8 лет брака и 25 лет выяснения отношений: Почему не могут найти общий язык Виктор и Ирина Салтыковы

image

Популярный советский певец Виктор Салтыков был женат дважды. Первой его супругой стала вокалистка Ирина Салтыкова. Тихое же семейное счастье музыкант обрел лишь во втором браке со своей теперешней женой Ириной Метлиной. Их семейный союз сплочен двумя общими детьми – Анной и Святославом.

Содержание:

Вторая жена Виктора Салтыкова – Ирина Метлина

Знакомство Виктора Салтыкова с будущей второй женой Ириной Метлиной произошло в начале 90-х, когда музыкант еще состоял в первом браке. Они сразу обратили внимание друг на друга. Завязался бурный роман.

image

Ирина Метлина – вторая жена Виктора Салтыкова

Хотя девушке на тот момент была совсем юной, она все же решилась на серьезные отношения с 37-летним Виктором Салтыковым. Поженились они в 1994 году. В многочисленных интервью исполнитель говорит, что ему несказанно повезло со второй супругой. Артист заявляет, что уже нашел, что искал: «Лучше, чем сейчас, быть не может».

Виктор Салтыков с женой Ириной

Именно Метлина настояла на том, чтобы Салтыков бросил злоупотреблять алкоголем и курить. Двенадцатилетняя разница в возрасте между Виктором Салтыковым и Ириной Метлиной практически не ощущается.

Салтыков и Ирина Метлина

Ее французские корни дают о себе знать, в особенности это можно наблюдать в изысканных манерах и воспитании детей. Лингвист по образованию Ирина Метлина знает два языка. Французскому и английскому она обучает не только Салтыкова, но и детей.

Семейная жизнь Салтыкова и Метлиной

Счастливая семейная жизнь Виктора Салтыкова и Ирины Метлиной длится уже на протяжении 26 лет. За это время у пары появилось двое детей. В 1995 году родилась их дочь Анна, а в 2008 году – сын Святослав. На данный момент 25-летняя Анна живет и учится в Англии.

Салтыков и Метлины счастливы в браке уже больше 25 лет

О сыне Святославе известно, что ему уже исполнилось 12 лет, и он успешно обучается в одной из элитных гимназий Москвы. На различных светских мероприятиях семейство Салтыковых в основном представлено Виктором и Ириной Метлиной. В свободное время Салтыков активно занимается спортом, играя в футбольной команде российских звезд. Музыкант также увлечен теннисом.

Виктор Салтыков с женой, сыном и дочерью

Достойную конкуренцию ему составляет Ирина. На данный момент Виктор Салтыков и его вторая жена Ирина Метлина обитают в своем шикарном загородном доме в одном из элитных поселков в Подмосковье. В столицу Салтыковы выезжают редко, охраняя от любопытных глаз свое тихое семейное счастье.

Поделитесь в комментариях какие интересные факты из жизни Виктора Салтыкова и его супруги вам известны.

Автор: Светлана Новикова / Фото: 1tv.ru, twitter.com, 24smi.org

Россия 30.10.2021

Депутат Мосгордумы Наталья Метлина внезапно одним вопросом разом унизила тысячи пенсионеров, которые едва сводят концы с концами. Столичный парламентарий недоумевает, где набралось такое количество жаждущих, страждущих помощи государства пожилых людей? Метлина высказалась за то, что не только государство должно озаботиться поддержкой пенсионеров, но и их дети. “Я говорю сейчас очень жёстко, но, честно говоря, наболело”, – призналась при этом депутат.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:ДАЖЕ НЕ СТЕСНЯЕТСЯ: ВЕТЛИЦКАЯ ТОЛЬКО ВЕРНУЛАСЬ В РОССИЮ И УЖЕ ОСКОРБИЛА РОССИЯН

Неожиданное продолжение получила скандально известная фраза, брошенная ранее одной из чиновниц про “государство, которое не просило рожать” детей. Во время заседания столичного парламента депутат Мосгордумы, журналистка, телеведущая Наталья Метлина в весьма жёсткой форме высказалась о поддержке пенсионеров.

Всего одним вопросом она унизила тысячи стариков, едва сводящих концы с концами. Ведь пенсионеры сегодня – один из самых финансово уязвимых слоёв населения. Однако, столичный парламентарий считает, видимо, иначе.

“У меня вопрос: где вы набрали такое количество жаждущих, страждущих помощи государства пожилых людей? – недоумевает Метлина. – Мне странно, имея такой бюджет, имея такое количество богатых, состоятельных людей в городе Москве говорить о бесконечно стоящих с протянутой рукой пенсионерах”.

Депутат высказалась за то, что заботу о стариках необходимо возложить не только на государство, но и на детей пенсионеров, если те есть. Правда, заявление прозвучало весьма провокационно.

“Давайте всё-таки требовать и от тех людей у которых есть дети, чтобы эти дети проявляли какую-то заботу о своих пожилых родителях, а не только государство, которое не просило их рожать, – предложила Метлина. – Но тем не менее наверное надо было в том числе и думать о том, как ты будешь жить после 55 – 60 лет”.

При этом парламентарий тут же призналась, что говорит “сейчас очень жёстко, но, честно говоря, наболело”. В пример она привела пенсионеров, которые приходили к ней и жаловались на то, что стали жертвами обмана мошенников, а из из домов вынесли “сотни тысяч рублей, миллионы иногда”.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:ВСКРЫЛАСЬ ПРАВДА О СЕРОМ КАРДИНАЛЕ ПЕНСИОННОЙ РЕФОРМЫ

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:СКАНДАЛ НА ФЕСТИВАЛЕ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ: ВАДИМ САМОЙЛОВ ИЗ “АГАТЫ КРИСТИ” ПРОТИВ ЕЛЬЦИН-ЦЕНТРА

Не забудьте ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях. 

Количество просмотров:2634Чтобы всегда быть в курсе, подписывайтесь на нашу официальную группу Вконтакте и канал Youtube.

Источник

https://tsargrad.tv/

Наталия Метлина известна российским зрителям как специалист по журналистским расследованиям. Однако с недавних пор она сменила амплуа и возглавила ток-шоу “Право голоса” на “3 канале”. Корреспондент “Известий” связалась с ней, чтобы узнать, как выглядит работа телеведущего изнутри.

известия: Программа “Право голоса” – ваш первый опыт в качестве телеведущей. Как впечатления?

Наталия Метлина: Я журналист расследования, который 17 лет провел на баррикадах российской экономики. Меня часто приглашали на ток-шоу как гостя, и я считала, что работа эта нетрудная. Но когда сама стала ею заниматься, выяснилось, что роль телеведущей – тяжелый труд. После каждой передачи я чувствую себя выжатой как лимон.

и: Что самое трудное?

Метлина: В каждой передаче участвуют 12 героев, и все они вампиры. Ты все время находишься в состоянии дикого напряжения, должен улавливать каждую высказанную мысль и держать стержень разговора. Это сложно, несмотря на то что в ухе “сидит” шеф-редактор. Здесь важно настроение, которое для тебя характерно. Я человек заводной и стараюсь сразу всех разбудить и настроить на активную, может быть, даже агрессивную волну. Но удерживать все 50 минут это состояние и при этом не упустить тему, наверное, самое непростое.

Ток-шоу по своим задачам – это многогранник. Нужно вывести истину, дать всем высказаться, соблюсти баланс сторон и не склониться ни к одной из них. Мне это делать трудно, потому что к каждой передаче я детально готовлюсь, и сведения, которые я узнаю в процессе этой подготовки, могут убедить меня, например, что закон, который мы собираемся обсуждать, глуп, отвратителен и ничтожен по своей сути. И все-таки я должна дать одной из сторон возможность защитить его.

и: Что же вас подтолкнуло к изменению амплуа?

Полностью материал читайте на сайте “Известия-Неделя”

Читайте также

«Независимая газета» продолжает серию интервью с политиками, которые баллотируются в Мосгордуму. Еще один самовыдвиженец – тележурналист, член Академии Российского телевидения Наталия МЕТЛИНА, идущая на выборы в 35-м избирательном округе, рассказала корреспонденту «НГ» Александру МАЛЫШЕВУ, сколько волонтеров нужно кандидату в штабе и почему сбор подписей – адский труд.

– Почему вы решили баллотироваться в Мосгордуму, есть ли у вас определенная задача или несколько, которые вы хотите решить, работая в городском парламенте?

– Я – человек, ориентированный на действие. Все ситуации, когда мне рассказывают какие-то истории, жалуются на жизнь, становятся для меня спусковым механизмом, я обязательно стараюсь как-то ситуацию разрулить. Найти решение. Это началось не сейчас, это всю жизнь. По своему проекту «Безопасный возраст» я общалась с очень большим количеством людей. Это люди в большинстве пожилые, которые очень остро воспринимают многие бытовые ситуации и ценят реакцию на их проблемы. Я стала реагировать, втянулась во все их истории и обстоятельства. В общем, как булгаковская Маргарита Фриде, дала им твердую надежду, что сумею помочь. Они верят мне. Если они «останутся обманутыми, я попаду в ужасное положение». Это цитата, но я так чувствую. Ради этих конкретных людей я согласилась баллотироваться в депутаты. Потому что журналист может пугать ГБУ «Жилищник» критическим сюжетом и заставлять их чистить мусорные камеры и травить крыс (а именно это я в том числе и делала), но это не метод. Проблемы нужно системно решать, а это уже работа депутата, а не журналиста. В Мосгордуме я вижу перед собой целый ряд задач, в том числе контроль за бюджетом Москвы. Я реально не понимаю, сколько можно менять плитку на плитку, в то время как медицина и образование требуют реальной поддержки. Про медицину вообще отдельная история. Люди из Теплого Стана по пять месяцев ждут очереди на УЗИ. Причем на УЗИ их отправляют в поликлиники соседнего района Ясенево. Эту ситуацию надо менять. В моей программе по медицине очень много пунктов. Отдельная тема – безопасность, особенно пожилых людей. Здесь необходим целый комплекс мер, в том числе изменение законодательства. Не все входит в компетенцию депутата Мосгордумы, но я постараюсь, чтобы меня услышали на всех уровнях. Необходимо строить муниципальное жилье вместо коммерческого. То, что творит в Москве строительное лобби, – отдельная история, с варварской застройкой надо бороться. Еще одна тема – это благоустройство. Между жителями и властью необходим диалог – любые перемены должны быть только после общественных слушаний.

– Как вы оцениваете старт предвыборной кампании, почему он оказался таким напряженным и скандальным?

– Потому что механизм сбора подписей – это ужасный, отвратительный, несправедливый к самовыдвиженцам барьер. Я не понимаю, зачем так издеваться над людьми. Почему кандидаты от парламентских партий – иногда совершенно бесцветные, как моль, не знающие округа, чуждые ему – регистрируются по щелчку пальцев буквально, а мы должны наизнанку выворачиваться, чтобы собрать подписи. Задолго до моего выдвижения я в Юго-Западном округе прочла кучу лекций по теме безопасности для пожилых людей. Я тысячам людей объяснила, что не надо никому открывать дверь, давать свои паспортные данные. И вот мои волонтеры оказались вынуждены ходить и просить открыть дверь. И просить паспортные данные. Мне люди потом перезванивали, спрашивали «Наталия Борисовна, а мы правильно, что подпись за вас поставили? Это не жулики были? Помните, вы рассказывали, что паспорт никому не давать?» Понятно, что если люди в таких условиях сумели собрать подписи, а их не зарегистрировали – это очень обидно. Сбор подписей – адский труд.

– Почему вы идете на выборы как самовыдвиженец?

– Потому что я ни в каких партиях не состою, ни у каких партий не прошу поддержки. Это принципиальная моя позиция, в том числе и как журналиста.

– Как относитесь к акциям (санкционированным и несанкционированным) в поддержку политиков, которые не были зарегистрированы на выборы? Правильна ли линия поведения власти с незарегистрированными кандидатами?

– Люди должны иметь право выражать свое мнение. И на акциях в том числе. Единственная адекватная реакция власти – это еще раз тщательно проверить подписи, сделать эту проверку максимально прозрачной и публичной. И все сомнения разрешать в пользу кандидатов. Однако – закон есть закон – пока правила не поменяли (а все, кто пошел на сбор, с ними по факту согласились), они должны быть соблюдены. Если подписи негодные, регистрировать просто потому, что есть политическое давление – это неправильно. Но негодность подписей должна быть доказана и показана публично. А еще арестовывать протестующих – это, на мой взгляд, ошибка. Вряд ли они представляют действительную опасность для правопорядка. А если это часть публичного диалога или «политики», то аресты – не метод дискуссии. Так же как и дубинки. Но также не метод дискуссии – приватизация морали, которую очень любят оппозиционеры. «Либо вы с нами, либо вы – подонки» – это шантаж. «Либо снимайтесь с выборов, либо вы подонки» – это тоже шантаж. Шантажом взрослых людей не запугать. По крайней мере меня.

– Сложно ли пройти подписной фильтр кандидатам в Москве? Нужен ли он в принципе или устарел? Есть ли ему альтернативы?

– Пройти фильтр очень сложно. Мне это удалось только потому, что к этому моменту я уже лично знала в Конькове и Теплом Стане более 3 тыс. человек, они участвовали в моем проекте «Безопасный возраст», который я вела в Юго-Западном округе. И, конечно, потому, что весь возможный месяц, буквально с дня регистрации меня кандидатом, мои волонтеры с утра до ночи ходили и собирали подписи. Звонили в квартиры, стояли у метро и торговых центров (там, где много людей), принимали подписи в штабе. Очень помогли друзья, которые живут в Конькове и Теплом Стане. Они сами мне звонили, приглашали в гости и буквально за руку водили по соседям. Помогали и те, кто ранее участвовал в моем проекте «Безопасный возраст». Звонили женщины: «Наталия Борисовна, чем помочь? А можно мы с соседкой придем?»

Если говорить о фильтре – он, безусловно, устарел. Ребята, мы живем в XXI веке. Если так уж надо кандидатам предоставить подписи – разрешите людям сдавать их на госуслугах. Сейчас даже бабушки в Москве умеют пользоваться компьютером. В чем проблема? Или вообще отмените. У нас заявлялось изначально 12 кандидатов на округе. Сейчас осталось 6. Что было не зарегистрировать всех 12?

– Как прошла кампания по сбору подписей у вас? Сколько шел процесс сбора подписей, кто в нем участвовал? Много ли было сборщиков и на каких условиях они работали? Сколько подписей удавалось собирать ежедневно?

– Кампания шла очень тяжело, хотя меня к этому моменту уже многие в округе знали. Мы начали собирать подписи 7 июня, а окончили 5 июля. Без малого месяц. Каждый день мы ходили «в поля». Начинали работать около 100 волонтеров, в итоге осталось 72 человека. Было тяжело, не все выдерживали, плюс нескольких человек мы сами попросили в сборе больше не участвовать – они относились слишком легкомысленно к процессу. Оставшиеся 72 и собрали все подписи. Работали как безвозмездно, так и за деньги. Мы оплачивали труд так называемых бригадиров – ребят, которые не только выходили сами на сбор, но и контролировали процесс, рекомендовали волонтеров, расставляли их по местам, смотрели за их работой, отвечали за нее.

– Где удавалось собирать больше всего подписей – при поквартирных обходах, на пикетах, на встречах с избирателями?

– Самыми эффективными были поквартирные обходы и встречи. К сожалению, среди собранных на пикетах подписей было очень много брака. Если о количестве, когда сборщик приносил больше 15 подписей в день – это был праздник и рекорд. Среди 72 моих сборщиков была одна девушка, которая собрала за все время 230 подписей: она стояла у станции метро «Коньково» и была очень активна. Другие приносили за целый день пять-семь подписей. И мы хвалили их за результат. Потому что даже пять подписей в день собрать – это реально большой труд и психологическая нагрузка.

– У некоторых кандидатов обнаружено много недействительных подписей. Как вы проверяли качество подписей, чтобы не допустить проблем в избиркоме? Помогали ли вам графологи или почерковеды?

– У нас была внутренняя комиссия – каждый вечер мы отсматривали листы. Проверяли адреса по Интернету. Листы с сомнительными подписями откладывали. У меня есть друг-юрист, он много лет работает на выборах, он их проверял. Всего мы собрали около 7 тыс. подписей, из которых в комиссию я представила только 5770. Да, мы страховались. И около 200 подписей у нас все-таки были забракованы уже в комиссии.

–  Какие наиболее важные проблемы вы видите в своем избирательном округе?

– Мой округ кажется вполне благополучным, но это только на первый взгляд. Проблемы есть, и их много. Это и работа поликлиник, их недооснащенность, их кадровый голод, перегруженность. Это и качество капремонта. Есть несколько домов, где без слез на него не взглянешь. А ведь жители честно сдавали на капремонт деньги, и немалые. Важная задача – установка шумозащитных экранов вдоль МКАДа. Люди реально живут в постоянном шуме. Жалуются на него всем, кому только могут. И ничего не меняется.

– На какие форматы агитации вы делаете ставку, какие форматы связи с избирателями считаете наиболее перспективными?

– Самая важная для меня форма – это личные встречи. Я провожу их по три-четыре в день. И каждая проходит очень эмоционально. По итогам встреч мы продолжаем общаться с людьми. Они заходят ко мне в штаб, приводят родственников и знакомых. В общем, я буквально живу в округе. Постоянно общаюсь с людьми. С 11 утра до 22 часов. И мне это нравится.

– В последнее время немало говорят о необходимости реформирования Мосгордумы, нужны ли перемены? Если да, что следует изменить – формат, количество депутатов?

– Следует изменить круг поднимаемых вопросов. И обсуждать их в другом ключе. В Мосгордуме должны решать проблемы, а не перекладывать бумажки. Недавно на сайте этого замечательного органа – Мосгордумы – были опубликованы итоги его работы за пятилетку. Знаете, что удивило меня больше всего? Полное отсутствие содержательной информации. Московские парламентарии отчитывались количеством заседаний, числом принятых поправок и другой безликой статистикой. При этом среди бессмысленных, не дающих никакой пищи для ума цифр и диаграмм я нашла только несколько текстовых абзацев. Они были посвящены переезду Думы из зданий на Петровке и в Рахмановском переулке в комплекс зданий Московского парламентского центра на Страстном бульваре. Поистине – величайшее достижение пятилетия, есть что предъявить избирателю! Я иду в Мосгордуму, чтобы сделать ее действительно работающим органом. Заставить защищать интересы москвичей. Избавить от безликой безответственности, наполнить своей энергией и желанием действительно добиться изменений. Если с тем же настроем в Мосгордуму придет хотя бы десяток человек, мы изменим этот орган власти. Если нас будет больше – мы изменим жизнь в целом городе к лучшему. 

image
© Nikolay Gyngazov/Globallookpress

Депутат Мосгордумы Наталья Метлина внезапно одним вопросом разом унизила тысячи пенсионеров, которые едва сводят концы с концами. Столичный парламентарий недоумевает, где набралось такое количество жаждущих, страждущих помощи государства пожилых людей? Метлина высказалась за то, что не только государство должно озаботиться поддержкой пенсионеров, но и их дети. “Я говорю сейчас очень жёстко, но, честно говоря, наболело”, – призналась при этом депутат.

Неожиданное продолжение получила скандально известная фраза, брошенная ранее одной из чиновниц про “государство, которое не просило рожать” детей. Во время заседания столичного парламента депутат Мосгордумы, журналистка, телеведущая Наталья Метлина в весьма жёсткой форме высказалась о поддержке пенсионеров.

Всего одним вопросом она унизила тысячи стариков, едва сводящих концы с концами. Ведь пенсионеры сегодня – один из самых финансово уязвимых слоёв населения. Однако столичный парламентарий считает, видимо, иначе.

“У меня вопрос: где вы набрали такое количество жаждущих, страждущих помощи государства пожилых людей? – недоумевает Метлина. – Мне странно, имея такой бюджет, имея такое количество богатых, состоятельных людей в городе Москве, говорить о бесконечно стоящих с протянутой рукой пенсионерах”.

Депутат высказалась за то, что заботу о стариках необходимо возложить не только на государство, но и на детей пенсионеров, если те есть. Правда, заявление прозвучало весьма провокационно.

“Давайте всё-таки требовать и от тех людей, у которых есть дети, чтобы эти дети проявляли какую-то заботу о своих пожилых родителях, а не только государство, которое не просило их рожать, – предложила Метлина. – Но тем не менее, наверное, надо было в том числе и думать о том, как ты будешь жить после 55-60 лет”.

При этом парламентарий тут же призналась, что говорит сейчас “очень жёстко, но, честно говоря, наболело”. В пример она привела пенсионеров, которые приходили к ней и жаловались на то, что стали жертвами мошенников, а из дома вынесли “сотни тысяч рублей, миллионы иногда”.

Подписывайтесь на канал “Царьград” в Яндекс.Дзен и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.//–>

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий