Виктория токарева биография личная жизнь дети

15 декабря 2021 10:57 imageimage

Виктория Токарева никогда не скрывала, что у нее был роман с режиссером Георгием Данелией в то время, как она состояла в официальном браке. О личной жизни певица рассказала в новом выпуске передачи “Судьба человека с Борисом Корчевниковым”.

Свою неверность супругу Виктория Токарева объяснила так: “Отец моего мужа, профессор, мудрейший человек, сказал: “Если она так поступает, значит, она не может по-другому”. Все это были зигзаги, знаете, всполохи на солнце. Так же интереснее жить, когда всполохи на солнце. Как сказала Беата Тышкевич: “Иметь одного мужчину всю жизнь – это скучно”. Ведь должна же быть какая-то… Что-то такое, этакое. Надо же о чем-то писать. Надо страдать, надо рыдать”.

Супруг писательницы Виктор Токарев, от которого она родила дочь Наталью, прощал ей измены и не собирался разводиться. “Муж сказал моей сестре так: “Я ее никогда не брошу, если она этого не захочет”. Я сказала сестре: “А я этого никогда не захочу. Так что можешь ему передать”. Вот так мы и жили. Я даже спросила: “Ты меня не бросишь?” Он сказал: “Кто же бросает своих?” Мало ли что с жизнью у человека бывает? Бывает. Но своих не бросают. А потом однажды я ему сказала: “Я знаю, почему ты меня не бросил. Потому что лучше не нашел”. Нашел бы лучше – бросил бы. А лучше нету. Для него”, – рассказала Токарева.

Еще больше интересных новостей – в нашем Instagram и Telegram-канале @smotrim_ru

Писателя Викторию Токареву очень любят женщины. И, конечно же, все помнят, что по ее сценариям снята такая классика отечественного кино, как “Джентльмены удачи”, “Мимино” (в соавторстве с Резо Габриадзе и Георгием Данелия), “Шла собака по роялю” и многие еще фильмы… Тем не менее Токарева была удивлена, приехав на встречу с читателями в петербургский Парк культуры и чтения “Буквоед”: “Не понимаю, почему так много народу?! Единственный, на встречу с кем пришла бы я, – Довлатов. У меня постоянное ощущение, что я выдаю себя не за того, кто я есть . Большое вам спасибо. Это какое-то оправдание моей ничтожной жизни. И мужские лица в зале вдохновляют. А то, как правило, приходят только женщины”.

Когда выйдет ваша новая книга?

Виктория Токарева: В прошлом году вышли сборники рассказов “Ни с тобой, ни без тебя” и “Короткие гудки”. Скоро выйдет новая книга – “Так плохо, как сегодня”. Это часть фразы одной моей знакомой, которая каждое утро говорила: “Так плохо, как сегодня, мне еще не было никогда”. Я пишу, несмотря на свои “сто двадцать” лет, мне предлагают свои услуги сразу несколько издательств, и я себя чувствую как богатая невеста на выданье.

Могли бы вы отнести эту фразу “так плохо, как сегодня” к ситуации в нашей стране?

Виктория Токарева: Я лично никогда не жила так хорошо, как сегодня. Во-первых, я всю жизнь хотела иметь дом на земле, очень не люблю жить на этаже. Когда человек вздернут на высоту и не заземляется ногами, в нем, как мне кажется, накапливаются болезни, неврозы. Дальше. У меня есть кусок земли, на котором стоят 40 берез и 40 елок, есть “личный” еж, который выкопал себе там нору, и “личная” птица, которая свила гнездо на заборе, есть собака по имени Фома и кот Кузьма. Я сейчас не говорю о семье, о близких…

Что делается за забором, я не знаю. Иногда я узнаю об этом из передач Малахова “Пусть говорят” и тогда начинаю думать: где он берет такие лица, что это за люди? Мне говорят: “Вся Россия такая”. Но я в это не верю. Вот сейчас я ехала в Петербург и рассматривала людей на вокзале. Смотрела и не понимала: это наши или иностранцы? Все хорошо одеты, у всех какие-то другие лица, нежели прежде. Конечно, движение к человеческому облику гораздо более продвинутое, чем в 70-80-е годы. У меня большая надежда на Россию. В России обязательно зарождаются большие таланты, появляются новые прекрасные писатели. Сейчас у нас очень сильная женская проза: Рубина, Улицкая, Петрушевская, есть интересная молодежь. Так хорошо женщины никогда не писали.

Феллини однажды сказал обо мне: “Она воспринимает жизнь не как испытание, а как благо”. Можно воспринимать жизнь как испытание, и тогда все плохо. А можно воспринимать жизнь как благо. Что может быть после жизни? Ледяная пустота. А мы живые! Мы проснулись. А как пахнет кофе! И как хорошо видеть друзей… Всегда есть повод для радости и просто для покоя. Правда, для этого надо немножко постареть. Так что если кому что-то не нравится, подождите немножко – и скоро вам все будет хорошо (смеется).

Есть среди ваших книг самая вами любимая?

Виктория Токарева: Мне нравится моя повесть “Старая собака”. Я написала ее в расцвете своей жизни, и там есть все, что бывает в расцвете. То, что я пишу сейчас, это, как я называю, “поздняя Токарева”. Там тоже есть много интересного. Все мои прежние вещи были о любви, в основном о несчастной. Счастливая любовь не поддается художественному осмыслению, интересно именно бурное течение. Если ты счастлив – иди домой. Я вдруг поняла, что помимо любви – счастливой и несчастной – есть много интересного в жизни, о чем можно думать и говорить. Это преимущество “третьего возраста”.

Вы любите творческие вечера? Вы мечтали стать актрисой…

Виктория Токарева: Нет, я не играю, это мое мировосприятие. Мой актерский талант равен нулю. Как мне объяснили: с тенденцией к “минус единице”. Просто женщине и вообще любому человеку от природы свойственно желание нравиться. Это нормально. Когда я вижу доброжелательных людей, я их люблю в ответ и хочу им понравиться.

Есть люди, которые любят творческие вечера. Моя подружка Лариса Рубальская просто расцветает. Даже сплясать может. Я не люблю встречи со зрителями. Потому что волнуюсь, что скажу глупость. Как говорит Войнович: “Токарева иногда говорит глупости”. Но тем не менее такие встречи – это, конечно, адреналин, очень большой эмоциональный выброс: кровь бежит в два раза быстрее – замечательное чувство. Чувство праздника.

Почему один писатель популярен, а другой – нет?

Виктория Токарева: Потому что один любит людей, а другой любит себя и только описывает, что у него происходит, а люди ему безразличны. Когда я вижу человека, то начинаю гадать, какой в нем главный секрет? Мне интересно, потому что нет одинаковых людей, у каждого свой секрет и свой магический кристалл.

Назовите главную заповедь писателя.

Виктория Токарева: Когда я только начала писать, Сергей Владимирович Михалков подарил мне книгу с надписью: “Пиши, пиши, но не спеши”. Значит, не халтурь. Недавно я читала книгу одной очень умной публицистки, которая назвала свою героиню Таней. А на пятой странице забыла, что она Таня, и стала звать ее Катей, а потом она опять была Таней, а дальше – снова Катей. Ну зачем писать, сутулиться? Пошла бы погуляла…

Семейные обязанности отвлекают от творчества?

Виктория Токарева: Отвлекают. Ну ничего, можно и отвлечься. Что важнее – ребенок или книжка? По мне так ребенок. Он живой и теплый. А книжка что? Рукописи горят… Женщина без семейных обязанностей как бы и не женщина. Для чего она существует? Чтобы рожать, кормить, любить своего ребенка и служить ему всю жизнь.

Нравятся ли вам экранизации ваших произведений?

Виктория Токарева: Я их не смотрю. Шукшину принадлежит фраза: “Чем лучше литература, тем хуже кино”. Кино – искусство грубое, зримое, и передать интонацию автора может только хороший режиссер. Вот, скажем, лучший фильм Данелии “Не горюй!” – это экранизация романа Клода Тилье “Мой дядя Бенджамен”. Но что сделал Данелия? Переселил героев из Франции в Грузию, у него там грузинский дух. Надо совместить духовный мир писателя со своим.

А сейчас вам заказывают киносценарии?

Виктория Токарева: Заказывают. Вот просят “Дерево на крыше”. Но идет большая торговля: я хочу получить деньги за права, а они – чтобы я сама написала сценарий. Когда я сказала своей дочери (а она окончила сценарный факультет ВГИКа и работает на частной киностудии): “Вот видишь, мне заказывают сценарий. Значит, я чего-то стою”. “Нет, мама, – возразила она, – это значит другое – совсем нет сценариев…”

Культура Литература Лучшие интервью

Рассказ сегодня стал жанром почти редкостным: современный писатель норовит замахнуться если не на роман, то на что-то в любом случае объемистое, именуемое расплывчатым определением «книга». Книг становится всё больше, а вот почитать по-прежнему нечего. Поэтому пройти мимо нового сборника рассказов Виктории Токаревой, знаменитой не только своей работой над киносценариями («Джентльмены удачи», «Мимино», «Шла собака по роялю»), но и мастерством именно в малых формах, было просто невозможно, тем более что перед нами по большей части не вымысел, а воспоминания и размышления. Критик Лидия Маслова представляет книгу недели специально для «Известий».

Фото: «Издательская Группа Азбука-Аттикус» Книга Виктории Токаревой «Ничем не интересуюсь, но всё знаю: Рассказы» Не сотвори картины мира: философ-анархист поведал, как правильно убить время Мемуары профессора Фейерабенда, с детства мечтавшего уйти на пенсию

Следующее за карантином эссе «Наследство» уже и вовсе представляет собой чистый дайджест малоприятных историй, представляющих интерес преимущественно для желтой прессы. «На Первом канале в передаче «Пусть говорят» одна за другой проплывают истории с наследством», — докладывает Токарева, постепенно выруливая к острому и нетривиальному вопросу, пошел бы ее нравственный ориентир, академик Лихачев, выступать на шоу «Голос». После «Наследства», приготовившись, что весь сборник будет состоять из такой исповедальной мемуаристики с приятным бульварным налетом, внезапно натыкаешься на короткий постмодернистский рассказ «Фрося» об инкубаторском цыпленке. Выглядит он примерно, как если бы курица прочла старую повесть Виктора Пелевина «Затворник и Шестипалый» и решила написать вариацию на аналогичную тему с похожими сюжетными поворотами, исходя из своих куриных жизненных приоритетов (встретить петуха и снести яйца).

Примерно треть книжки занимает мемуар «Мой друг Ираклий Квирикадзе», которому Токарева дает лестное определение «элитарный самец», перед тем как углубиться в подробности его личной жизни. А из предпоследнего рассказа — «Ничем не интересуюсь, но всё знаю» — выясняется, что заглавие сборника позаимствовано у Нонны Мордюковой, отвечавшей таким образом на вопрос: «Вы общаетесь с первым мужем?» В отрыве от конкретного контекста на обложке книги, напоминающей кухонную клеенку с нарисованными на ней курочками и гусями, фраза приобретает более широкий философский смысл, как бы иллюстрируя мировоззрение всезнающих бабушек на лавочке у подъезда, которые без особого интереса, просто для порядку перемывают косточки всем, кто проходит мимо или всплывает из глубин памяти.

Читайте также

ДВЕ ЛОЖЕЧКИ САХАРА

Виктория Токарева

Разговор с Викой Токаревой происходит теплым осенним днем у нее на даче. Присутствуют собака Фома и кот Кузьма.

* * *

– Вика, почему ты стала писательницей?

– Господь вложил мне дискету. Если этого нет, как бы ты ни сидел на заднице, ничего не выйдет. Сама подумай, с какой стати человеку три часа горбиться за столом неизвестно зачем? Как-то в доме творчества я выхожу к обеду и говорю: о, как я хорошо поработала. А один малоизвестный писатель в ответ: какая вы счастливая, а я три часа сидел, слова не мог из себя выдавить. Я убеждена, если в человеке идет такая тяга – это уже признак одаренности. Я написала первый роман в пятнадцать лет, читать без слез невозможно, про любовь, герой – ирландец, я и сейчас не знаю, где Ирландия, а тогда и вовсе не знала.

– Что стояло за тягой – необходимость выговориться, тщеславие?

– Искандер говорил: инстинкт передачи информации. Он такой же мощный, как все другие инстинкты.

– Ты записываешь, что услышала и увидела?

– Я сочиняю то, что вижу и слышу.

– У тебя такой острый взгляд?

– Специфический. Если что-то происходит, я думаю: о, пошел сюжет!..

«…Я веду хор в общеобразовательной школе. Дети меня не слушаются, в грош не ставят. Как говорит одна знакомая: “Ты не умеешь себя поставить”. И это правда.

И сейчас, будучи раскрученным писателем, которого читают даже в Китае, я по-прежнему не умею себя поставить. Меня ценят только те, кто меня не знает. Читатели домысливают мой образ…

На моих занятиях творится черт знает что. Я возвращаюсь домой удрученная. Мой синеглазый муж встречает меня на автобусной остановке. Он смотрит мне в лицо и все понимает. Он говорит:

– Не обращай внимания, я у тебя есть, и всё.

И это правда. Он у меня есть. Но этого мало. Надо, чтобы я тоже была у себя. А меня у меня нет» («Террор любовью»).

– Я вышла замуж за москвича, я ленинградка, мы жили с родителями мужа в одной большой комнате за перегородкой, на их половине стоял стол, где мать моего мужа шила, а я писала. Что – неизвестно, но писала. Кто первый занимал стол – молча, – того он и был. Интеллигентнейшая женщина. Никакой войны. Ни разу не сделала замечания, не сказала: что ты там пишешь. Заняла стол и заняла – она ждала своей очереди.

– А кто были родители мужа?

– Комсомольцы 30-х годов. Микоян сказал его отцу, что в стране плохо с продовольствием, и он, не собираясь посвящать свою жизнь продовольствию, стал заниматься кондитерской промышленностью. Кандидатская диссертация его называлась «Процент меда в медовых пряниках». Его друг защитил докторскую, придумав обсыпать леденцы сахарным песком. А еще одна его работа, засекреченная: «Галеты как военный продукт». Он был чист как ребенок. И таков же муж. И такова же дочь. Они не в состоянии сказать злого слова.

– Ты в состоянии?

– И делаю это с большой охотой.

– Ты писательница, в тебе должна быть цепкость и злость, добренькие в этой профессии не проходят.

– Но я при этом беспрестанно делаю добрые дела, хотя нехорошо об этом говорить. Одну подругу безумно удачно выдала замуж, а ей больше шестидесяти. Сорок два раза ему звонила, выстроила целый замысел – не в литературе, в жизни – и добилась успеха. Сын другой приятельницы заболел, одна инъекция – тысяча евро, я добилась, чтобы его поставили на государственную программу. Мне нравится помогать людям. Ты спрашивала о тщеславии – это составная часть тщеславия.

– Это был твой первый муж?

– А у меня всю жизнь один муж.

– Но ты столько раз влюблялась! Да и как бы иначе ты писала свои вещи о любви?..

– У нас был любимый ребенок, Наташа, ей нужны были оба родителя.

– Вы ссорились?

– Никогда. Нет, один раз. Он был за рулем и въехал в знак на дороге. Я разозлилась, ну как можно въехать в знак, но молчу. Только открыла рот – он меня опередил и давай кричать. Через пять минут я подошла к нему и сказала: давай больше никогда не ссориться. И больше мы не ссорились. Есть люди, с которыми я могу ссориться, с ним – нет. Иначе все рушится. Эта история про небеса, где ихний ЗАГС, она справедлива.

– Какой он у тебя?

– Мы как-то были в компании за городом. Народ обносили бутербродами. Каждый старался взять кусок колбасы потолще. Он взял самый маленький кусочек на корочке хлеба. Он не видел, что я за ним наблюдаю. И такой он во всем.

– А как вы познакомились?

– Полная случайность. Мне было восемнадцать лет, я училась в музыкальном училище и давала частные уроки одному недорослю. Пришла в дом, там сидит молодой человек, он приехал в Ленинград в командировку, и мать недоросля пригласила его с работы домой. Он был очень стильный: узкие брюки, туфли на манке, помнишь? Я никогда не видела таких глаз. Синие. И очень большие, от этого всегда казались удивленными. Он позвал в театр, из театра пошли в сквер, там насыпь, по ней поезда шли. Мы сели на лавочку. Он говорит: когда мой папа бывает в Ленинграде, он всегда заходит в кафе «Север», берет пирожное, чашку кофе и кладет две ложечки сахара. Помолчал и повторил: две ложечки сахара. Прогрохотал поезд, и он еще раз повторил: две ложечки сахара. Я подумала: какая тоска. Это было начало любви.

– Вставила в рассказ?

– Нет.

– А что есть для тебя любовь?

– Особое настроение, состояние души, душевный подъем. Мое требование к мужчине только одно: чтобы был гений. Все остальное не имеет никакого значения.

– Ты влюбляешься в талант? А какой талант у мужа?

– Талант порядочности и терпения. Порядок противостоит хаосу. Он скушен. Но жить можно только с порядочным человеком. Чтобы всегда был за спиной. Если бы открутить время назад, я бы снова вышла замуж только за него.

«Существует гипотеза возникновения Вселенной в результате большого взрыва. Взрыв – и сразу возникло все: и Земля, и жизнь, и Космос, и Бог.

По этой схеме выстроилась и моя жизнь. Публикация первого рассказа – и сразу все. Меня приняли в Союз писателей, кинематографистов, выпустили книгу, заказали фильм, выдали славу и деньги, а главное – меня саму. Мне предоставили меня.

Когда что-то складывается, складывается сразу. Или никогда» («Террор любовью»).

– Как ты относишься к своей популярности?

– Я не очень ее замечаю, поскольку живу, как ты видишь, за забором. Я стала знаменитой в двадцать шесть лет. За сорок лет привыкаешь.

– Расскажи, как ты проснулась знаменитой.

– Я открыла журнал с моим первым опубликованным рассказом, с портретом и предисловием Константина Симонова, это было в Прибалтике, и бежала две железнодорожных остановки, от Дубулты до Дзинтари, иначе счастье меня разорвало бы!

– Ты так эмоциональна?

– Сейчас нет. В первой молодости все кажется важным, в третьей – важно только важное. Меня могло бы смутить, если бы я открыла дверь моего дома, а там мужик с направленным на меня стволом. Слава богу, пока я встречаю других людей. Тебе понравилась ванная комната в домике?

– Очень.

– Мне построил поклонник моего таланта. Ему и его маме нравится, как я пишу. Он прислал архитектора, рабочих, чтобы они сделали эту пристройку, и запретил говорить с ними о деньгах.

– С чем ты бы могла сравнить свою жизнь?

– Не знаю. В 60-х годах во ВГИКе писали сценарии, начало которым положил сценарист Геннадий Шпаликов в фильме, снятом Гией Данелия, «Я шагаю по Москве», – такой вольный поток. И было выражение: отвлечение от сюжета внутри сюжета. Моя жизнь – это отвлечение от сюжета внутри сюжета.

– Данелия – важная страница…

– Он помогал мне дорабатывать первый сценарий «Урок литературы». Фильм по нему закрыли. Я позвонила Данелии. Трубку взяла Люба Соколова, жена. Я спрашиваю ее: что мне делать? Она говорит: плакать и наматывать слезы на кулак. Потом Данелия пригласил писать вместе «Мимино» и «Совсем пропащий», и еще мы написали сценарий «Шла собака по роялю» для Грамматикова. Для меня нет ничего оскорбительнее бездарного режиссера. Самую большую ненависть у меня вызывает бездарность, занимающаяся не своим делом. С Данелией было, как у Хемингуэя: праздник, который всегда с тобой. Когда он с Александром Бородянским писал «Афоню», он все равно звонил, требовал, чтобы мы разминали материал, поэтому я была внутри его творческого процесса… А потом началась перестройка.

«Я сидела, поникшая, поскольку я была безликая песчинка, просто листочек на дереве, один среди многих.

Потом со временем понимаешь: как хорошо быть листочком на хорошем дереве, шелестеть среди себе подобных. Жизнь шире, чем театр или литература. А публичность – не что иное, как суета сует.

А шелестеть под небом, быть среди других и при этом – сам по себе, ни от кого не зависим, – вот оно, подлинное счастье.

Но это я понимаю теперь» («Террор любовью»).

– Началась перестройка, и…?

– У меня купило мировые права на все про все издательство «Диогенес» в Цюрихе. Оказалось, они искали меня десять лет, а ВААП десять лет прятал меня от них. И я получила деньги, которых, мне казалось, как звезд на небе. На гонорары ВААП я купила бритвенный «жиллет» мужу и себе сандалии. На гонорары «Диогенеса» я купила землю и построила дом, в котором мы сидим. Есть четыре вещи, без которых я не могла бы жить. Первое – профессия. Второе – дочь Наташа и внук Петруша. Третье – внучка Катя. Четвертое – дом на земле. Этот дом для меня – все. Сюда за забор не проникает ничего плохого. По ТВ взрывают поезда, рушатся небоскребы, я вижу немощь современного кино, но в моем мире ходит собака Фома, кот Кузьма по кличке Дармоед, мне помогает моя помощница, замечательная болгарка, которая потрясающе готовит, и у нее мания чистоты, и она все делает молча, – это ли не счастье?

– «Диогенес» тебя свел с Феллини? Два слова про Феллини.

– Я тебе два слова скажу про Петрушу. Ладно, сначала про Феллини, а потом про Петрушу, моего красавца. Наш общий издатель Даниэль Кеель решил познакомить нас, чтобы мы вместе что-то сочинили, а он издаст и получит большую прибыль. Мы провели вплотную неделю, не разлучаясь. Феллини – сама гениальность. Но ему было семьдесят шесть лет, это происходило месяца за три до его смерти, и он уже слышал шаги Командора…

Теперь про молодого Петра Тодоровского. Он полный тезка своего деда. Он еще не умел говорить, а произносил слово «впрочем». Он говорил: «вплёцем». Он с детства выражал свои мысли сложно. Окончил факультет журналистики, международное отделение, с красным дипломом, и – начал писать сценарии. Значит, проснулись мои гены. Хотя внутрисемейную конкуренцию выдержать будет сложно. Что получится в результате, говорить трудно, ему двадцать два года, но он явно человек кино.

– А Катя?

– Кате двенадцать, она приезжает сюда на конец недели, и такое впечатление, что приехал сорок один человек. Я ее люблю, как никого и никогда. Так же любит ее мой муж. Семья – это кровь. Кстати, я тут видела сюжет из цыганской жизни…

– Это ты к чему?

– Ко всему. Я не хотела бы быть цыганкой, но когда посмотрела этот сюжет, я им позавидовала. Мы все время кому-то что-то должны: детям, издательству, государству. А они живут как птицы. И никогда, между прочим, не разводятся.

– Ты чувствуешь себя свободным человеком?

– Я не чувствую и не хочу быть им, а хочу быть в упряжке. Я Вол по знаку, я иду и тяну борозду. Я пишу мало. Потому что много писать – писать плохо. Но если я не напишу свои две странички в день – внутри тревога. Если напишу, пусть они никому не нужны, кроме меня, – всё в порядке. Мне говорят: литература отмирает, не зря ли ты занимаешься этим? Я когда задумываюсь над этим вопросом, я столбенею и не знаю, что сказать. Но если литература прожила 2007 лет, почему она куда-то должна деться? И я уже прожила так – куда мне деваться? Когда я предстану перед Всевышним, меня простят за то, что я любила свое дело и делала его хорошо. За это мне отпустят мои бесконечные грехи. Мои странички и есть моя исповедь, моя молитва и мое покаяние.

«Пусть зло придет в мир, но не через меня.

Чья это мысль? Да не все ли равно. Какая разница…» («Террор любовью»).

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ТОКАРЕВА Виктория, киносценаристка, писательница.

Родилась в Ленинграде. Училась в музыкальном училище. Окончила сценарный факультет ВГИКа.

Автор сценариев «Джентльмены удачи» (совместно с Г. Данелия), «Мимино» (совместно с Р. Габриадзе и Г. Данелия), «Совсем пропащий» (совместно с Г. Данелия), «Ты есть», «Вместо меня».

Автор книг «О том, чего не было», «Летающие качели», «Ничего особенного», «Птица счастья», «Террор любовью».

Живет в Москве.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Толкование

Токарева, Виктория Самойловна
Виктория Токарева
Дата рождения:

20 ноября 1937(1937-11-20) (75 лет)

Место рождения:

Ленинград

Гражданство:

 СССР →  Россия

Род деятельности:

прозаик

Виктория Самойловна Токарева (20 ноября 1937, Ленинград) — русский прозаик и сценарист.

Биография

Виктория Токарева (фамилия по мужу) родилась в Ленинграде в 1937 году в семье инженера. Любовь к литературе проявилась в 13 лет, когда её мать читала ей рассказ Чехова «Скрипка Ротшильда». Тем не менее, любовь к литературе не сразу перешла в желание стать писательницей: в девичестве Токарева решила изучать медицину. Но её заявление было отклонено, она решила получить музыкальное образование и четыре года училась по классу фортепиано сначала в Ленинградском музыкальном училище (окончила в 1958 году), а затем — в Ленинградской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова.

После замужества Виктория Токарева переехала в Москву. Работала в детской музыкальной школе учительницей пения и тогда же начала писать прозу, позже работала редактором на киностудии «Мосфильм».

В 1962 году Токарева по протекции поэта С. Михалкова поступила во Всесоюзный государственный институт кинематографии на сценарный факультет, который окончила в 1967 году.

На второй год обучения в институте Токарева опубликовала свой первый короткий рассказ «День без вранья» (издательство «Молодая Гвардия»).

В 1971 году её приняли в СП СССР.

Среди книг, написанных в наши дни, — «Хэппи энд» (1995), «Вместо меня» (1995) и «Лошади с крыльями» (1996), также она публикуется в журналах «Новый мир» и «Юность».

Герои Токаревой — обыкновенные люди с обыкновенными проблемами, хорошо знакомые читателю. Большинство её героев — женщины, именно поэтому в основном она считается женской писательницей. Творчество Виктории Самойловны может показаться моралистическим, отстаивающим общие ценности и взаимоотношения полов, именно по этой причине западные критики считают автора «феминисткой». Хотя писательница и пишет в основном в реалистичной манере, иногда она полностью погружается, как она говорит, в «фантастический реализм», вплетая магию в реальность.

Отзывы критики

Творчество Виктории Токаревой часто сравнивается с А. П. Чеховым. Известный сценарист и сама признает, что произведения великого автора оказали на неё значительное влияние. Своим любимым современным российским писателем Токарева также считает Сергея Довлатова.

Разнообразны и отзывы критики. Некоторые российские критики считают Токареву просто еще одной женской писательницей, а зарубежные критики считают Викторию Самойловну неженской писательницей и не менее талантливой, чем другие российские писательницы, среди которых Людмила Улицкая, Татьяна Толстая и Людмила Петрушевская.

Тем не менее, на западе имеется лишь небольшой критический очерк в отношении творчества Токаревой, но она очень часто упоминается в работах Елены Госкило (Helena Goscilo) о российских женщинах писательницах-феминистках, а также Ричардом Чаплом (Richard Chapple).

Киноработы

Токарева начала работать с различными советскими кинорежиссёрами с конца 1960 года. Сегодня на счету Виктории Самойловны 14 сценариев, многие из которых — адаптации её рассказов или книг, среди них — «Сто грамм для храбрости» (1976), «Перед экзаменом» (1977), «Талисман» (1983). Три фильма — «Джентльмены удачи» (1971, сценарий совместно с Георгием Данелия), «Мимино» (1977, сценарий совместно с Ревазом Габриадзе и Георгием Данелия) и «Шла собака по роялю» (1978) — были чрезвычайно успешными, в особенности «Мимино», который получил Государственную премию 1978 года и золотую медаль на Московском международном кинофестивале в 1977 году.

Сегодня

Сегодня Виктория Самойловна Токарева живет и продолжает работать в Москве. Её работы переведены на английский и немецкий языки и доступны в нескольких сборниках, среди которых «Талисман и другие рассказы» Виктории Токаревой; автор перевода на английский язык — Росамунд Бартлетт (Rosamund Bartlett), а на немецкий — Моника Танцшнер (Monika Tantzschner).

Библиография

  • О том, чего не было: Рассказы. М., 1969 (Молодые писатели)
  • Когда стало немножко теплее (When It Became A Bit Warmer) (1972)
  • Летающие качели: Ничего особенного (Flying Swings: Nothing Special) (1987)
  • Сказать — не сказать (To Tell or Not Tell) (1991)
  • Джентльмены удачи (Gentlemen of Fortune) (1993)
  • Коррида (Corrida) (1993)
  • День без вранья (A Day Without Lying) (1994)
  • На черта нам чужие (The Devil Take Strangers) (1995)
  • Хеппи энд (Happy End) (1995)
  • Вместо меня (Instead of Me) (1995)
  • Не сотвори (Make Not For Yourself An Idol) (1995)
  • Римские каникулы (Roman Holidays) (1996)
  • Лошади с крыльями (Horses With Wings) (1996)
  • Телохранитель (Bodyguard) (1997)
  • Ничего особенного (Nothing Special) (1997)
  • Лавина (Avalanche) (1997)
  • Летающие качели (Flying Swings) (1997)
  • Можно и нельзя (Can And Can’t) (1997)
  • Кино и вокруг (Film And Around) (1998)
  • Один из нас (One of Us) (1998)
  • Я есть (I Am) (1998)
  • Лиловый костюм (The Lilac Suit) (1999)
  • Розовые розы (Rose-colored Roses) (1999)
  • Гладкое личико (Plain Little Face) (1999)
  • Звезда в тумане (A Star in the Nebula) (1999)
  • Этот лучший из миров (This Best of All Worlds) (1999)
  • Всё нормально. Всё хорошо (Everything’s Okay. Everything’s Good.) (2000)
  • Стрелец (Sagittarius) (2000)
  • Первая попытка (First Try) (2001)
  • Своя правда (One’s Own Truth) (2002)
  • Из жизни миллионеров (From the Life of Millionaires) (2003)
  • Птица счастья (Bird of happiness) (2004)
  • Мало ли что бывает… (you never know what happens) (2005)
  • Сентиментальное путешествие (Sentemental adventure) (2005)
  • Террор любовью (Terror with love) (2006)
  • О любви (About love) (2006)
  • Мои враги (My enemies) (2007)
  • Одна из многих (One of somebody) (2007)
  • О любви и не только (About love and not just…) (2008)
  • И вновь о любви (Once again about love) (2009)
  • Дерево на крыше (The tree on the roof) (2009)

Сценарии

  • Урок литературы (1968)
  • Джентльмены удачи (1971)
  • Совсем пропащий (1972)
  • Сто грамм для храбрости (1976)
  • Перед экзаменом (1977)
  • Мимино (1977). В соавторстве с Резо Габриадзе и Георгием Данелия
  • Шла собака по роялю (1978)
  • Шляпа (1981)
  • Талисман — адаптация одноимённой короткой истории (1983)
  • Маленькое одолжение (1984)
  • Тайна земли — адаптация одноимённой короткой истории (1985)
  • О том, чего не было — адаптация одноимённой короткой истории (1986)
  • Кто войдет в последний вагон — основано на книге Старая собака (1986)
  • Стечение обстоятельств (1987)
  • Мелодрама с покушением на убийство — по новелле Пять фигур на постаменте ((1992)
  • Ты есть… — адаптация одноимённой книги (1995)
  • Вместо меня — (адаптация одноимённой книги (2000)
  • Лавина — адаптация одноимённой книги (2001)
  • Своя правда — адаптация одноимённой книги (2008)

Ссылки

Полезное

Смотреть что такое “Токарева, Виктория Самойловна” в других словарях:

  • ТОКАРЕВА Виктория Самойловна — (р. 20 ноября 1937), российская писательница, сценарист. Виктория Токарева с 1963 года работала редактором на киностудии «Мосфильм». Окончила сценарный факультет ВГИКа (1967). 1968 УРОК ЛИТЕРАТУРЫ 1971 ДЖЕНТЛЬМЕНЫ УДАЧИ 1973 СОВСЕМ ПРОПАЩИЙ 1975… …   Энциклопедия кино

  • ТОКАРЕВА Виктория Самойловна — (р. 1937) русская писательница. В прозе, нередко отмеченной иронией и юмором, нравственно психологические коллизии, женские судьбы, будни семьи. Книги: О том, чего не было (1969), Летающие качели (1978), Ничего особенного (1983), Коррида (1994) и …   Большой Энциклопедический словарь

  • Токарева, Виктория Самойловна — Прозаик, драматург; родилась 20 ноября 1937 г. в г. Ленинграде; окончила музыкальное училище и сценарный факультет ВГИКа; имеет дочь …   Большая биографическая энциклопедия

  • Токарева Виктория Самойловна — (р. 1937), русская писательница. Рассказы и повести (в том числе «Ехал грека», «Старая собака», «Неромантический человек» и др.) о несостоявшихся судьбах и долгих заблуждениях человеческого сердца, о конфликте личности с обывательским здравым… …   Энциклопедический словарь

  • Токарева Виктория Самойловна — …   Википедия

  • Виктория Самойловна Токарева — (20 ноября 1937, Ленинград)  русский сценарист и автор коротких рассказов. Содержание 1 Биография 2 Отзывы критики 3 Киноработы 4 Сегодня …   Википедия

  • Токарева — Токарева, Виктория Самойловна Виктория Самойловна Токарева (20 ноября 1937, Ленинград)  русский сценарист и автор коротких рассказов. Содержание 1 Биография 2 Отзывы критики 3 Киноработы …   Википедия

  • ТОКАРЕВА — Виктория Самойловна (род. 1937), русская писательница. Рассказы и повести (в т.ч. Ехал грека , Старая собака , Неромантический человек и др.) о несостоявшихся судьбах и долгих заблуждениях человеческого сердца, о конфликте личности с… …   Русская история

  • Виктория Токарева — Виктория Самойловна Токарева (20 ноября 1937, Ленинград)  русский сценарист и автор коротких рассказов. Содержание 1 Биография 2 Отзывы критики 3 Киноработы 4 Сегодня …   Википедия

  • Виктория Токарева — Биография Виктории Токаревой Писательница, драматург и сценарист Виктория Самойловна Токарева родилась 20 ноября 1937 года в Ленинграде (ныне Санкт Петербург) в семье инженера. В 1958 году окончила музыкальное училище по классу фортепиано. Выйдя… …   Энциклопедия ньюсмейкеров

Книги

  • Сказать – не сказать…, Токарева Виктория Самойловна. `Есть понятие: поговорить по душам. Человек выворачивает душу, как карман, выкидывает что лишнее, наводит порядок. И можно жить дальше. Если не общаться – сойдешь с ума. Жизнь – это общение.… Подробнее  Купить за 335 грн (только Украина)
  • Птица счастья. Повесть и рассказ, Токарева Виктория Самойловна. &171;Онассис без кошелька Ну и что? Кошелек надувается и сдувается, как проколотая шина. А человек остается прежним. Перед сном кошелек оставляют в тумбочке, а спать ложатся голыми. Человек… Подробнее  Купить за 232 грн (только Украина)
  • Летающие качели, Токарева Виктория Самойловна. `Почти все будут писать про то, как они хотят прожить свою жизнь: чтобы путь их был и далек и долог, и нельзя повернуть назад. И все у них будет, как в песнях Пахмутовой:`Я уехала в знойные… Подробнее  Купить за 151 грн (только Украина)

Другие книги по запросу «Токарева, Виктория Самойловна» >>

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий