7 колких цитат Игоря Губермана, которые сначала обижают, а потом лечат душу

07 июля 2021 13:20 image

7 июля известный поэт и прозаик Игорь Губерман отмечает день рождения. Ему исполняется 85 лет.

Губерман является автором более пятидесяти книг. Широкой публике он известен благодаря свои ироничным четверостишьям – “гарикам”. Но сам Губерман себя поэтом не считает.

Образование он получил в Московском институте транспорта. После окончания вуза он водил электровоз и пускал агрегат на Волгоградской ГЭС.

Ко дню рождения Губермана телеканал “Россия-Культура” подготовил фильм “Печальный жизнелюб”. Об Игоре Губермане в ленте рассказывают писатель Дина Рубина, поэт Юлий Ким, художник Александр Окунь и, конечно, он сам. Не пропустите показ 7 июля в 22:30.

Поделись знанием: Материал из Википедии — свободной энциклопедии Перейти к: навигация, поиск

Игорь Миронович Губерман
Род деятельности:

прозаик, поэт

Премии:
  • Приз «Золотая менора»[1]

И́горь Миро́нович Губерма́н (род. 7 июля 1936, Харьков) — советский и израильский прозаик, поэт, получивший широкую известность благодаря своим афористичным и сатирическим четверостишиям — «гарикам».[2] Пишет только на русском языке.[2]

Биография

Игорь Губерман родился 7 июля 1936 года в Харькове. После школы поступил в Московский институт инженеров железнодорожного транспорта (МИИТ). В 1958 году окончил МИИТ, получив диплом инженера-электрика. Несколько лет работал по специальности, параллельно занимаясь литературой.

В конце 1950-х познакомился с А. Гинзбургом, издававшим один из первых самиздатских журналов «Синтаксис», а также с рядом других свободолюбивых философов, деятелей литературы, изобразительного искусства. Писал научно-популярные книги, но все активнее проявлял себя как поэт-диссидент. В своём «неофициальном» творчестве использовал псевдонимы, например И. Миронов, Абрам Хайям.

В 1979 году Губерман был арестован по сфальсифицированному[3] обвинению (о покупке краденых икон) и приговорён к пяти годам лишения свободы. Не желая лишнего политического процесса, власти судили Губермана как уголовника по статье за спекуляцию[4][неавторитетный источник? 1881 день].

Попал в лагерь, где вёл дневники. Затем, уже в период ссылки, на базе этих дневников была написана книга «Прогулки вокруг барака» (в 1980 написана, опубликована в 1988). В 1984 году поэт вернулся из Сибири. Долго не мог прописаться в городе и устроиться на работу.

В 1987 году Губерман эмигрировал из СССР, с 1988 года живёт в Иерусалиме. Часто приезжает в Россию, выступая на поэтических вечерах.

Женат на Татьяне — дочери писателей Юрия Либединского и Лидии Либединской.

Старший брат И. М. Губермана — академик РАЕН Давид Миронович Губерман работал директором Научно-производственного центра «Кольская сверхглубокая», был одним из авторов проекта бурения сверхглубоких скважин.

Сочинения

  • Третий триумвират. М., Детская литература, 1965
  • Чудеса и трагедии чёрного ящика, 1969. — 280 с., 50 000 экз.
  • Третий триумвират. М.; Детская литература, 1974. — 272 с., 100 000 экз.
  • Бехтерев: страницы жизни, М., Знание, 1977; — 160 с., 82 150 экз.
  • Игорь Гарик. «Еврейские Да-Цзы-Бао». Иерусалим, 1978
  • Еврейские дацзыбао. Рамат-Ган, 1980 (под псевд. Игорь Гарик)
  • Губерман Игорь. «Бумеранг». Ann Arbor, USA, Hermitage, 1982
  • Губерман Игорь. «Прогулки вокруг барака», Tenafly, USA, Hermitage, 1988. — 192 с.
  • «Гарики (Дацзыбао)» (Иер., 1988)
  • «Прогулки вокруг барака» (Иер., 1990)
  • «[lib.ru/GUBERMAN/gariki2.txt Гарики на каждый день]», Москва, «ЭМИА», 1992. — 294 с., 100 000 экз
  • Прогулки вокруг барака. М.,Глаголь, 1993
  • «Второй иерусалимский дневник» (М., 1994)
  • Иерусалимские гарики. М., Политекст, 1994.- 320 с., 100 000 экз.
  • «Штрихи к портрету». М., Молодая гвардия, 1994. — 368 с., 30 000 экз.
  • Собр. соч. в 4 т. Нижний Новгород, ДЕКОМ, 1996 — 10 000 экз.
  • Гарики из Иерусалима. Минск, МЕТ, 1998
  • Гарики на каждый день. Минск, МЕТ, 1999
  • Губерман И. Гарики. — Ростов-на-Дону, Феникс, 2000
  • Антология Сатиры и Юмора России XX века. Т.17, М., 2002, 2007, 2010;
  • Окунь А., Губерман И. Книга о вкусной и здоровой жизни. Спб., 2003
  • Весь Губерман в пяти книгах. Екатеринбург, 2003
  • Гарики предпоследние. Гарики из Атлантиды. Эксмо, 2004
  • Второй иерусалимский дневник. М., МЕТ, 2006
  • Вечерний звон. М., Эксмо, 2006, 2007—480 с.
  • Гарики. — Смоленск, Русич, 2007
  • Все гарики. М., АСТ, 2008—1152 с.
  • Окунь А., Губерман И. Книга о вкусной и здоровой жизни. М., Эксмо, 2008, 2011
  • Гарики на каждый день. М., Эксмо, 2008, 2009
  • Губерман И., Окунь А. Путеводитель по стране сионских мудрецов. Лимбус Пресс, Издательство К. Тублина. С-Пб.-М. 2009. 552 стр. ISBN 978-5-8370-0571-8.
  • Игорь Губерман. Книга странствий. — М.: Эксмо, 2009. — 432 с. — ISBN 978-5-699-34677-6.
  • 1-й иерусалимский дневник. 2-й иерусалимский дневник. М., Эксмо, 2009
  • Заметки с дороги. М., Эксмо, 2009
  • Пожилые записки, Время, 431 стр., 2009.
  • Вечерний звон, Время, 509 стр., 2009.
  • Прогулки вокруг барака, Время, 493 стр., 2009.
  • Книга странствий, Время, 558 стр., 2009.
  • Гарики из Атлантиды. М., Эксмо, 2009
  • В любви все возрасты проворны. М., Эксмо, 2010—320 с.
  • Гарики за много лет. М., Эксмо, 2010—384 с.
  • Гарики на каждый день. М., Эксмо-пресс, 2010
  • Искусство стареть. М., Эксмо, 2010
  • Гарики из Атлантиды. Пожилые записки. — М., АСТ, 2011
  • Гарики из Иерусалима. Книга странствий. — М., АСТ, 2011
  • Восьмой дневник. М., Эксмо, 2013—416 с., 5 000 экз.
  • Иерусалимские дневники. М., АСТ, 2013
  • Дар легкомыслия печальный. М., Эксмо, 2014
  • Девятый дневник. М., Эксмо, 2015
  • Ботаника любви. М., Эксмо, 2016
  • Гарики и проза. М., Эксмо, 2016
  • Гарики на каждый день. М., Эксмо, 2016
  • Еврейские мелодии. М., Эксмо, 2016

Напишите отзыв о статье “Губерман, Игорь Миронович”

Ссылки

  • [echo.msk.ru/programs/dithyramb/1841944-echo/ Интервью с Игорем Губерманом] на радио «Эхо Москвы» (25 сентября 2016)
  • [www.svoboda.org/media/video/26949001.html Культ личности. Игорь Губерман. Ведущий — Леонид Велехов]. Радио «Свобода» (11.04.2015).
  • [zelikm.com/news/2010/03/08/%D0%B3%D1%83%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD-%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87-%D1%80-1936-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA-2/ Губерман Игорь Миронович (р.1936), российский поэт, известный своими сатирическими четверостишиями «гариками».] (8 марта 2010)
  • [www.echo.msk.ru/programs/dithyramb/583939-echo/ Интервью с Игорем Губерманом] на радио «Эхо Москвы» (12 апреля 2009)
  • [www.youtube.com/watch?v=01xQFyR-4EE Концерт Игоря Губермана в Аугсбурге] (Видеозапись: 2006)
  • [www.eleven.co.il/article/11325 Губерман Игорь (Электронная еврейская энциклопедия)] (Опубликовано: 2003)
  • Фильм — портрет «Гарики и Человеки» — Телевизионный сериал (7 серий), ТВС, премьера (2 января 2003)
  • [www.chayka.org/oarticle.php?id=177 Интервью с Игорем Губерманом], в журнале «Чайка» (1 июля 2001)
  • [www.arba.ru/art/849/6 Игорь Губерман: Больно, только когда смеюсь]
  • [kudryats.journalisti.ru/?p=18923 Интервью с Игорем Губерманом], на сайте [kudryats.journalisti.ru/ Евгения Кудряца]

Примечания

  1. [www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=4033 120 минут счастья]
  2. 12 Григорий Пруслин [horizonnews.com.au/161-igor-guberman-chem-bolshe-v-zhizni-schastja-tem.html Игорь Губерман: «Чем больше в жизни счастья, тем приятнее жаловаться на его отсутствие».] // Горизонт, 24.04.2010
  3. [www.eleven.co.il/article/11325 Электронная Еврейская Энциклпоедия] Губерман Игорь
  4. [persona.rin.ru/view/f/0/35600/guberman-igor-mironovich ГУБЕРМАН Игорь Миронович]

Переводы

  • [stipo.net/gariki.html Избранные гарики по-английски (переводы Бориса Мещерякова)]
  • [tarbut.zahav.ru/cellcom/literature/gallery.php?t=2&u=MishaRiskin Избранные гарики на иврите (переводы Михаила Рискина)]
  • [pegas1.eu/metafrasis/guberman.html Избранные гарики на греческом (переводы Георгия Сойлемезиди)]

Отрывок, характеризующий Губерман, Игорь Миронович

– Да ведь вы без сахара? – сказала она, все улыбаясь, как будто все, что ни говорила она, и все, что ни говорили другие, было очень смешно и имело еще другое значение. – Да мне не сахар, мне только, чтоб вы помешали своей ручкой. Марья Генриховна согласилась и стала искать ложку, которую уже захватил кто то. – Вы пальчиком, Марья Генриховна, – сказал Ростов, – еще приятнее будет. – Горячо! – сказала Марья Генриховна, краснея от удовольствия. Ильин взял ведро с водой и, капнув туда рому, пришел к Марье Генриховне, прося помешать пальчиком. – Это моя чашка, – говорил он. – Только вложите пальчик, все выпью. Когда самовар весь выпили, Ростов взял карты и предложил играть в короли с Марьей Генриховной. Кинули жребий, кому составлять партию Марьи Генриховны. Правилами игры, по предложению Ростова, было то, чтобы тот, кто будет королем, имел право поцеловать ручку Марьи Генриховны, а чтобы тот, кто останется прохвостом, шел бы ставить новый самовар для доктора, когда он проснется. – Ну, а ежели Марья Генриховна будет королем? – спросил Ильин. – Она и так королева! И приказания ее – закон. Только что началась игра, как из за Марьи Генриховны вдруг поднялась вспутанная голова доктора. Он давно уже не спал и прислушивался к тому, что говорилось, и, видимо, не находил ничего веселого, смешного или забавного во всем, что говорилось и делалось. Лицо его было грустно и уныло. Он не поздоровался с офицерами, почесался и попросил позволения выйти, так как ему загораживали дорогу. Как только он вышел, все офицеры разразились громким хохотом, а Марья Генриховна до слез покраснела и тем сделалась еще привлекательнее на глаза всех офицеров. Вернувшись со двора, доктор сказал жене (которая перестала уже так счастливо улыбаться и, испуганно ожидая приговора, смотрела на него), что дождь прошел и что надо идти ночевать в кибитку, а то все растащат. – Да я вестового пошлю… двух! – сказал Ростов. – Полноте, доктор. – Я сам стану на часы! – сказал Ильин. – Нет, господа, вы выспались, а я две ночи не спал, – сказал доктор и мрачно сел подле жены, ожидая окончания игры. Глядя на мрачное лицо доктора, косившегося на свою жену, офицерам стало еще веселей, и многие не могла удерживаться от смеха, которому они поспешно старались приискивать благовидные предлоги. Когда доктор ушел, уведя свою жену, и поместился с нею в кибиточку, офицеры улеглись в корчме, укрывшись мокрыми шинелями; но долго не спали, то переговариваясь, вспоминая испуг доктора и веселье докторши, то выбегая на крыльцо и сообщая о том, что делалось в кибиточке. Несколько раз Ростов, завертываясь с головой, хотел заснуть; но опять чье нибудь замечание развлекало его, опять начинался разговор, и опять раздавался беспричинный, веселый, детский хохот. В третьем часу еще никто не заснул, как явился вахмистр с приказом выступать к местечку Островне. Все с тем же говором и хохотом офицеры поспешно стали собираться; опять поставили самовар на грязной воде. Но Ростов, не дождавшись чаю, пошел к эскадрону. Уже светало; дождик перестал, тучи расходились. Было сыро и холодно, особенно в непросохшем платье. Выходя из корчмы, Ростов и Ильин оба в сумерках рассвета заглянули в глянцевитую от дождя кожаную докторскую кибиточку, из под фартука которой торчали ноги доктора и в середине которой виднелся на подушке чепчик докторши и слышалось сонное дыхание. – Право, она очень мила! – сказал Ростов Ильину, выходившему с ним. – Прелесть какая женщина! – с шестнадцатилетней серьезностью отвечал Ильин. Через полчаса выстроенный эскадрон стоял на дороге. Послышалась команда: «Садись! – солдаты перекрестились и стали садиться. Ростов, выехав вперед, скомандовал: «Марш! – и, вытянувшись в четыре человека, гусары, звуча шлепаньем копыт по мокрой дороге, бренчаньем сабель и тихим говором, тронулись по большой, обсаженной березами дороге, вслед за шедшей впереди пехотой и батареей. Разорванные сине лиловые тучи, краснея на восходе, быстро гнались ветром. Становилось все светлее и светлее. Ясно виднелась та курчавая травка, которая заседает всегда по проселочным дорогам, еще мокрая от вчерашнего дождя; висячие ветви берез, тоже мокрые, качались от ветра и роняли вбок от себя светлые капли. Яснее и яснее обозначались лица солдат. Ростов ехал с Ильиным, не отстававшим от него, стороной дороги, между двойным рядом берез. Ростов в кампании позволял себе вольность ездить не на фронтовой лошади, а на казацкой. И знаток и охотник, он недавно достал себе лихую донскую, крупную и добрую игреневую лошадь, на которой никто не обскакивал его. Ехать на этой лошади было для Ростова наслаждение. Он думал о лошади, об утре, о докторше и ни разу не подумал о предстоящей опасности. Прежде Ростов, идя в дело, боялся; теперь он не испытывал ни малейшего чувства страха. Не оттого он не боялся, что он привык к огню (к опасности нельзя привыкнуть), но оттого, что он выучился управлять своей душой перед опасностью. Он привык, идя в дело, думать обо всем, исключая того, что, казалось, было бы интереснее всего другого, – о предстоящей опасности. Сколько он ни старался, ни упрекал себя в трусости первое время своей службы, он не мог этого достигнуть; но с годами теперь это сделалось само собою. Он ехал теперь рядом с Ильиным между березами, изредка отрывая листья с веток, которые попадались под руку, иногда дотрогиваясь ногой до паха лошади, иногда отдавая, не поворачиваясь, докуренную трубку ехавшему сзади гусару, с таким спокойным и беззаботным видом, как будто он ехал кататься. Ему жалко было смотреть на взволнованное лицо Ильина, много и беспокойно говорившего; он по опыту знал то мучительное состояние ожидания страха и смерти, в котором находился корнет, и знал, что ничто, кроме времени, не поможет ему. Только что солнце показалось на чистой полосе из под тучи, как ветер стих, как будто он не смел портить этого прелестного после грозы летнего утра; капли еще падали, но уже отвесно, – и все затихло. Солнце вышло совсем, показалось на горизонте и исчезло в узкой и длинной туче, стоявшей над ним. Через несколько минут солнце еще светлее показалось на верхнем крае тучи, разрывая ее края. Все засветилось и заблестело. И вместе с этим светом, как будто отвечая ему, раздались впереди выстрелы орудий. Не успел еще Ростов обдумать и определить, как далеки эти выстрелы, как от Витебска прискакал адъютант графа Остермана Толстого с приказанием идти на рысях по дороге. Эскадрон объехал пехоту и батарею, также торопившуюся идти скорее, спустился под гору и, пройдя через какую то пустую, без жителей, деревню, опять поднялся на гору. Лошади стали взмыливаться, люди раскраснелись. – Стой, равняйся! – послышалась впереди команда дивизионера. – Левое плечо вперед, шагом марш! – скомандовали впереди. И гусары по линии войск прошли на левый фланг позиции и стали позади наших улан, стоявших в первой линии. Справа стояла наша пехота густой колонной – это были резервы; повыше ее на горе видны были на чистом чистом воздухе, в утреннем, косом и ярком, освещении, на самом горизонте, наши пушки. Впереди за лощиной видны были неприятельские колонны и пушки. В лощине слышна была наша цепь, уже вступившая в дело и весело перещелкивающаяся с неприятелем. Ростову, как от звуков самой веселой музыки, стало весело на душе от этих звуков, давно уже не слышанных. Трап та та тап! – хлопали то вдруг, то быстро один за другим несколько выстрелов. Опять замолкло все, и опять как будто трескались хлопушки, по которым ходил кто то. Категории:

Игорь Миронович Губерман
Губерман, июль 2009 г.
Родное имя Игорь Миронович Губерман
Родившийся (1936-07-07) 7 июля 1936 г. Харьков, Украинская ССР
Род занятий поэзия, литература
Национальность Украинский еврей
Альма-матер Московский государственный университет путей сообщения
Подпись

Игорь Миронович Губерман (Русский: И́горь Миро́нович Губерма́н, IPA:[ˈIɡərʲ mʲɪˈronəvʲɪtɕ ɡʊbʲɪrˈman] ( Слушать), родился 7 июля 1936 г., Харьков) – русский писатель и поэт еврейского происхождения; с 1988 года живет в Израиле. Его поэзия получила широкое признание в первую очередь из-за характерных афористических и сатирических катренов, которые он назвал по-русски «гарики» (единственное число: «гарик», что также является уменьшительной формой имени автора, Игорь). (Гарики). Эти короткие стихи (первоначально Губерман называл их “еврейскими” Дазибао”) всегда содержать a-b-a-b схема рифмовки, использовать различные поэтические метрыи охватывают широкий круг вопросов, включая антисемитизм, иммигрантская жизнь, антирелигиозные настроения и любовно-ненавистные отношения автора с Россия.

биография

Игорь Губерман родился в г. Харьков 7 июля 1936 года. После школы он поступил в Московский государственный университет путей сообщения где, в отличие от самых престижных вузов России, не было максимальной квоты на Евреи. В 1958 году он получил диплом по специальности Электротехника. Несколько лет он работал инженером-электриком, а в свободное время писал на стороне. Ближе к концу 1950-х он познакомился с Александр Гинзбург, кто опубликовал Синтаксис, один из первых самиздат периодических изданий, а также другим подпольным философам, писателям и художникам. Некоторое время работал секретарем великого русского поэта. Давид Самойлов, а также как писатель-призрак на прокат.

Сначала Губерман писал научно-популярные книги (например, «Третий триумвират»), но постепенно он становился все более активным в качестве диссидент поэт. Губерман опубликовал свой подпольный труд под псевдонимы И. Миронов и Абрам Хайям, соединяя имена известных Персидский поэт Омар Хайям и еврейское имя Абрам.

В 1979 году Губерман был арестован и приговорен по сфабрикованному обвинению к пяти годам лишения свободы. Трудовые лагеря. Он основал свою книгу, Прогулки по казармам (написано в 1980 году, опубликовано в 1988 году), о дневниках, которые он вел во время пребывания в ГУЛАГе.

В 1984 году Губерман вернулся из Сибирь. Долгое время он не мог получить ни работу, ни вид на жительство (Прописка) жить в Москве. В 1987 году Губерман эмигрировал из СССР, а с 1988 г. проживает в г. Иерусалим. Он довольно часто бывает в России на поэтических чтениях. Книги Губермана проданы сотнями тысяч экземпляров в России и в странах с русскими иммигрантскими общинами, у которых они всегда популярны.

В 2017 году он дал интервью Эхо Москвы, интервьюер расценил интервью как “вневременное”, поскольку оно вписалось бы даже в будущее время, потому что Владимир Путин никогда не упоминался – хотя постоянно присутствует.[1]

Катрены

Типичный пример катрена Губермана:

Надежды мало, а мир суров. Что делать бедному еврею? И теперь я продаю свой перо, Сожалею, что у меня нет вниз*.

'* Игра двойного значения слова перо: перо и перо; отсюда: пух, то есть вниз.

Рекомендации

  1. ^ О Путине без Путина Интервью с Игорем Губерманом на Эхо Москвы 16 декабря 2017 г.

внешняя ссылка

Новости шоу бизнеса. Откровения звезд 17 ноября 2016 ИД «Мир новостей»
Игорь Губерман: «Я жил как чистый обалдуй…»

Спросите любого российского интеллигента, особенно со стажем, что такое «гарики», и он вам непременно даст ответ. Эти короткие «с перчинкой» четверостишия многие помнят наизусть. 

Их автор, Игорь Губерман, давно гражданин Израиля, но дважды в год приезжает в Россию с творческими встречами, да и просто потому, что любит страну, в которой прожил полвека.

– Игорь Миронович, на мой взгляд, у вас очень классно сочетаются имя и отчество. Они с какой-то внутренней рифмой, их произносить приятно. Вам вообще важно, чтобы все в жизни «рифмовалось»?

– Наверное, нет. Я с удовольствием принимаю жизнь в любом ее виде. Но страшно стареть, ощущать, что скатываешься по склону, что слабеешь… Вот стишки я стал писать грустные. Впервые в жизни. Тяжело, когда близкие болеют, когда уходят. Уже много замечательных моих друзей ушло. И это точно не рифмуется, как себя ни успокаивай, что на том свете увидимся.

– Не верите в «тот свет»?

– Вы насчет загробной жизни? Это все наши выдумки, такие психологические защиты…

«МУДРОСТЬ СО СТАРОСТЬЮ НЕ ПРИХОДИТ»

– Ладно, не будем о грустном. Поговорим о большом путешествии, которое – жизнь. С каким багажом и с какими попутчиками вы его совершаете?

– Совершать любые путешествия лучше, конечно, налегке. В связи с этим вспоминаю, как совершенно изумительно мы лет 10 назад рассекали по Европе с Сашей Окунем, замечательным художником, моим большим другом, бывшим питерцем.

Один мужик, владелец туристической фирмы, нанял нас в очень интересной роли. Мы сопровождали экскурсии. Ездили по Италии, Франции, Испании, Голландии, Бельгии. Раза три, наверное. Потом наш наниматель решил, что это ему накладно, и наши странствия прекратились.

А когда ездили, Сашка рассказывал туристам про художников, я – про авантюристов и писателей. Так вот в группах почему-то всегда было много старушек. А те мужчины, которые тоже с нами ехали, были такими важными и интеллектуальными (как правило, врачи – стоматологи, урологи, в общем, представители процветающих направлений в медицине), они считали ниже своего достоинства помогать этим старушкам с их чемоданами. И мы с Сашкой таскали эти безумно тяжелые чемоданы от автобуса в гостиницу под насмешливые взгляды урологов и стоматологов. (Смеется.) Вот тогда было еще ощущение, что мы молоды. Сейчас, увы, его уже нет.

– Вы о том, что стало меньше сил?

– Не только. Знаете, у меня всегда был чудовищный интерес к жизни. Отсюда чтение, поездки, новые знакомства и прочее. И вот это уходит. Ушло любопытство. Раньше я наблюдал, как такое происходило с другими людьми, теперь ощутил на своей шкуре, и это ужасно. Я стал очень спокоен. Уже нет стремления все увидеть и узнать. Куража нет. Это очень горько сознавать. Но ничего не поделаешь. Естественные возрастные потери.

– Но что-то ведь приходит взамен? Несуетливость, созерцательность, мудрость?..

– Мудрость? Я вас умоляю! У меня полным-полно приятелей моего возраста, и никакой мудрости там не наблюдается. Все это ерунда. У меня был какой-то стих, сейчас не вспомню, про то, что все думают: мол, мудрость приходит со старостью, но это вранье, старость приходит одна.

– Но так или иначе вы в прекрасной форме! Вообще, красивых стариков почему-то больше, чем красивых старух. Может, потому, что старики лучше душу сохраняют. Говорят же: в старости «душа на лицо лезет»…

– Женщины действительно сплошь и рядом хуже выглядят, чем мужики. Но это потому, что мужики безответственнее. Я вот жил как чистый обалдуй. Спокойно, легкомысленно…

Вообще, мужики такая порода, как бы это сказать… мало отдающаяся сочувствию, поэтому они лучше сохраняются. Женщины, они же за детей постоянно переживают, а мужику – ему все «бара бир».

Недавно, скажем, был на мероприятии, посвященном 100-летию Зиновия Гердта. Собралось человек 50-60. Там было очень много стариков – и да, действительно прекрасные лица. А у старух – такие… немножечко злобные. Но это все потому же: женщин разные проблемы терзают куда больше, чем мужчин.

– Но все равно же красивую старость надо заслужить.

– Вы полагаете? Но я думаю, что среди этих мужчин, которые прекрасно выглядели, вполне могли быть и подонки. А лица хорошие.

– Вам с женой повезло, правда же?

– Жена – это полное счастье. И чистое везение, что такой оболтус, гуляка и пьяница, как я, встретился с Татой (жена Игоря Губермана Татьяна – дочь писателей Юрия и Лидии Либединских. – Ред.).

– Как поняли, что она ваш человек?

– Ну в молодости в первую очередь физиология срабатывает. Ты же не понимаешь, что вот эта женщина будет предана тебе всю жизнь, будет твоей совестью и отчасти умом. Мы с Татой уже 52 года вместе.

– Жена ведь с вами и в ссылке была?

(В 1979 году Игоря Губермана осудили за скупку краденых икон, и он пять лет провел в тюрьме, в лагере и в ссылке. Дело было сфальсифицировано, на самом деле власти наказали поэта за стихи.)

– Да. Приехала туда сразу, как только я вышел из лагеря, и привезла с собой чемодан весом 56 килограммов. Один наш товарищ Тате даже сказал: «Положи еще что-нибудь, все равно не поднимешь». (Смеется.)

«МНЕ АЛКОГОЛЬ ПОМОГАЕТ ОТ ОТЧАЯНИЯ»

– Как считаете, можно прожить жизнь, не совершая плохих поступков?

– Абсолютно невозможно. Если человек про себя такое говорит – плюньте ему в физиономию. Я не верю в человеческую святость. Человек создан одновременно и Господом, и дьяволом. В нас такие бесы присутствуют! Не случайно пословица есть: «Седина в бороду – бес в ребро».

– Вы такое ощущали?

– С сорока лет. А потом как-то все поутихло. У меня, знаете, был даже такой стишок: «Не в том беда, что серебро/ струится в бороде,/ а в том беда, что бес в ребро/ не тычется нигде».

– Есть что-то несбывшееся, о чем сожалеете? Может, были какие-то детские или юношеские мечты?

– Я уже говорил, что у нас работают очень мощные психологические защиты. Первым в нашем подсознании их нащупал Фрейд, потом его дочка Анна Фрейд развила целую научную теорию. Я когда-то очень интересовался психологией. Так вот эти защиты помогают нам забывать о юношеских мечтаниях, вожделениях…

Вчера, кстати, на концерте в «Гнезде глухаря» среди записок смешных и умных я вдруг получил такую: «Игорь Миронович, как преодолеть отчаяние, которое иногда нападает?» Я в такой тупик попал!.. Да, там еще была замечательная приписка: «Алкоголь не предлагать». А я только алкоголь и мог предложить, мне это помогает…

Обычно быстро отвечаю на записки, а тут испытал жуткое затруднение. Я понял, что ничем не могу помочь этому человеку. И сегодня проснулся с этой мыслью. Пошел за советом к жене. Она говорит: «У него просто депрессия, и надо объяснить, что это лечится лекарствами». Ведь это же катастрофа, когда рецепт Пушкина: «Откупори шампанского бутылку иль перечти «Женитьбу Фигаро» – не подходит!

– А у вас кризисы случались? Имею в виду творческие.

– Что не пишется? Ну это много раз. Почти каждый день. (Смеется.) А сейчас, в старости, особенно – не пишется и не хочется. Мне в ближайшее время надо будет сесть и написать много чего. Но непостижимая лень.

А потом, знаете, зайдешь в книжный магазин, а там сколько стоит уже написанного! И хотя понимаешь, что 99 процентов этих книжек – гэ полное, но все равно ощущение этой массы… Невольно начинаешь думать: ну и зачем? Ну еще одна книжка прибавится…

– Вы много путешествуете. Какие-нибудь сувениры из странствий привозите?

– Какую-нибудь дрянь обязательно привожу. У меня из-за этого плохая репутация у знакомых в Европе. Потому что они: «Пойдем в музей – там такая выставка!» Я: «Нет-нет. Только на блошиный рынок!» И с рынка всегда приношу дикое количество всякой ерунды – статуэтки, колокольчики… У нас все это дома стоит, пылится. Жена очень ругается. Она меня часто встречает из поездки вопросом: «Ну, какую ты еще гадость привез?»

– Вот вы себя все ругаете. А в чем, кроме стихов, еще талантливы, как все талантливые люди?

– Поговорка, что талантливые люди талантливы во всем, чушь собачья. Более того, я знаю многих людей, которые очень талантливы и при этом полные идиоты. Ум и талант совершенно не сопрягаются. Талант вообще штука непонятная. И Господь Бог очень нерасчетливо с ним поступает – не следит, в кого попадет Его искра. Поэтому часто – в дурака. Или в подлеца. Сколько мы знаем в искусстве разного рода мерзавцев и прочих неприятных личностей! Это и поэтов касается, я знавал таких. Черт знает что из себя представляет, а пишет изумительно. И наоборот, замечательный, порядочный, тонкий, мужественный, благородный, а бездарен как пробка. Такая вот несправедливость. И в чем тут Божий промысел?

– Да, эту жизнь нам еще понимать и понимать!

– И никогда не поймем. Это как с женщинами: со всеми не переспишь, но стремиться надо. (Смеется.)

Марина Бойкова.

ИТАР-ТАСС/Ю. Золотарев

var countArticle = ‘0’; var numberArticle = ‘0’; var inProgress = false; jQuery(window).scroll(function() { //if(jQuery(window).scrollTop()+jQuery(window).height() >= jQuery(‘.checkpoint__loader’).last().offset().top + 200 && !inProgress) { if(jQuery(window).scrollTop()+jQuery(window).height() >= jQuery(document).height() – 200 && !inProgress) { var layer = $(‘#loading_article’); var footer = $(‘footer’); if(countArticle <= 6 ) { footer.hide(); var url = ‘/ru/?tpl=68’; var data = ‘data_article=’+article[numberArticle]; numberArticle++; nextArticleLink.hide(); console.log(url); jQuery.ajax({ url:url, data:data, type:’GET’, cache: false, beforeSend: function(){ layer.fadeIn(‘fast’); inProgress = true; }, complete: function(){ layer.fadeOut(); }, success: function(response){ if(response != 0){ inProgress = false; console.log(response); layer.before(response); countArticle++; var fbComments = document.getElementsByClassName(‘comments’); FB.XFBML.parse(fbComments[fbComments.length – 1]); $(‘.social-likes’).socialLikes({ counters: false }); focusPoint(); articleAds.destroy(); articleAds = new ArticleAds(); articleAds.init(); articleProgressBar.setNextArticle(); nextArticleLink.assignNextArticleLink(); footer.show(); } } }); } } }); </script–>

imageПоэт Игорь Губерман – один из тех, кто может смеяться, даже когда совсем не смешно. Некоторые считают, что он слишком много себе позволяет, но ему, похоже, все равно. Он определяет современный государственный строй России как «чистый паханат», испытывает боль и стыд за то, что страна вернулась в привычное состояние рабства, и одним из самых верных решений в жизни, помимо женитьбы, называет переезд в Израиль.

Игорь, ваши знаменитые «гарики», четверостишия, всегда полны юмора и иронии. Но как вам шутится сейчас, в нынешнее время? Как вы относитесь к тому, что происходит в России?

– Ну, вот узнал, что сжигают продукты, попавшие под санкции, и тут у меня реакция не гневная даже, а просто сумасшедшее удивление. Это какое-то варварское безумие. У меня даже слов нет. Знаете, когда я был в лагере (Игорь Губерман был осужден по сфальсифицированному обвинению в скупке краденой живописи. – Прим. автора), там время от времени бросали через забор авоську с продуктами, выпивкой. И если надзиратели эти продукты отнимали, они отдавали все в больничку. А тут… Чудовищно. Ну, а что касается всяких разных постановлений российской Государственной думы, то ведь это как раз смешно.

То есть к этому все-таки можно относиться как к этакому постмодернистскому эксперименту, который ставят над людьми?

– То, что пахнет мерзостью, не относится к постмодернизму. Постмодернизм имеет отношение к произведениям искусства. А это произведение идиотизма и злобы. Сейчас государственный строй России грамотные люди определяют по-разному, я же определяю по-своему: это чистый «паханат». Большая беда. За Россию мне все время попеременно то больно, то стыдно. Других ощущений нет.

Мне вспоминаются ваши же строчки: «Хозяев жизни близко я не знаю, однако по лицу и паре фраз я вмиг тюрьму и лагерь вспоминаю – такие типы видел я не раз». В вашей жизни был лагерь, и это позволяет смотреть на вас как знатока. Но все же, что значит «паханат»?

– «Паханат» – это когда огромным количеством людей безраздельно правит некая группа во главе с паханом. При нем есть так называемые «шерстяные» – блатные, приблатненные. Вот этот слой очень легко можно увидеть сегодня в России. Кто-то называет это мафией, кто-то – поздним феодализмом. Суть та же.

А вы не думаете, что в мире несколько демонизируют Россию?

– Да мне кажется, миру до лампочки. Ну, кроме того, что Россия поставляет нефть и газ, но все меньше и меньше. И страшно, конечно: все же у людишек, не совсем адекватных, есть в руках ядерное оружие.

Но в России живет огромное количество умных, понимающих людей.

– В России всегда было огромное количество людей умных, талантливых, понимающих. Счастье, что их не всех убивают, как это было в 30-е и 40-е годы. Понимаете, я – израильтянин, я смотрю на всё глазами провинциального еврея. Расскажу вам одну историю. Десять лет назад был юбилей «Новой газеты». Меня туда пригласили, и там я увидел изумительных людей. Тысячи полторы. Я встретил в зале Алексея Симонова, кинулся к нему и сказал: «Алеша, вот здесь тысячи полторы замечательных людей, я каждому пожал бы руку. Много ли их вообще осталось?» И он мне на это ответил: «Игорь, осталось примерно столько же, сколько их здесь, но с каждым годом они пожимают руку всё более вяло и слабо». Они стареют. Да, Россия плодит талантливых людей с дикой скоростью и в большом количестве, но они не могут ничего сделать, как не могли сделать их предшественники в предыдущие десятилетия.

imageКак вы думаете, почему? Почему в России в принципе так коротки периоды относительной свободы?

– По сравнению с 60-ми, 90-е годы были периодом потрясающих свобод. Люди начали уезжать за границу. Родные люди наконец увиделись. Была абсолютная свобода печати. Страна находилась в очень возбужденном и перспективном состоянии. А потом, к сожалению, Россия снова вернулась в свое привычное состояние рабства, и это обидно. Демократия была в России всего десять лет, а больше ее никогда и не было. Мне трудно говорить об этом, я уехал в 1988 году, 90-е знаю только по тому, что читал и смотрел. Но я понимал, что тогда была некая перспектива.

Как вы вспоминаете оттепель, 60-е? Похоже ли то время на тот период свободы, который мы переживали в 90-х?

– Нет, не думаю. Шестидесятничество – это очень краткая оттепель, мы все находились в заблуждении, думая, что это надолго. Вы знаете, я графоман, давно уже пишу стишки, люблю это дело, люблю покрывать чистый лист бумаги значками, а это признак графомании. Толстой тоже был графоманом. И поэтому для меня самое счастливое время – годы, когда я начинал печататься, 60-е.

Кто вас окружал тогда, кто повлиял на вас в то время?

– Да самые разные люди. Пьяницы, художники, инженеры, музыканты. Дружил и дружу с замечательными людьми. Мой друг, инженер Юрий Китаевич, сейчас живет в Америке. Дружил с поэтами Сашей Ароновым и Юрием Смирновым и очень обязан старшему поколению. Тогда я встречал таких людей, как философ и литературовед Леонид Ефимович Пинский, у него была огромная самиздатовская библиотека. Я ему очень обязан.

А как вы относились к бардовской культуре?

– Я очень дружил и дружу с Сашей Городницким. Он хоть и академик, но очень хороший человек! И пишет хорошие стихи, я их очень люблю. Не буду перечислять, у меня было и есть много друзей. Если бы вы спросили меня, чему я в жизни обязан, так это многочисленным друзьям.

Как вы сейчас оцениваете положение евреев в России? Вроде бы тема антисемитизма не стоит сейчас так остро.

– Да, вектор пока смещен, сейчас враги – грузины, украинцы, американцы и всякие …, как говорят в России. Но и евреев осталось мало, хотя, вопреки цифрам, думаю, их не 300 и не 400 тысяч, а гораздо больше. Антисемитизм, несомненно, вспыхнет, потому что расплодилось дикое количество националистов, которых поддерживает часть российской верхушки. Ведь на кого-то нужно будет свалить всю вину. Однажды наступит день расплаты, отрезвления. И виноватыми окажутся, конечно, евреи, к бабке не ходи.

У вас довольно много острых и с политической точки зрения стихов.

– Да бросьте, избави меня Б-г от этого.

Хорошо, напомню кое-что. «Весной в России жить обидно, весна стервозна и капризна, сошли снега, и стало видно, как жутко засрана Отчизна»…

– Ну, да ладно, это же просто пейзажный такой стишок.

Тогда вот этот: «Текут рекой за ратью рать, чтобы уткнуться в землю лицами, как это глупо – умирать за чей-то гонор и амбиции».

– Это совсем не только к россиянам относится, которые воюют сейчас с Украиной, но и к огромному количеству людей на земле, которые гибнут за чужие амбиции. Все войны именно к этому и идут.

А вот еще очень актуальное: «На собственном горбу и на чужом я вынянчил понятие простое: бессмысленно идти на танк с ножом, но если очень хочется, то стоит».

– Этот стишок относится к огромному количеству людей, которые ведут себя безупречно, в той же России. Огромное количество людей, которые, несмотря на убийство Немцова – показательное, демонстративное преступление, ведут себя точно так же, по-гладиаторски. Я их очень уважаю, и вот об этом стишок.

А это из старого: «Вожди России свой народ во имя чести и морали опять зовут идти вперед, а где перед – опять соврали».

– Кстати, вот этот стишок я написал, когда я еще жил в России. Но да, он относится к разным российским временам. К сожалению, и те стихи, что я писал когда-то, звучат вполне актуально. Очень жаль.

imageКак вы сейчас воспринимаете свой отъезд в Израиль? Правильное ли это было решение?

– Я это воспринимаю как счастье, как единственно правильное решение в своей жизни, точнее: второе по правильности после решения жениться на моей жене, а мы женаты уже 50 лет. Эти два поступка были самыми разумными в моей жизни. Душа моя болит за обе страны. За Россию я испытываю стыд и боль, а за Израиль – страх и гордость. Израиль, на мой взгляд, великая мировая держава, и не случайно на нее все нападают. Страна превратилась в такого коллективного еврея, на котором вымещают свои первобытные эмоции и страхи безумное количество подонков, идиотов, мерзавцев.

У Израиля сложное настоящее и непредсказуемое будущее. Как вы относитесь к этому вечному конфликту внутри страны?

– У евреев и индивидуально, и коллективно всегда было сложное прошлое, настоящее и будущее. Я – израильтянин. Мне очень жаль тех арабов, которые искренне ненавидят Израиль. Те, кто ненавидит его за деньги, – на них просто наплевать, а вот те, кто искренне, – тех жалко. Они говорят, что ислам – это религия добра, любви, а все, кто не верит, что так, – их всех порвем к …матери. Такая у них двойственная идеология.

Две ваши книжки были переведены на иврит. Вам понравилось?

– Да, их перевел очень талантливый Миша Рискин. Я не знаю иврита, не могу оценить, но говорят, что перевел хорошо.

И какая была реакция среди ивритоязычной публики?

– Ни-ка-кой. На меня вообще мало реакции у человечества.

Ну, это неправда. Как вы думаете, почему израильтян не очень интересует современная русская литература? Ее редко переводят на иврит.

– Это зависит от случая, от удачливости, от способностей автора и переводчика, от очень многих вещей. Огромное количество писателей перевели. Даже Венечку Ерофеева. Переводят, русская литература присутствует в жизни израильтян.

А где все-таки ваш главный читатель сегодня?

– Своих читателей я вижу везде: и в России, и в Израиле, и в других странах. Вот был недавно в Исландии, выступал и в Швеции, Америке, Австралии.

А кого вы любите читать сами, из современных?

– Из поэтов? Я люблю Тимура Кибирова, Игоря Иртеньева, Диму Быкова.

Спорите с Быковым по поводу Израиля или на другие темы?

– Нет, я ни с кем не спорю последние годы. Бесполезно спорить, да и лень. Лучше налить и выпить.

Скоро выходит ваша новая книга. Продолжаем шутить?

– Поводов много. Жизнь вообще очень смешная штука. Между рождением и смертью, то есть между радостью и трагедией – безумное количество смешного.

image

Общество

Сумерки приносили Одессе налёты, убийства и ограбления…

image

Хроники

Деньги были в обогревателях, под коврами и в трехлитровых банках…

image

Хроники

Коко Шанель избежала наказания за связь с немецким преступником…

Умер израильский журналист Александр Этерман

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий