Бурная личная жизнь, слава и забвение одной из самых красивых советских актрис 70-ых

Искусство и развлечения 15 сентября 2016

Микаэл Леонович Таривердиев – автор музыки к 132 фильмам, более 100 песен и романсов, нескольких опер, балетов, симфоний, музыки для органа и скрипки. Он написал знаменитые композиции к фильмам «17 мгновений весны» и «Ирония судьбы, или С легким паром!».

image

Микаэл Таривердиев: биография (кратко)

15 августа 1931 года в грузинском городе Тбилиси родился Микаэл Таривердиев. Мальчик стал единственным ребенком в семье, поэтому с детства был окружен вниманием. У него сложились очень близкие отношения с матерью (Сато Григорьевна). Микаэл даже позже писал, что все хорошее, что он знает и умеет, он узнал от матери. Биография отца Микаэла Леоновича Таривердиева начиналась в Баку. Здесь он окончил финансовую академию. После переезда в Грузию Леон Таривердиев познакомился с будущей женой. В Тбилиси он стал директором крупного банка.

Несмотря на творческую натуру, мальчик состоял в местной банде, которая, правда, занималась только тем, что выясняла отношения между собой. Получение начального образования для Микаэла проблем не создавало. Учился он хорошо.

Когда молодому человеку исполнилось 18, отца его арестовали. Они с матерью были вынуждены скитаться практически без денег. В это время Микаэл начал подрабатывать, давая частные уроки музыки.

Музыкальная биография Микаэла Таривердиева началась в возрасте 6 лет: мальчика отдали в музыкальную школу. Обучение давалось ему легко, к 8 годам он написал несколько пьес, а в 10 – симфонию.

image

Окончив школу, молодой человек не стал останавливаться на достигнутом и поступил в музыкальное училище. В это время он познакомился с балетмейстером театра оперы и балета Геловани и быстро смог заслужить его уважение и признание. По просьбе нового товарища он написал два балета, которые еще долго ставили на сцене театра.

После окончания училища Микаэл Таривердиев, биография и творчество которого развивались стремительно, поступает в консерваторию, но не заканчивает ее и уезжает в Москву. Здесь он поступает в институт имени Гнесиных.

Первые серьезные работы

Когда молодому человеку исполняется 22 года, его отца отпускают на свободу. В это время молодой студент живет достаточно скромно в общежитии. Не отказывается он и от возможности дополнительно заработать. Поэтому, получив предложение написать курсовую работу для композитора, Микаэл с радостью согласился. Это была его первая удача – композиция для фильма «Человек за бортом». Вскоре последовали и другие серьезные работы.

В это же время он пишет первые вокальные циклы, а также выступает на сцене столичной консерватории.

В 60-е годы творческая биография Микаэла Таривердиева получает новое направление. Он хочет донести до слушателя поэзию просто, тихим поставленным голосом. Исполнителей подходящих не нашлось, и Таривердиев начинает реализовывать свою идею, читая самостоятельно знаменитые произведения.

Вскоре он оставил свое «третье направление», но желание донести до слушателя суть осталось с ним навсегда.

В начале 60-х Микаэла Леоновича пригласили преподавать во ВГИКЕ. У него спрашивали советы и прислушивались к ним. Комфортнее всего композитору работалось с М. Каликом. С их совместной работой связан первый публичный успех композитора. А позже, из-за того, что композитор отказался поехать без своего коллеги на кинофестиваль во Францию, ему на много лет закрыли выезд за границу.

«Семнадцать мгновений весны»

Биография Микаэла Таривердиева стремительно развивалась. Фильм «Семнадцать мгновений весны» принес Таривердиеву неизменно растущую популярность и признание. Несмотря на успех картины, работа далась композитору нелегко. Тяжело было ему найти контакт с Татьяной Лиозновой, в конечном итоге их отношения были надолго испорчены. Это стало причиной того, что композитора не выдвинули на получение Государственной премии. А вот с Иосифом Кобзоном работать композитору было приятно. Он легко схватывал информацию и воспроизводил ее. Уроки, которые Кобзон получил в то время, он смог пронести через все свое творчество, а исполнение песен с годами нисколько не изменилось.

Картина получила огромный успех. Музыка из фильма стала хитом того времени, ее узнавал каждый. Мелодии исполнялись не только на телевидении, но и по радио. Во время фестиваля «Песня-73» обе композиции заняли первые места и премии.

Но вместе с успехом пришли и неприятности. В одно прекрасное утро Таривердиев получил телеграмму из посольства Франции, где говорилось, что мелодия из фильма украдена у Франсиса Лея. История росла, как снежный ком. Композитор сначала просто смеялся, потом пытался объяснить, что он написал композицию значительно раньше, и похож лишь первый интервал, но вскоре ему и пришлось отправиться на поиски самого Лея.

Композитор Микаэл Таривердиев, биография которого насчитывала множество препятствий на пути, смог добиться опровержения информации о краже. Лей официально подтвердил, что телеграмму он не писал, к тому же посольство Франции не имело понятия, как это могло произойти, ведь они ничего не пересылали.

После оглушительной премьеры фильма на композитора просто обрушилась популярность. Было в этом и много положительных моментов. Например, ему выдали пропуск, по которому он имел право парковаться где угодно. В один день Микаэл Леонович решил испытать его и остановился на Красной площади. И ему позволили это сделать.

Еще одним ярким пятном в творчестве композитора стала работа над мелодиями фильма «Ирония судьбы или с легким паром!». Стихи Цветаевой и Ахматовой так гармонично вошли в фильм, что песни стали напевать на каждом углу. За эту работу Таривердиеву вручили заслуженную награду.

Продолжение карьеры композитора

В 1986 году композитор получает звание народного артиста. Таривердиев Микаэл Леонович, биография которого развивалась очень стремительно, никогда не шел на поводу у зрителя. Он не любил писать шлягеры и сделал это лишь однажды – на спор. Это была работа над фильмом «Большая руда». Он старался не стоять на месте. Таривердиев писал не только музыку к фильмам. Это были и вокальные произведения, и опера, и балет, и инструментальные произведения. Работал он чаще всего ночью. Вдохновение всегда приходило неожиданно. Он просто садился и играл композицию от начала и до конца. Бывало, что музыка снилась композитору.

В 1988 году была создана премия за лучшую музыку имени композитора.

Таривердиев был человеком очень обаятельным, он притягивал к себе людей. В середине 60-х годов у композитора случился бурный роман с актрисой Людмилой Максаковой. Она была необычайно красива и свободна. Однако отношениям их не было суждено длиться долго. После автомобильной аварии, когда Максакова сбила пьяного человека, Таривердиев взял всю вину на себя. Судебный процесс убил отношения окончательно. Композитора приговорили к 2 годам лишения свободы, но он был отпущен по амнистии. Это событие оставило неприятный отпечаток в памяти Микаэла Леоновича.

Друзей у известного композитора было всегда много. Среди них были Эльдар Рязанов, Белла Ахмадуллина, Василий Аксенов, Андрей Вознесенский и другие.

Несмотря на это, лишнее внимание Таривердиев не любил, даже свой день рождения предпочитал отмечать без шумихи. Праздники семья отмечала в узком кругу. Так, по его словам, лучшим стал день рождения, когда он вместе с другом ушел на серфах в море, и там, на волнах, они выпили сувенирную бутылочку коньяка.

Виндсерфинг был увлечением композитора. Он одним из первых начал им заниматься и даже стал кандидатом в мастера спорта.

Еще одним хобби Таривердиева стала фотография. Он увлекся ею еще в студенческие годы. Фотографирование настолько захватило композитора, что стало продолжением его творчества.

Микаэл Леонович очень любил технику и всегда с удовольствием пользовался новинкой, оттачивая свое мастерство. Апогеем этой любви стала собственная музыкальная студия, где он смог играть ночи напролет.

Композитор очень любил уединение и свой дом. Свою квартиру он обставлял и ремонтировал очень тщательно, ведь уют для Таривердиева был очень важен. Композитор любил порядок во всем. Он никогда не разбрасывал вещи и соблюдал чистоту и порядок.

Любовь

Микаэл Леонович был трижды женат. С третьей своей супругой Таривердиев познакомился в 1983 году. Она работала музыкальным обозревателем в местной газете и имела скандальную репутацию. Отношения их складывались постепенно и вскоре оба поняли, что это любовь. В браке у них родился сын Карен.

Биография Микаэла Таривердиева насчитывала огромное количество музыкальных работ. Помимо этого, он возглавлял гильдию композиторов кино Союза кинематографистов России. Параллельно он работал в должности художественного руководителя Международной благотворительной программы «Новые имена».

В 1987 году на сцене Большого театра должна была состояться премьера балета Микаэла Леоновича, но ее отменили. В произошедшем композитор видел и свою вину. Он никогда не шел на поводу у других, а в этот раз пренебрег своими принципами.

Последние годы жизни

Биография Микаэла Таривердиева была очень красочной, но в последние годы жизни он стал часто болеть. Причиной стало слабое сердце композитора. В 1990 году он перенес операцию на сердце. Ему поставили новый клапан. Большую часть времени композитор предпочитал проводить в стенах родного дома. В 1996 году Таривердиева не стало. Похоронили знаменитого композитора на армянском кладбище в Москве.

В следующем, 1997 году вышла книга композитора под названием «Я просто живу».

Источник: fb.ru

Микаэл Таривердиев / Андрей Петров

Инструментальные Шедевры. Музыка Русского Кино

2012

InstrumentalOST

Андрей Миронов / Никита Михалков

Музыка и песни из любимых кинофильмов (CD 1)

ЭстрадаOSTRomance

Эдуард Артемьев / Евгений Крылатов

Музыка Любви (Инструментальные Произведения)

2010

Instrumental

Майя Кристалинская / Андрей Мягков

Музыка и песни из любимых кинофильмов (CD 2)

ЭстрадаOST

Микаэл Таривердиев

Ирония Судьбы, Или С Легким Паром – Саундтрек

2005

OST

Микаэл Таривердиев / Трио ''Меридиан''

Предчувствие Любви (Мадригалы – ХХ Век)

2003

Эстрада

Все альбомы (34)

отключить рекламу

10 декабря 2010 07:41

В Государственном Кремлевском дворце состоялся вечер памяти Микаэла Таривердиева, посвященный 80-летию со дня его рождения. Вместе с теми, кто работал со знаменитым композитором, на сцене выступали и те, кто по-новому прочел его произведения.

Глядя на портрет Микаэла Таривердиева, музыкант Геворг Дабагян отмечает: взгляд настоящего армянина и такое же сердце. Возможно, поэтому знаменитый таривердиевский “Ноктюрн” так легко сыграть на дудуке.

Трубочка из абрикосового дерева – ровесница самого армянского народа. Геворг Дабагян ею покорил “Карнеги-Холл”. Переиграл, кажется, все – от фольклорных напевов до джаза. Но за музыку легендарного соотечественника до этого концерта не брался ни разу.

“Я очень рад, что играю в этом концерте. И я чаще буду играть это произведение. Оно будет в моем репертуаре вечно. Я горжусь за великого армянина и гениального композитора”, – восхищается музыкант Геворг Дабагян.

Гений, он и в Японии гений. Музыка Таривердиева не только на дудуке, но и на флейте сякухати звучит так, будто для нее писалась.

В “Ностальгии” из “Семнадцати мгновений” – ускользающая красота японской поэзии, считает дуэт “Хидэ-Хидэ”. Музыканты-тезки Хидэки Ишигаки и Хидэки Оноуэ записали целый альбом мелодий Микаэла Таривердиева на народных японских инструментах, духовом – сякухати и струнном – сямисене. Диск сразу же взлетел на вершину хит-парада.

“Прежде всего людей удивляла сама возможность исполнения неяпонской музыки на традиционных японских инструментах. Но когда люди начинали вслушиваться, приходила вторая волна изумления: мелодия этого композитора удивительно совпадает с характером нашего фольклора”, – считают ребята из дуэта “Хидэ-Хидэ” Хидэки Ишигаки и Хидэки Оноуэ.

Романс “Ты не печалься” на японском. Перевод – вольный. При аранжировке дуэт White Classical Band доверился скорее ассоциациям, нежели оригиналу.

Камимура Сюхей, композитор, участник дуэта White Classical Band говорит: “Нам показалось, что это песня о силе, которая есть в каждой женщине, которая помогает ей преодолевать трудности. Поэтому мы назвали ее “Когда ты станешь сильней”.

На концерте “Ностальгия по настоящему” музыку Таривердиева исполняют музыканты со всех концов мира. Из Израиля прилетела певица Ева Риваз. Из Норвегии – Александр Рыбак. Артист рассказал, что его любимый фильм детства – “Ирония судьбы, или с легким паром”. Благодаря ему, он чудом не забыл русский, после того, как семья эмигрировала в Европу. Будущему победителю “Евровидения” тогда было пять лет.

При исполнении этой песни, признался певец за кулисами, пару раз даже не смог сдержать слез.

“Это очень близко для меня. Я тоже один раз, даже не один, а два – испытал такое: сначала я любил девушку, а потом друг ее стащил”, – признался Рыбак.

Следующим летом Микаэлу Тариведиеву исполнилось бы 80. Отмечать его юбилей в музыкальном мире начали уже сейчас.

Не вечер памяти – вечер музыки, подчеркивает афиша. И не случайно на сцене установлены тысячи фонариков, похожих на елочные гирлянды. Ведь “Ирония судьбы” с музыкой Микаэла Таривердиева – один из главных символов Нового года.

Главная » ЛЮДИ И ДАТЫ, люди Культуры » 90 лет назад родился гениальный композитор Микаэл Таривердиев

Сегодня, 15 августа исполняется 90 лет со дня рождения гениального композитора Микаэла Таривердиева

Композиторский талант Микаэла Таривердиева проявился рано: первый балет он написал в 13 лет, а его студенческие произведения играли на одном концерте с композициями Прокофьева. Песни и музыкальные темы Микаэла Таривердиева звучат в классике советского кинематографа: в «Семнадцати мгновениях весны», «Иронии судьбы, или С легким паром!» и еще 130 советских фильмах. За вокальные и инструментальные сочинения Таривердиев получил 18 международных премий.

Занятия музыкой и первые произведения

Микаэл Таривердиев родился в Тифлисе (сегодня — Тбилиси). В музыку он пришел случайно: увидел у соседей рояль и бегал играть на нем. Хозяевам частый гость вскоре надоел, и они убедили Леона Таривердиева купить сыну пианино. Так в семье появился инструмент, а юный музыкант поступил в школу-десятилетку при Тбилисской консерватории. По пути на занятия он часто вслушивался в звуки, которые неслись из городских окон: мелодии радио, фортепианные пьесы, национальные напевы.

Иногда вечерами за каким-нибудь окном, а то и просто на балконе, собираются мужчины и начинается знаменитое грузинское музицирование, абсолютно непонятное мне и по сей день. Как люди, никогда нигде не учившиеся, встречающиеся, быть может, в первый раз, с такой точностью на ходу аранжируют мелодию на четыре, пять, шесть голосов? Это полифония самого высокого класса.

Музицировать Таривердиеву быстро наскучило. В школе требовали играть гаммы и нелюбимую пьесу Чайковского «Похороны куклы». «Какая кукла! Никакой куклы у меня не было! Само название унижало мое достоинство», — вспоминал свои детские ощущения композитор. Однако мать едва ли не силой усаживала его за инструмент. И вскоре Микаэл не только мастерски заиграл, но и начал сочинять. Записывать собственные мелодии оказалось непросто.

Когда я научился записывать, я понял один закон: первая стадия обучения или умения — ты записываешь музыку, и на поверку она оказывается гораздо беднее и неинтереснее того, что ты воображал и играл. Следующая стадия — ты записываешь придуманную музыку, и она звучит так, как ты себе ее представлял. И уже гораздо позже — ты записываешь сочиненную музыку, и она звучит интереснее, чем ты воображал.

Появилась у молодого музыканта и новая страсть — чтение. Сидеть за книгами долго ему не позволяли, поэтому Микаэл хитрил: ставил книгу на пюпитр, читал и одновременно импровизировал. «В результате у меня развилась довольно высокая техника», — говорил Таривердиев.

Одним из первых произведений композитора стал гимн школы в Тбилиси. А уже в тринадцать лет он написал первые балеты — «На берегу» и «Допрос» — на либретто друга-сверстника Георгия Геловани. Спектакли ставил Вахтанг Чабукиани — солист и балетмейстер Ленинградского театра оперы и балета имени С. М. Кирова, который в те годы жил в Грузии. «На берегу» и «Допрос» шли на сцене Тбилисского театра каждое воскресенье в течение всего концертного сезона в 1946–1947 годах.

Учеба в Гнесинке

Юность композитора пришлась на послевоенную волну арестов. Пострадали семьи друзей, арестовали отца, матери угрожали судом за то, что она была из состоятельной семьи. Поэтому после музыкальной школы и училища Таривердиев не уехал учиться в Москву, как хотел, а поступил в Ереванскую консерваторию, чтобы быть поближе к матери.

В столице Армении Микаэл Таривердиев пробыл недолго — меньше двух лет. Он чувствовал себя чужим в этом «розовом красивом городе». И все-таки решился уехать в Москву.

В столице Таривердиев подал документы в Музыкально-педагогический институт имени Гнесиных. Желающих поступить было много: конкурс — семь человек на место. Абитуриентам выделили классы для подготовки к вступительным экзаменам. Программа Таривердиева не была такой грандиозной, как у других претендентов: всего несколько романсов и фортепианные пьесы. Однако исполнял он их виртуозно. Пока Таривердиев репетировал, к нему трижды входил ректор Гнесинки Юрий Муромцев, но юный музыкант, не узнав знаменитого дирижера, каждый раз выставлял его за дверь. Экзаменационная комиссия оценила программу на «пять с плюсом». «Ты въехал в институт на белом коне», — сказал руководитель композиторского класса Арам Хачатурян.

В общежитии, где жил Таривердиев, был один рояль на восемь человек, поэтому занимался композитор на инструменте в классе самого Хачатуряна. Там же стоял орган — Таривердиев играл и на нем.

Таривердиев в кино

Первую музыку для кинофильма Микаэл Таривердиев написал на четвертом курсе. Это была композиция для комедии «Спасите утопающего» — курсовой работы студентов ВГИКа Эльдара Шенгелая, Михаила Калика и Эдуарда Абалова. Молодые режиссеры пришли в Гнесинку в поисках композитора. Все отказались — не хотели писать песни бесплатно, а Таривердиев взялся, даже несмотря на грядущие экзамены. Тогда композитор попал в новый мир: увидел, как создают кино. Пленки, проявочные, монтажные, просмотры фрагментов в пустых залах кинотеатров — все было новым для него. Музыку Таривердиев написал быстро. Сыграл ее молодежный оркестр Гнесинки.

В 1958 году Таривердиев дебютировал в настоящем кино. Тогда вышла на экраны киноповесть «Юность наших отцов». Написать музыку композитора попросил Михаил Калик, с которым они выпускали студенческую киноленту.

Это была моя первая профессиональная работа в кино, и мне ужасно хотелось показать, на что я способен. Я написал музыку, очень много музыки, для большого симфонического оркестра, мужского хора, женского хора и двух солистов.

Таривердиев писал музыку одновременно со съемками, которые проходили в Подмосковье и Сочи. Наброски композитор проигрывал на фортепиано — его специально приносили в гостиничный номер. Таривердиев присутствовал и на съемочной площадке. Он подсказывал темп, с которым должна двигаться камера, чтобы попадать в такт музыке, и даже в нескольких дублях сам толкал тележку с оператором.

Кинокартина «Юность наших отцов» сблизила Калика и Таривердиева — позже композитор писал музыку для всех фильмов своего друга.

Концертный дебют

В 1957 году Таривердиева приняли в Союз композиторов, причем приветствовал его уже знаменитый на тот момент Дмитрий Шостакович.

Вскоре произошло и другое приятное событие: звезда советской оперной сцены Зара Долуханова захотела исполнить вокальный цикл Таривердиева на стихи Беллы Ахмадулиной. Первый концерт прошел в Концертном зале имени П.И. Чайковского Московской филармонии. Музыкальные произведения Таривердиева исполняли вместе с творениями его кумира — композитора Сергея Прокофьева.

Там висела афиша концерта — она врезалась мне в память: «Микаэл Таривердиев, первое отделение, Сергей Прокофьев, второе отделение». От лицезрения напечатанной афиши мне хотелось закричать: «Люди! Посмотрите на афишу!»

Концерт шел в полном зале. Зара Долуханова пригласила Таривердиева подняться на сцену, однако он отказался. «Боялся, что непременно упаду, если буду подниматься по лестнице, — вспоминал композитор. — Зара пригнулась ко мне, я поцеловал ей руку. Это был счастливейший день в моей жизни».

Через неделю выступление повторили в Большом зале Московской консерватории. С концертами Таривердиев ездил в разные города Советского Союза.

Таривердиев и Лиля Брик

В конце 1950-х Таривердиев увлекся творчеством Маяковского. Его свободная от монотонных ритмов поэзия вдохновляла композитора. «Я очень любил раннего Маяковского. К тому же мне всегда трудно сочинять музыку на стихи, написанные ямбом или хореем, в точной метрической структуре, ровные, закругленные по своему ритму. <…> Когда же писал на стихи Маяковского, было свободно и легко. И безумно интересно», — рассказывал он. Премьера вокального цикла прошла в Большом театре.

После концерта Таривердиеву позвонила Лиля Брик и пригласила в гости. Дом Брик в те годы был центром культурной жизни, здесь бывали Луи Арагон, Эльза Триоле, Майя Плисецкая, Родион Щедрин, поэты-шестидесятники. Именно у Лили Брик Таривердиев познакомился с Андреем Вознесенским и Робертом Рождественским, Евгением Евстигнеевым и Булатом Окуджавой. В квартире на Кутузовском проспекте часто проходили литературные встречи, Таривердиев играл свои произведения на рояле и сам пел.

Общение с женщиной, связанной такими узами с Маяковским, такой незаурядной, дало мне бесконечно много. <…> Лиля Юрьевна «сколачивала» нас в какой-то единый кулак. И действительно, что-то необъяснимое связывало нас.

Лиля Брик дарила своим гостям идеи новых произведений. Таривердиеву она предложила написать ораторию на поэму Маяковского «Война и мир», и композитор с энтузиазмом взялся за работу. Но осуществить задуманное не удалось: Таривердиев познакомился с Олегом Ефремовым и Олегом Табаковым и стал писать музыку для спектаклей.

Работа над «Семнадцатью мгновениями весны»

В 1968 году Юлиан Семенов написал сценарий фильма о советском разведчике и показал режиссеру Татьяне Лиозновой. Работать над музыкой в нем предложили Таривердиеву. Композитор сначала хотел отказаться, ведь в это время он писал саундтрек к фильму о шпионах — «Резиденту». Но когда прочел сценарий, согласился.

Татьяна Лиознова предложила использовать в фильме образ неба с улетающими журавлями, которые не знают войны и для которых не существует границ.

Я, как всегда, когда пишу музыку к фильму, стараюсь поставить себя на место героя. <…> Ведь Штирлиц — герой собирательный, такие люди существовали, их было трое, тех, кто работал в высших эшелонах немецкой власти. Двое были раскрыты и погибли, один остался жив. Так что же должен чувствовать этот человек? Ну, конечно, меру ответственности, чувство долга. Но что главное? Мне казалось, что он должен чувствовать тоску по дому. <…> Не по березке, а по небу. По российскому небу.

Для фильма Таривердиев написал 10 песен. Каждая из них должна была открывать и закрывать определенную серию фильма. Однако позже Таривердиев решил, что достаточно всего двух сочинений — «Мгновений» и «Песни о далекой родине». Исполнить эти композиции брались многие певцы, в том числе Муслим Магомаев. Однако композитор считал, что их должен исполнить другой певец. «И мы стали переписывать их заново, уже с Иосифом Кобзоном. Он приезжал ко мне в течение месяца к 10 утра, и я с ним занимался, делал песни. Спел он их блестяще», — вспоминал Таривердиев. Иосиф Кобзон записал и другие песни, не вошедшие в киноленту.

Музыкальную тему, которая должна была звучать во время свидания Штирлица с женой, Таривердиев написал сначала для оркестра. Но после монтажа решил, что лучше оставить только фортепианную партию. Татьяна Лиознова, прослушивая музыку, заплакала.

Таривердиев был на пике популярности. Но в 1973 году кто-то прислал в Союз композиторов телеграмму от имени композитора Франсиса Лея. В ней Таривердиева обвиняли в плагиате — якобы музыку для «Семнадцати мгновений весны» на самом деле написал французский композитор. Позже выяснилось, что сам Лей о телеграмме ничего не знал. Репутация Таривердиева пострадала. Концертов меньше не стало, но почти на каждом из них его спрашивали, правда ли, что он украл музыку у Лея. «С тех пор я ненавижу публику», — делился композитор.

Вокальные и инструментальные произведения Таривердиева

Таривердиев написал больше сотни песен и романсов, среди них — «Я спросил у ясеня», «По улице моей который год», «На Тихорецкую состав отправится», «Мне нравится», «Гренада». В последние годы композитор писал в основном инструментальные произведения. За все годы он создал четыре балета, пять опер, симфонию, три концерта для органа, два концерта для скрипки с оркестром и концерт для альта и струнного оркестра. Таривердиев стал лауреатом 18 международных премий, в том числе премии Американской академии музыки.

В 1986 году Микаэл Таривердиев посетил Чернобыль, увидел опустевшие дома в Припяти. «Я не собирался ничего писать о Чернобыле. Весной 1987 года Симфония для органа появилась во мне сама. Она пришла сразу, целиком. У меня было такое ощущение, как будто я всего лишь приемник, который уловил эхо какой-то волны», — вспоминал он. Сначала композитор исполнил симфонию в студии звукозаписи и лишь потом перенес на бумагу.

В 1994 году во время отдыха в Ялте Таривердиев записал последнее сочинение — Фортепианное трио. Через два года композитора не стало. В его личном архиве остались записи неоформленных произведений.

В 1998 году была учреждена премия за лучшую музыку имени Микаэла Таривердиева в рамках основного конкурса Открытого российского фестиваля «Кинотавр».

Источник:  КУЛЬТУРА.РФ

***

Микаэл Таривердиев. Симфония для органа. Чернобыль

Поделиться с друзьями:Для того, чтобы отправить Комментарий: – напишите текст, Ваше имя и эл.адрес – вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой – и нажмите кнопку “ОТПРАВИТЬ”

Date: 2020-10-28 12:06
Subject: Карен Таривердиев
Security: Public
Tags: afganistan, gru, sof, люди

Если о Таривердиеве-старшем можно прочитать в работах музыкальных критиков, в воспоминаниях поэтов и режиссеров, то о Таривердиеве-младшем — в книгах вроде “Спецназ ГРУ. История и современность”. Авторы особо отмечают в его действиях сочетание отчаянной храбрости и хладнокровного, точного расчета. В Музее Российской армии стоит китайская РЗСУ — уникальный трофей, добытый нашим спецназом в Афганистане. Эту установку залпового огня захватила разведгруппа, которой командовал Таривердиев. Он пробыл в Афганистане два с половиной года. Родился Таривердиев-младший 28 мая 1960 года в Москве. Средняя шк. № 42 , 1967–1976; № 19 им. В.Г. Белинского, с углубленным изучением английского языка, 1976 — 1977. Философский факультет МГУ (1977-1979, не окончил), работал в нефтеразведочной экспедиции, Мегион, Зап. Сибирь. В ВС ССР с 1979, Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище (выпуск 1984). 1984-1987 г.г. – принимал участие в военных действиях на территории Афганистана: лейтенант, старший лейтенант, начальник разведки 177-го отдельного отряда специального назначения. Пробыл в Афганистане два с половиной года. Совершил 63 выхода для выполнения разведывательных заданий. Послужной список после Афганистана: Старокрымская бригада спецназа; Германия — бригада специального назначения; Чучковская бригада специального назначения. Из армии уволился в 1993 году, когда развалился Союз. Работал в Центре гуманитарного разминирования и специальных взрывных работ при МЧС России. Был главным специалистом, потом, когда ноги стали вконец подводить (на минном поле это уже опасно для других), перешёл начальником отдела. А вообще, сняв погоны, чем только не занимался — и журналистом был, и автостоянку сторожил. Одно время писал очень жёсткие и горькие рассказы об афганской войне. Потом бросил… Умер в 2014 году. О том, каким человеком он был, рассказывают его друг-спецназовец Сергей Козлов и он сам – словами из своей книги. «Карен Микаэлович (для своих просто Карик) был человек неординарный, – вспоминает Сергей Козлов. – Поэтому и «заскоков» у него было более чем достаточно. Один из них – комплекс сына великого человека. Карен постоянно пытался доказать, что он и без отца, автора музыки к «Семнадцати мгновениям весны» и «Иронии судьбы», кое-чего стоит. Как-то раз поспорил со своей девушкой, что в два счёта бросит философский факультет МГУ, на котором учился после школы. И бросил. Сперва поехал в Тюмень нефть искать. Вернулся, пришёл в военкомат и сказал, что хочет в ВДВ. Окончил десантную учебку в Прибалтике и написал рапорт на поступление в Рязан­ское воздушно-десантное училище, где уже учился я. Тогда у нас особых отношений не было: я учился на 4-м курсе, а он на 1-м. А потом мы попали в Афганистан. Он – в ­177-й отряд специального назначения ГРУ, а я – в ­173-й. Рассказывал мне семейную легенду: когда знакомые спросили его отца, почему тот не отмазал сына от Афганистана, он ответил: «А что я скажу? Не посылайте туда моего сына, пошлите сына уборщицы?» В Рязанском училище ВДВ Карен Таривердиев попал в 9-ю роту – так называлось учебное подразделение, где готовили офицеров спецразведки. Курсанты изучали англий­ский, немецкий, французский или китайский язык. Когда начался Афганистан, добавили фарси. Он-то Карену и достался». В первом бою лейтенант Таривердиев чудом остался жив. «Дух» целился в него с 10 метров, но так и не выстрелил. В затвор винтовки афганца попал песок, патрон заклинило. В ближайший отпуск Карен приехал домой вместе с армейским другом, который был свидетелем этого боя. Мать спросила молодого человека, чем её сын занимался в Афганистане в свободное время. «Он, Елена Васильевна, – ответил друг, – в свободное время всё больше свой автомат чистит». «Служил Карен в соответ­ствии с характером – то взлёты, то падения, – продолжает С. Козлов. – Орден Красного Знамени получил за то, что его группа перехватила транспортировку «духами» китайской установки для запуска реактивных снарядов. Эта установка сейчас в Центральном музее Вооружённых сил стоит. Бывало и по-другому: раз возвращался с группой с задания – попал на минное поле. Что самое обидное, на совет­ское минное поле! Люди погибли, сам едва уцелел». «Трое было ранено, один погиб, – писал Карен Таривердиев в сборнике рассказов «Везучий». – От трибунала меня спасло лишь то, что сам был снова ранен. Была безлунная ночь, и я тогда ошибся и взял метра на три правее прохода в минном поле… У меня вообще впечатление, что я погиб в Афганистане – тогда, на последнем подрыве. А всё, что сейчас, – это не со мной». «Он был смелым человеком, – рассказывает про друга Сергей Козлов. – Нам с Кареном после Афгана не раз приходилось сталкиваться с местной босотой в Феодосии, и ни разу он не дал заднюю. Хоть и был довольно изящной комплекции. Причём эта смелость проявлялась не только в драке. Это была смелость порядочного человека, который не боялся начальству в глаза сказать правду. Был такой случай. Я написал рапорт на по­ступление в академию, но комбриг меня не любил и решил тормознуть. И когда на партсо­брании начальник штаба начал доказывать, что я неграмотный офицер, встал Карен и спросил: ­«Товарищ подполковник, а почему же вы неграмотному Козлову поручили писать свои конспекты занятий для преподавания?» Возразить подполковнику, будучи в звании капитана, не всякий может. Карен мог! А вот музыкальные таланты отца ему не передались. В дет­стве Карен хоть и посещал музыкальную школу, но музыку ненавидел. Позднее всё-таки освоил гитару и даже прилично пел, но уже для себя и для соблазнения женского пола. Потом он служил в Германии, откуда после вывода войск попал в 16-ю бригаду спецназа в посёлке Чучково Рязанской области. Карена с женой и двумя дочерьми поселили в квартиру на первом этаже. В подвале дома стояла вода, и в комнате было полно комаров. Младшая дочь Лена, которая тогда только училась говорить, высказывалась об этом стихийном бедствии так: «Уки ля! Уки ляка Лена попа ам». В общем-то всё понятно, что кусают, и даже ясно, за какое место, но почему комары для неё «уки»? Спросил Карена. Он пожал плечами. Понял это, когда увидел в комнате Карена со сложенной газетой. Прибьёт кровососа и добавит: «Суки, мля!» Уже после того, как мы все из армии уволились, Карен много где работал. Даже был номинирован на ТЭФИ за репортажи в «Дорожном патруле». Но два ранения здоровья никому не добавляют, и он частенько болел. Позже у Карена началось воспаление поджелудочной железы. В госпитале долго не могли поставить диагноз. Потом сошлись на том, что это рак. Сделали операцию, удалили чуть ли не половину внутренних органов. Когда добрались до опухоли, та оказалась доброкачественной. А то, что вырезали, назад уже не пришьёшь. Карен и без того толстяком не был, а после операции совсем усох. И, такое впечатление, начал к смерти готовиться. Александр Борцов, руководитель компании по разминированию, где Карен тогда работал, увидел его в таком состоянии и в знакомую деревенскую церковь повёз. Тамошний батюшка лишних вопросов задавать не стал, ночью отпер храм, приготовил крест, святую воду… Позже я сам к нему с Кареном ездил. Впечатление незабываемое! Уж не знаю, как этот обряд в православии называется, но очень было похоже на фильм «Экзорцист». Я Карена держу, он орёт, и в одном месте, где батюшка крест прикладывал, у него кожа лопается и кровь идёт. Что с ней выходило: бес какой или плохая карма – Бог весть. Только жизнь Карену батюшка продлил». К сожалению, ненадолго. Майор запаса Карен Микаэлович Таривердиев умер 12 июля 2014 г., на 55-м году жизни. Карен Таривердиев. Меня хоронили пять раз http://www.medved-magazine.ru/articles/article_699.html(no subject) –

Date: 2020-10-29 12:57 (UTC)
Subject: (no subject)
Keyword: нерп
browse
Previous Entry Next Entry
my journal
my journal my friends my calendar my userinfo
December 2021
  1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
 

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий