, считает Д.Быков. Как военный журналист она замечательная и пишет интересно. После такого бурного начала (успехи в журналистике, замужество, рождение дочери), она решила стать посолидней. В связи с этим она вошла в политику, попала в блок “Единство”. Писатель считает, что Шойгу быстро смекнул, к чему это может привести, в какую репутацию можно влипнуть благодаря ей. Теперь Д. Асламова пытается заработать статус в одномандатном округе. Таковы рассуждения знаменитого писателя о журналистке.

В 1994 году написаны поднявшие немалый шум, «Записки дрянной девчонки». И уже в 1995 выходит вторая часть произведения. В 1999 году вышли в свет «Приключения дрянной девчонки». Из той же серии в 2001 году — «Дрянная девчонка. Приключения продолжаются».

В 2002 году вышли в свет два произведения Д. Асламовой: «Записки сумасшедшей журналистки» и «Сладкая жизнь». Книга «В любви, как на войне» написана в 2005 году.

В “Записках дрянной девчонки” есть правила жизни.

imageПропащие (имеются в виду легионеры) — немного фаталисты. Перейдя границу, которая называется “насилием”, они принимают ее законы. Жизнь их — цепь выстроенных случайностей. А почему они фаталисты? Потому что Судьба их много раз хранила и продолжает беречь.

Вот их правила:

1. Плыть по течению, не сопротивляясь, – все равно куда-нибудь вынесет.

2. Не спрашивать никогда товарищей о прошлом, если не хочешь слушать ложь.

3. Пока тебя не попросят, не надо протягивать руку помощи, иначе сам во всем будешь виноват.

4. Жизнь понимаешь только тогда, когда убиваешь ее.

5. Даже смерть входит в понятие “полнота жизни”.

Источник: fb.ru

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий