Любимые женщины Владимира Маяковского: с отрочества и до смертного часа

написал рецензию Пожаловаться imageimage Клоп 2020-11-17 20:30:11 www.livelib.ru/review/1761166

17 ноября 2020 г. 20:30

2K

4 Бюстгальтеры на меху

Как-то так получается, что лучшие произведения молодой советской литературы второй половины 20-х годов неизменно посвящены теме разоблачения мещанства, здесь и Зощенко, и Булгаков, и Платонов. По поводу этой троицы можно судить по-разному, но известно наверняка, что у каждого из этих авторов были не простые отношения с новой пролетарской властью. А вот Маяковский был признанным глашатаем революции и новой жизни, однако он тоже отметился на фронте борьбы с мещанством, и отметился очень заметно. Выходит, на тот момент воинствующее мещанство было настолько глобальным явлением, что привлекало к себе внимание лучших творцов страны, причем разных политических окрасов. Так в чем же здесь дело?

А дело, наверное, в том, что Великая Пролетарская революция, победившая в нашей стране, пролетарской…

Развернуть 151 2 Владимир Маяковский – поэт на все времена

В последние десятилетия все мы открываем для себя новые грани таланта и поэзии Владимира Маяковского, под другим углом смотрим на всё его творчество. Маяковский в своих произведениях предстает перед нами то как художник, рекламщик, а вот Маяковский – в театре и кинематографе, Маяковский – «первый рэпер», Маяковский – «икона стиля». Масштаб творческой личности поэта таков, что и сегодня не дает нам право утверждать: «Теперь мы точно знаем, кто такой Владимир Маяковский». 

В далеком прошлом осталось однобокое представление о Маяковском только как о «поэте революции». Творчество Маяковского остается востребованным в наши дни и пользуется спросом не только у молодежи, но и у старшего поколения, которые хотят углубить свои знания и расширить свое представление о творчестве любимого поэта.

Произведения Маяковского будоражат, и по сей день читатели пытаются и находят в его поэтических строчках и между строк всё новые и новые зашифрованные послания поэта своим потомкам в их светлое будущее.

 Гений и гигиена

Во вступлении к поэме «Во весь голос» Маяковский, рассказывая своим потомкам «о времени и о себе», пишет:

«Я, ассенизатор

                и водовоз,

революцией

               мобилизованный и призванный» …

И дальше, уже в конце своего разговора с потомками, с новым поколением советских людей, живущих в светлом коммунистическом обществе, он добавляет:

«Для вас,

           которые

                    здоровы и ловки,

поэт

             вылизывал

                                  чахоткины плевки…».

Этими строками Маяковский охарактеризовал свою поэтическую и гражданскую позиции того времени – борьба с эпидемиями, санитарное просвещение населения, проведение санитарно – оздоровительных мероприятий в стране, борьба за здоровье нынешних и будущих поколений.

Санитарно-просветительной деятельностью Маяковский начал заниматься в 1919 году, призывая бороться с тифозной вошью, дизентерией, брюшным тифом и холерой. «Певец кипяченой и ярый враг воды сырой», Маяковский выпускал плакаты и публиковал соответствующие стихи. Причем сам поэт очень гордился своей работой, считал, что его поэзия приносит людям реальную пользу.

Маяковский по заказу Государственного издательства медицинской литературы написал 35 текстов гигиенического содержания для создания лозунгов и рекламных плакатов. Художниками – оформителями плакатов на тексты Маяковского в то время стали И.М. Лебедев, Н.Ф. Денисовский и А.В. Ложкин. 12 из них, оформленные художником И.М. Лебедевым, были выпущены в 1929 году отдельной серией под названием: «Личная гигиена».

Владимир Маяковский не только сам отличался невероятной чистоплотностью, но и активно пропагандировал её. Поэт не только постоянно мыл руки, но и носил с собой по возможности мыло в маленькой мыльнице, полотенце, одеколон и йод, чтобы обеззараживать всё, к чему он прикасался. В поездках с ним всегда была складная каучуковая ванна (тазик), которой он постоянно пользовался. Маяковский приобрел её во Франции. В сложенном виде ванна хранилась в чехле из брезентовой ткани цвета хаки. 

Мыльница Маяковского

  Ванна Маяковского

Такая болезненная склонность к чистоте развилась в нем из-за того, что его отец умер от заражения крови, уколовшись простой иголкой, сшивая бумаги. Эти страшные воспоминания остались у Маяковского на всю жизнь. Страх Маяковского заразиться (т.н. «мизофобия») был настолько велик, что из-за него у поэта случались судороги. Любая царапина на своих или чужих руках приводила Маяковского в ужас. Он был очень мнителен, боялся простудиться, а если температура у него хотя бы немного повышалась, сразу же назначал себе постельный режим. 

Маяковский принимал изощренные меры, чтобы не подхватить какую-нибудь «заразу», никогда не брался за дверные ручки голыми пальцами – он подкладывал платок или бумажку, всячески избегал поездок в общественном транспорте. 

Мнительность поэта была настолько сильной, что он пытался избегать рукопожатий. Очевидцы рассказывают такой забавный случай: «Молодого Шостаковича привели познакомиться с Маяковским. Тот протянул ему три пальца и представился – «Маяковский». Нисколько не смутившись, Дмитрий Дмитриевич протянул в ответ один палец и отрекомендовался – «Шостакович». На что Маяковский рассмеялся и ответил: «Далеко пойдешь, Шостакович!».

Эта привычка нашла свой отражение и в творчестве поэта. Например, в плакатах, выпущенных на его стихи:

«Долой рукопожатия!

                       Без рукопожатий

встречайте друг друга

                      и провожайте!».

«Здорово!

А здоров ли ты?».

В гостях Маяковский старался не есть и не пить, чтобы не прикасаться к чужой посуде. Стаканы обычно долго рассматривал и протирал их. Пиво из кружки придумал пить, взявшись за ручку кружки левой рукой, уверяя, что так никто не пьет, и потому ничьи губы не прикасались к тому месту кружки, к которому подносит ко рту он. Свой бокал он ставил на шкаф, чтобы никто не мог до него дотянуться и отхлебнуть. В поездки брал свой столовый прибор в кожаном футляре.

Дорожный прибор: стакан, складные вилка и ложка в футляре  

«Болезни и грязь

             проникают всюду.

Держи в чистоте

           свою посуду».

 «То, что брали

         чужие рты,

в свой рот,

        не бери ты!».

«Мой способ, дешевый 

         и простой:

руки в карманы заложи

        и стой!».

Маяковский писал:

«Надо 

         голос

                подымать

                         за чистоплотность».

Отсюда берет начало серия его плакатов на эту тему «Гигиена жилища»:

«Убирайте комнату,

                        чтоб она блестела,

в чистой комнате –

                       чистое тело».

        ***

«Держите чище

своё жилище».

         ***

«Хозяйка,

          помни о правиле важном:

мети жилище

         способом влажным».

«Хоть раз в неделю,

          придя домой,

горячей водой

         полы помой».

«Мойте окна,

        запомните это,

окна – источник

        жизни и света».

«Проветрите комнаты,

       форточки открывайте

перед тем

      как лечь

в свои кровати».

Особенно серьезное внимание поэт уделял гигиене рук. Он не только сам тщательно мыл руки, но и настоятельно рекомендовал всем обязательно проводить эту процедуру. Вот как это звучало в плакатах, изданных на его стихи:

«Товарищи,

           мылом и водой 

               мойте руки

                        перед едой».

«Грязные руки 

           грозят бедой.

Чтоб хворь

          тебя не сломила,

– будь культурен:

          перед едой

мой руки мылом!».

Время рождает своих героев. Таким героем для многих поколений и стал один из крупнейших русских поэтов ХХ века – Владимир Владимирович Маяковский. Сложно себе представить, как бы он отреагировал на сегодняшнюю эпидемическую обстановку в стране, связанную с пандемией COVID-19, но обращаясь к давно написанным поэтом строчкам, мы обнаруживаем удивительное созвучие настоящему историческому моменту. Вот его обращение к литераторам того времени: 

«Литературная шатия,

               успокойте ваши нервы,

отойдите,

              вы мешаете

мобилизациям и маневрам».

А вот его обращение к людям: «Шагай, многомиллионная масса, в ста миллионах масок» или констатация момента «Толпа – пестрошерстая быстрая кошка – плыла, изгибаясь, дверями влекома…». 

Вспоминая строчки Маяковского – «Разве жар такой термометром меряется!? Разве пульс такой секундами гудит!?», – как не подумать об обязательной термометрии, ежедневно проводящейся в настоящее время в образовательных учреждениях, на предприятиях?

Ну и, конечно же мытьё рук:

«Кому 

        болеть не хочется,

купите мыла фунт

       и воде под струйки

       подставляйте руки».

Не забыта и гигиена жилища:

«Затхлым воздухом –

        жизнь режем.

Товарищи,

         отдыхайте 

на воздухе свежем».

О нарушении режима изоляции нам напоминают следующие строчки Маяковского:

«Не выдержал дома

Анненский, Тютчев, Фет.

Опять, 

тоскою к людям ведомый,

иду

в кинематографы, трактиры, в кафе».

Удивительно, но Маяковский имел в своей жизни опыт самоизоляции. Ровно два месяца, с 28 декабря 1922 года по 28 февраля 1923 года, по настоянию Лили Брик, предложившей сделать паузу в их отношениях и пожить пару месяцев в разных местах, Маяковский находился в маленькой комнате на Лубянском проезде в Москве и писал стихи, никуда не выходя из дома, кроме как в редакцию. Это были тяжелые два месяца, во время которых Маяковский описал свои чувства к возлюбленной в поэме «Про это». За это время он ни разу не позвонил своей возлюбленной, хотя и передавал ей цветы, птиц и другие знаки внимания. 

Недавно в Париже состоялась, пожалуй, необычная презентация новой коллекции знаменитого русского кутюрье Валентина Юдашкина, посвященной Владимиру Маяковскому. Без малого столетие назад великий поэт написал: «Готов твердить раз сто: изящество – это стопроцентная польза, удобство одежд и жилья простор». В истории Модного дома Валентина Юдашкина – это самый необычный показ, потому что показа в привычном его виде не было.

 Закрытые границы, санитарные ограничения строго ограничили светскую жизнь, но не творческую. Голос Маяковского слышен за кадром: «Пойдем, поэт, взорим, воспоем…». В коллекции Юдашкина есть отсылки к его плакатам, Окнам РОСТа. Это не только яркие, жизнеутверждающие цвета и четкие графические формы, но и новые материалы и фактуры. Свою коллекцию Валентин Юдашкин считает гимном любви к женщине, которую воспел Маяковский, а сам виртуальный показ назвал «открыткой из Москвы». В этой новой коллекции удачно скрепились строчки портновские и поэтические.    

 

Красные косынки и «рабочая куртка»

Советская поэзия и новая реальность

Маяковский в своем творчестве был искренен и прям, работал с максимальной самоотдачей, «сердцем наружу», и требовал бескомпромиссного отношения к своей поэзии не только от читателей, но прежде всего от себя самого. Такая поэзия не может не волновать читателей и не быть востребованной, даже спустя столетия. Владимир Маяковский – поэт вне времени, его строки всегда актуальны, несмотря на меняющиеся политические парадигмы и настроения общества. В чем секрет? Маяковский всегда был честен и говорил правду.

Ещё по теме

Девятнадцатого июля исполнится сто двадцать восемь лет со дня рождения выдающегося русского и советского поэта. Владимир Маяковский – один из величайших представителей плеяды выдающихся поэтов-футуристов 20-го века. Его гениальные произведения вызывают у миллионов его почитателей истинное восхищение. Помимо этого, Маяковский прославился как неординарный драматург, сатирик, кинорежиссер, сценарист, художник, а также редактор нескольких крупных журналов. Его биографии, многогранному творчеству, а также полным любви и переживаний личным отношениям посвящены сотни исследований. Однако по сей день тайны его жизни и смерти остаются неразгаданными.

В преддверии знаменательной даты вспомним, каким он был. Представим в нашей статье рассказы современников о великом поэте. По их словам, Владимир Владимирович был «круглосуточным поэтом». В их воспоминаниях содержатся сведения о том, как он творил, каким был в повседневности, как относился к окружающим. О поэте рассказывают его близкие, коллеги и соратники-футуристы. Также в статье содержатся интересные фото.

Экологично, доходно: одежда из вторсырья как бизнес – достоинства и недостатки Профессиональный обнимальщик: самые редкие профессии в мире Четвертый месяц подряд: в ООН рассказали о повышении мировых цен на продукты

Коротко о нем: детство

Будущий поэт появился на свет в 1893-м в небольшом грузинском селе Багдати. Его отец работал лесничим, мать происходила из кубанских казаков. Кроме Владимира, в семье подрастали две сестры (братья умерли во младенчестве). В период обучения в кутаисской гимназии юноша увлекся революционными идеями, участвовал в демонстрациях. После смерти отца (1906) семья переехала в Москву.

Старый наряд и поход в гости. Как сэкономить на праздничной ночи Заем с большими процентами в первую очередь: как быстрее освободиться от долгов Почему инвестиции россиян на фондовом рынке показали низкую эффективность

Во время чтения Маяковским поэмы «Владимир Ильич Ленин» в Большом театре присутствовал Сталин. Чтение сопровождалось овациями, которые длились в течение двадцати минут.

1922-1925 гг. стали для поэта периодом насыщенных путешествий. В это время он побывал во Франции, Латвии, Германии, США и Латинской Америке.

ЛЬготные депозиты и не только: малоимущим гражданам предложат новый тип вкладов Ведите «Дневник благодарности»: 9 практик, чтобы рабочий день прошел удачно Запрет на быстрые ответы: как бороться со страхом пропущенного уведомления

Такой земли я не видал и не думал, что такие земли бывают. На фоне красного восхода, сами окрапленные красным, стояли кактусы. Одни кактусы. Огромными ушами в бородавках вслушивался нопаль, любимый деликатес ослов. Длинными кухонными ножами, начинающимися из одного места, вырастал могей. Его перегоняют в полупиво-полуводку – «пульке», спаивая голодных индейцев. А за нопалем и могеем в пять человеческих ростов еще какой-то сросшийся трубами, как орган консерватории, только темно-зеленый, в иголках и шишках. По такой дороге я въехал в Мехико-сити. (Из статьи «Мое открытие Америки: Мексика»)

Во-первых, конечно, все это отличается от других заграниц, главным образом, всякой пальмой и кактусом, но это произрастает в надлежащем виде только на юге за Вера-Круц. Город же Мехико тяжел, неприятен, грязен и безмерно скучен. (Из письма к Лиле Брик 15 июля 1925 года)

Я поэт. Этим и интересен. («Я сам»)

Принять или не принимать? Такого вопроса для меня (и для других москвичей-футуристов) не было. Моя революция. Пошел в Смольный. Работал. Все, что приходилось. («Я сам»)

О полемике с Есениным

Начало двадцатых было отмечено бурными спорами Владимира Маяковского с Сергеем Есениным, примкнувшим к имажинистам, бывшим непримиримыми противниками футуристов. Кроме того, Маяковский воспевал город и революцию, а Есенин писал о деревне. Несмотря на обоюдную критику и многие разногласия, поэты признавали наличие друг у друга безусловного таланта и имели много общего: ранимость, постоянные поиски, отчаяние. Кроме того, в творчестве обоих присутствовала тема самоубийства.

Клуб экспресс-знакомств , как бизнес – стоит ли открывать От телефона до автомобиля: что означает глобальная нехватка полупроводников Быстрая окупаемость и креатив идеи: книжный клуб как бизнес – стоит ли заняться

В последние годы

В 1926-1927 гг. Маяковский работал над киносценариями, пьесами. Последние были неоднозначно встречены критиками. Поэта стали обвинять в том, что он недостаточно пролетарский поэт, всего лишь попутчик революции.

1930-й

Этот год стал для поэта роковым. Весной бывшими коллегами по «ЛЕФу», а также партийным руководством была проигнорирована созданная Владимиром Владимировичем выставка, в которой он подвел итоги своей двадцатилетней деятельности. Это стало для него жестоким ударом, нанесшим ему глубокую рану. В этом году он много болеет, глубоко переживает свое одиночество, страдает от нападок, которые сыпались на него со всех сторон. 14 апреля поэт покончил с собой.

Воспоминания: каким он был?

Лучшие высказывания о поэте:

Темой его стихов почти всегда были собственные переживания. Это относится и к «Нигде, кроме как в Моссельпроме». Он не только других агитировал, он и сам не хотел покупать у частников. Поэтому многие его стихи «на случай» и сейчас живы и читаются нами с грустью или радостью, в зависимости от этого «случая». (Лиля Брик, мемуарист, муза Владимира Маяковского)

Иногда какая-нибудь строфа отнимала у него весь день, и к вечеру он браковал ее, чтобы завтра «выхаживать» новую, но зато, записав сочиненное, он уже не менял ни строки…<…> Теперь это может показаться чудовищным, но, когда Маяковский вставал из-за стола и становился у печки, чтобы начать декламацию стихов, многие демонстративно уходили. (Корней Чуковский, писатель, литературный критик)

В комнате танцевали, шумели, играли на рояле, а Маяковский тут же, положив листок бумаги на крышку этого самого рояля, записывал только что родившиеся строфы стихотворения. Он сперва глухо гудел их себе под нос, потом начиналось энергичное наборматывание, нечто сходное с наматыванием каната или веревки на руку, иногда продолжительное, если строфа шла трудно, и, наконец, карандаш его касался бумаги. (Петр Незнамов, поэт-футурист, участник творческой группы «Левый фронт искусств»)

Он брал слово в раскаленном докрасна состоянии и, не дав ему застыть, тут же делал из него поэтическую заготовку. Он всегда в этой области что-нибудь планировал, накапливал, распределял… (Петр Незнамов, поэт-футурист, участник творческой группы «Левый фронт искусств»)

Иногда он останавливался, закуривал папиросу, иногда пускался вскачь, с камня на камень, словно подхваченный бурей, но чаще всего шагал, как лунатик, неторопливой походкой, широко расставляя огромные ноги в «американских» ботинках и ни на миг не переставая вести сам с собою сосредоточенный и тихий разговор. Так он сочинял свою новую поэму «Тринадцатый апостол», и это продолжалось часов пять ежедневно. Пляж был малолюдный. Впрочем, люди и не мешали Маяковскому: он взглядывал на них лишь тогда, когда потухала его папироса и нужно было найти, у кого прикурить. Однажды он кинулся с потухшей папиросой к какому-то финну-крестьянину, стоявшему неподалеку на взгорье. Тот в испуге пустился бежать. Маяковский за ним, ни на минуту не прекращая сосредоточенного своего бормотания. Это-то бормотание и испугало крестьянина. (Корней Чуковский, писатель, литературный критик)

Для Маяковского же всякая схоластика, грамматика, даже поэтика с ямбами и хореями была невыносима. И все же как терпеливо повторял он за мной: «Dem Kalbe, des Kalbes»… К счастью, здравый смысл и жалость к бедному моему «шюлеру», как называл себя Маяковский, заставили меня плюнуть на … грамматику и принести томик стихов Гейне. Успех был необычайный. «Шюлер» не только выучивал наизусть отрывки стихов, но даже впоследствии не без успеха пользовался ими в разговорах. (Рита Райт, советская писательница, переводчик)

А работать с Маяковским было одно веселье! Попутно придумывались смешные рифмы, каламбуры, просто великолепные нелепости стиха, которые и были настоящей подготовкой к большой работе. Иногда мы, наполовину закончив работу, уставши до отупения, садились сыграть «только три партии». Глядишь, ночь на дворе, «в тесноте да не обедали», и приходится дальнейшую работу переносить на завтра. Тогда Маяковский брал клятву, чтобы к двенадцати часам — «вы слышите, Колядка! К двенадцати часам ровно! — рукопись уже была бы у меня на столе, перевязанная голубой ленточкой!» Восклицательные знаки слышались в интонациях густо. И не дай бог опоздать хоть на две минуты. Маяковский встречал зверем: «Вы что ж это? Кофеи распиваете, а я за вас трудись, как пферд». Но гнев сменялся на милость, когда рукопись была на столе. Шли в издательство, там читалось написанное, как-то стремительно одобрялось со всеми последствиями гонорарного порядка. (Николай Асеев, поэт-футурист, переводчик)

Вообще Маяковский был всегда зачинщиком. В перерывах вокруг него собирались ученики. Шутник был страшный, всегда жизнерадостный, острит, рассмешит всех. Отношения с товарищами у него были изумительные, но дамочек, вертящихся около искусства, он недолюбливал: мешают они серьезно заниматься. Дураков тоже не любил. Помню, был такой ученик: богатенький, а с рисунком у него ничего не получалось. Маяковский про него и говорит: «Какой из него выйдет художник?! По ногам видно, что в душе он портной. (Петр Келин, живописец)

Я ученик Серова и часто говорил своим ученикам о Серове: о серовской линии, о его простоте, о его взглядах на искусство, показывал репродукции его работ, водил в Третьяковку. (Петр Келин, живописец)

Работали мы так. Утром Маяковский обходил учреждения и принимал заказы. Возвращался он домой с портфелем, туго набитым всякими справочниками, ведомственными отчетами и прочим. Весь материал он добросовестно изучал, выписывал на бумажку интересные факты, цифры и после этого обдумывал темы. Вечером, часов в семь-восемь, я приходил к Володе за темами и текстом. Иногда текст был уже готов, иногда дописывался при мне. Было интересно наблюдать за Маяковским в эти минуты. Обдумывая строку, он ходил по комнате, бубня про себя фразы и отбивая такт рукой. Потом быстро записывал на клочках бумаги сложившийся текст. Иногда он передавал мне вместе со стихами и рисунок, но каждый раз при этом деликатно говорил: «Вот это я нарисовал, но тебе, конечно, не нужно, это я так, для ясности». (Александр Родченко, советский живописец, плакатист)

К розовому кругу снизу пристроен фиолетовый, вырастающий из двух черных прямоугольников. Лихой росчерк кисти вверху: султан. Еще более лихой вбок: сабля. Третий: ус. Две строчки текста. И к плакату РОСТА пригвожден польский пан. <…> Маяковского я впервые увидел сквозь «Окна РОСТА. (Сергей Эйзеншейн, дирижер, сценарист)

У меня накопилась груда рисунков Владимира Владимировича. В те годы он рисовал без конца, свободно и легко — за обедом, за ужином, по три, по четыре рисунка — и сейчас же раздавал их окружающим. Когда Маяковский пришел к Репину в Пенаты, Репин снова расхвалил его рисунки и потом повторил свое: «Я все же напишу ваш портрет!» — «А я ваш», — отозвался Маяковский и быстро-быстро тут же, в мастерской, сделал с Репина несколько моментальных набросков, которые, несмотря на свой карикатурный характер, вызвали жаркое одобрение художника: «Какое сходство! И какой — не сердитесь на меня — реализм!» (Корней Чуковский, писатель, литературный критик)

В этом спектакле (пьеса «Клоп» — прим. авт.) Маяковский работал с актерами над текстом пьесы не только во время читки ролей. Он постоянно бывал на репетициях, делал замечания, поправки, а иногда и сам появлялся на сцене, показывал роль. Так, однажды на очередной репетиции третьей картины — «Свадьба», он поднялся на сцену, схватил со свадебного стола вилку и сыграл роль парикмахера со словами: «Шиньон гоффре делается так: берутся щипцы, нагреваются на слабом огне, а ля этуаль и взбивается на макушке этакое волосяное суфле». Мы так и покатились со смеху! Надо было видеть, как нагнулся большой Маяковский в позе парикмахерской слащавой услужливости, как оттопырил мизинец левой руки и, поворачивая голову посаженой матери, заходя то справа, то слева, орудовал вилкой как щипцами и, наконец, разрушил ей прическу. (Мария Суханова, артистка)

Поэтами моего поколения, до символистов, были Фет, Тютчев. Я никогда не слышала, чтобы их читал Маяковский. В дневнике Б. М. Эйхенбаума записано 20 августа 1918 года: «Маяковский ругал Тютчева, нашел только два-три недурных стихотворения: «Громокипящий кубок с неба» и «На ланиты огневые» («Весенняя гроза» и, очевидно, «Восток белел. Ладья катилась…») Белого, Бальмонта, Брюсова Маяковский редко читал вслух. Когда мы познакомились, они уже отошли от него в прошлое. (Лиля Брик. Из воспоминаний, 1960-е)

О его личной жизни

Любовью всей жизни поэта была Лиля Брик, с которой он познакомился в 1915-м. Женщина стала для Маяковского музой, ей посвящено множество его стихов о любви.

Поэт длительное время проживал с супругами Бриками, что было вполне в духе того времени, дарил им дорогие подарки и даже некоторое время содержал. Были в его жизни и другие возлюбленные. Известно также о детях Маяковского, родившихся от разных женщин.

Последней его любовью стала актриса Вероника Полонская, которая отказалась подчиниться требованию поэта уйти от мужа. Многие исследователи считают, что именно сложности в отношениях с возлюбленной подтолкнули Маяковского к роковому решению. Известно, что Вероника была последней, кто видел поэта живым. Она не вняла его слезным уговорам отказаться от участия в запланированной репетиции и остаться с ним. Не успела за девушкой захлопнуться дверь, как раздался звук рокового выстрела.

Одним из самых известных поэтов начала XX века является Владимир Владимирович Маяковский.

Биография

Владимир Маяковский родился 7 июля 1893 года, в городе Багдати, Кутаисская губерния. Сложно сказать, какой именно национальности был поэт, так как его мать была из рода кубанских казаков, а отец имел украинские корни. Как писал сам футурист, «Я дедом — казак, другим — сечевик, а по рождению – грузин».

Интересные факты:

Маяковский и Лиля Брик

Говоря о биографии известного поэта, нельзя не упомянуть его главную музу — Лилю Брик. До нее у Владимира были отношения с ее младшей сестрой Эльзой. Лиля была замужней женщиной, однако вскоре после знакомства между ней и Владимиром вспыхнул бурный роман.

Именно ей поэт посвятил множество стихов, таких как «Лиличка!», «Ко всему» и «Человек». Маяковский настолько любил Лилю, что решил посвятить ей и все то, что было написано им до их первой встречи. Многие утверждают, что именно с этой женщиной Владимир был счастливее всего.

На совместных фото они выглядят как самая обычная влюбленная пара, однако их отношения были непростыми. Начиная с 1918 года, Владимир и Брики жили вместе, втроем. Лиля была равнодушна к страданиям своего возлюбленного.

В узких кругах она нередко опускала колкие замечания в его адрес, утверждая, что ему душевные муки только на пользу — стихи получатся лучше. В 1922 году женщина закрутила роман с руководителем Промбанка А. Краснощёковым.

Читайте также:  Светлана Светличная: краткая биография

Удивительно, но их отношения с Маяковским сохранились. 1927 году в поэме «Хорошо!» в последний раз затрагивается тема любви к Лиле.

Душевный кризис и смерть

Еще в период отношений с Лилей, у Маяковского была связь с Элли Джонс, эмигранткой из России. Патрисия Томпсон, их дочь, стала первым и единственным ребенком Владимира Маяковского.

Второй любовью Маяковского принято считать Татьяну Яковлеву, эмигрантку. К сожалению, счастливого конца нет и у этой истории — политика того времени исключала подобные браки. Татьяна не хотела возвращаться из Парижа, а поэт так за ней и не приехал.

Последним увлечением Владимира стала Вероника Полонская, юная актриса МХАТа. Как и в случае с Лилей, Маяковский снова полюбил замужнюю женщину. Вероника не желала уходить от мужа. У поэта начались нервные срывы. Ему стали отказывать в издательствах, одиночество угнетало его, как и неудачи в личной жизни.

Он уговаривал Веронику бросить мужа и переехать к нему раз и навсегда, однако молодая актриса не хотела таких радикальных мер. Владимир отпустил ее. Уже в коридоре девушка услышала выстрел и, вбежав в комнату, увидела распластанного на полу поэта.

Жизнь Лили Брик также окончилась самоубийством. Женщина приняла смертельную дозу снотворного. Перед смертью ей часто снился Владимир.

Читайте нас в социальных сетях Телеграм Facebook Вконтакте Одноклассники

image Для одних Маяковский — автор стихов, а для других — создатель рекламных плакатов и лозунгов. Его называли Железным поэтом и главным агитатором советской власти. А сам Маяковский считал себя голосом пролетариата. Но помимо величия и таланта, у поэта была обычная жизнь со своими странностями и ошибками. Мы собрали 7 фактов из его биографии, которые знают немногие. Трижды сидел в тюрьме Маяковский умудрился три раза побывать в тюрьме. Его обвиняли в создании подпольной типографии, связи с анархистами и помощи в побеге заключенных. Но даже там Владимир демонстрировал свой характер, вел себя дерзко и скандально. В итоге его переводили в разные тюрьмы и сажали в одиночные камеры. В одиночке знаменитой Бутырской тюрьмы он провел полгода. Кстати, именно там Маяковский и начал писать стихи. Правда, остался ими недоволен, потому что вышли они слишком «плаксивыми». В автобиографии поэт написал: «Исписал целую тетрадку. Спасибо надзирателям — при выходе отобрали. А то б еще напечатал!» Боялся бактерий и булавок Отец Маяковского умер от заражения крови, он укололся во время сшивания бумаг. Для самого Владимира это вылилось в тяжелейшую бактериофобию, которая преследовала его всю жизнь. Он всегда носил с собой мыльницу и мыл руки при каждой возможности. В командировки возил с собой большой складной таз. В ресторанах Маяковский просил перемывать овощи и фрукты кипяченой водой. А в компаниях старался ставить свой бокал повыше, чтобы никто не смог до него дотянуться. Кроме того, поэт ужасно боялся булавок, иголок и заколок. Жил в свободных отношениях Главной любовью Владимира Маяковского была Лилия Брик. Сложность состояла в том, что женщина уже была замужем за Осипом Бриком. Впрочем, долго это проблемой не было. Поэт вполне спокойно жил вместе с семейной парой. И, несмотря на все признания в любви к Лилии, заводил романы на стороне. Например, в этот период с ним в отношениях были Вероника Полонская, Татьяна Яковлева, Эльза Триоле. Придумал «лесенку», чтобы зарабатывать деньги Сам Маяковский утверждал, что его литературный стиль — лесенка — нужен для того, чтобы лучше передавать интонации стихотворения, с которыми не справлялись знаки препинания. Но была и другая версия, что все это придумано ради денег. Ведь в то время поэтам платили не за количество знаков, а за строки. Был заядлым игроком Маяковский очень любил азартные игры: карты, бильярд и даже русскую рулетку. В СССР у него не было возможности заниматься своим «хобби», так как большевики были против подобного. Зато Владимир Владимирович давал себе волю в зарубежных командировках. В Париже он часто ходил на ярмарки, где участвовал практически во всех играх: от стрельбы в тире до лотереи. Завел два внебрачных ребенка Хотя у поэта не было законной жены, отцом Маяковский все-таки стать успел. У него была дочь Хелен Патриция от эмигрантки Эллен Джонс и сын Никита от Елизаветы Лавинской, которая на тот момент была замужем. И если с Хелен Маяковский даже один раз виделся и отзывался о ней тепло, то Никита узнал о том, что он сын знаменитого поэта, только во взрослом возрасте. Хелен стала редактором, писала рецензии на фильмы, издала несколько книг об отце. Никита Лавинский занимается скульптурой. Например, он создал памятник Сусанина в Костроме и Маяковскому в Копейске. Владимир Маяковский наглядно показывает, что за образом великого поэта, который часто рисуют нам в школе, стоит еще и обычный человек. Его сажали в одиночную камеру, он употреблял наркотики, жил с чужой женой. Конечно, на это можно закрыть глаза и видеть Маяковского только как автора любимых стихов. Но не стоит забывать, что без всех этих фактов не было бы и того поэта, которого мы сегодня знаем. 39 18

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий