Алена Долецкая, Вика Газинская и Сергей Полунин на праздновании Национального дня Государства Катар

В закладки

Основательница глянцевого журнала Vogue Russia Алёна Долецкая начинала карьеру с трупов. Ее застрелившийся дедушка Яков Фенигштейн-Долецкий при Иосифе Сталине управлял информагентством ТАСС. Внучка вышла замуж за Бориса Асояна — чиновника МИД, посла в африканской Ботсване.

Не выдержав ряд поступков Долецкой, дипломат Асоян тоже совершил суицид. Перед самоубийством он успел устроить жену в алмазную корпорацию De Beers. Там Аленка получила кредит на покупку квартиры, деньги обналичила, а жить переехала к любовнику Джону Хелмеру. Сожитель Долецкой родился австралийцем, работал советником американского президента Джимми Картера.

По отчетам разведки, был завербован КГБ, освещал правительство США под агентурным псевдонимом «Сократ», в Москве оказался после провала. Сам Хелмер называет себя журналистом, темы отношений с ФСБ, ГРУ и СВР избегает.

По словам американца, в ходе секса с Алёной Долецкой он узнал, что любимая убила пешехода и была осуждена на 3 года лишения свободы. Вторым сюрпризом стало религиозное поклонение деньгам. Доходы друга настолько восхитили Долецкую, что при покупке апартаментов на Цветном бульваре она подменила у нотариуса документы. Не говоривший по-русски Хелмер отдал кэш за пятикомнатную квартиру в центре Москвы, на сделке подписал загадочные бумажки на кириллице, въехал в новое жильё, оплатил дорогую реконструкцию, а затем обнаружил, что единственной собственницей по реестрам стала Долецкая. Обезжиривая спонсора, девушка жила с его кредитными картами и не пренебрегала мелочами. Джон Хелмер со смехом вспоминает, что когда у светской дамы украли $400, она наврала про похищение $3 тыс и с плачем требовала их отдать. Этот трюк Долецкая вскоре повторила, увеличив цифру до $5 тыс.

Купив на деньги Хелмера дом в Красной Пахре, бизнесвумен решила зафиксировать прибыль. Выселила престарелого шпиона из его квартиры на Цветном, сменила замки, антиквариат любовника увезла, а квартиру выставила на продажу. Джон Хелмер обращался к кураторам, бандитам и олигархам, но справиться с главредкой Vogue не смог.

По схожим схемам бездетная пенсионерка Алёна Долецкая добила журналы Interview Russia и Flacon. Сейчас близкая подруга допустившего утечку 8.5 млн анкет клиентов «Билайна» миллиардера Петра Авена рекламирует коллекцию украшений «Страсть» от ювелирного дома Alexander Arne и демонстрирует актерский талант в киноновелле «Поцелуй креветки».

Фигура

Светская львица и идеолог русского Vogue Алена Долецкая выросла в семье прославленного детского хирурга, где культивировались стиль и дисциплина. Окончив филфак МГУ, преподавала в университете, переводила англо-американскую литературу, работала медийным консультантом компании De Beers, сотрудничала с Британским советом, BBC и немецким телевидением. Больше десяти лет работала главным редактором русского Vogue. C 2006-го входит в жюри национальной премии «Большая книга». Любит хорошую еду, прогулки по лесу, живые концерты и книги. Говорит, что ею движет любовь к тому, чем она занимается, и патологический перфекционизм. Участник проекта «Сноб» с декабря 2008 года.

Город, в котором я живу

Москва

Где родилась

Москва

«… выросла в Москве, первые дни жизни провела в коммуналке…»

У кого родилась

Отец – Станислав Яковлевич Долецкий, детский хирург.

«Отец был детским хирургом, очень известным, а еще писателем, писателем-публицистом, как теперь принято говорить».

«… когда мой папа… иногда ездил за границу по своим хирургическим делам, он всегда привозил два журнала. Это были National Geographic и Vogue».

Мать – Кира Владимировна Даниель-Бек, хирург-онколог.

«Мама – золотые руки, Кира Даниель-Бек, знаменитый профессор-онколог, красавица, истинная княгиня армянских кровей…»

“Еще в школе меня выгоняли из класса, потому что мне очень не нравилась школьная форма. И мы с мамой придумывали какие-то неописуемые воротнички, потом я их отглаживала, пришивала, и манжеты у меня были шире, чем следовало. Я удивляла своих родителей, и хотя папа сам был элегантный, роскошный, подтянутый мужчина, он нередко говорил: “Деточка, по-моему, ты слишком интересуешься шмотками””.

Где и чему училась

Окончила филологический факультет МГУ.

«Только представьте в первом гуманитарном корпусе МГУ девушку в… джинсах, застиранной до дыр мужской майке, в перчатках с обрезанными пальцами и обручальным кольцом – второй такой не было».

«…самое любимое занятие в университете… Когда я ехала в метро от “Кропоткинской” до “Университета”, я в воображении переодевала людей, сидящих напротив меня. Ровно за 21 минуту можно было успеть все! Я снимала с них очки и надевала, я перекрашивала блондинку в брюнетку, и наоборот, стригла и удлиняла волосы, меняла юбки и кофточки, и так бесконечно!»

«По ночам в английском театре МГУ я ставила бродвейский мюзикл The Lady or the Tiger с музыкой, переработанной небольшой джаз-рок-бандой Максима Никулина (на ударных)».

Где и как работала

«Я рано начала преподавать, переводить, сама зарабатывала деньги».

«…я ушла в PR и работала медийным консультантом компании De Beers».

Работала в шведской компании Ericsson, в отделе искусств и общественных связей Британского совета, редактировала журнал Cosmpolitan.

«…затем ушла в журналистику – сотрудничала с ВВС и немецким телевидением RTL».

Главный редактор русского издания журнала Vogue.

«… это не просто работа для меня… потому что я ее так сильно люблю, что она уже… больше чем работа, я люблю, то что я делаю… Могу проснуться ночью и думать о ней…»

«… все то, что я делала до Vogue, начиная с Московского университета, а затем на телевидении, на радио, не говоря уже про De Beers… плюс моя огромная любовь к книгам – все эти грани, эти разнонаправленные виды деятельности, как в детском калейдоскопе, сложились. И в фокусе соединились для меня в Vogue».

Соредактор русской версии журнала Gourmet (о высокой кухне, ресторанах и кулинарных открытиях).

Ученые степени и звания

Кандидат филологических наук.

Дела общественные

Помогает Дому ребенка.

«Это приватное дело… Я поддерживаю дом, куда сгружают детей, которых бросили родители… я к ним езжу, я с ними встречаюсь… Дети радуются так, как не радуется ни один самый богатый взрослый…»

Входит в жюри Национальной литературной премии “Большая книга”.

Известна тем, что…

В течение десяти лет является бессменным главным редактором русского издания журнала Vogue.

Мне интересно

«… я очень люблю готовить».

«… для меня отдых – конечно, музыка, конечно, концерты. Живые концерты. За живой концерт я все отдам! И мои друзья это знают. Вдруг кто-то звонит: “Мы летим на концерт Led Zeppelin”. И все, я отдам любые деньги и отменю любые дела!»

Люблю

ходить по лесу

«Я просто хожу на прогулку – надеваю валенки и собираю хворост для камина».

если пить водку, то из стопки

«В выпивании водки, как мне кажется, важны две вещи. Первая – эстетическое наслаждение. Вторая – мера. Тогда это будет “высокая водка”… не признаю граненые стаканы. Я люблю стопки. Значение маленькой стопки огромно с функциональной и вкусовой точек зрения».

общаться с друзьями

«Огромная для меня радость… общение с друзьями… сейчас это превратилось в роскошь… все работают…»

«…я люблю богатых людей и очень горжусь богатыми друзьями».

Ну, не люблю

«… я очень не люблю скелетов! Излишне худые люди вызывают, прежде всего, страшную жалость».

разочаровываться в людях

«Когда ты ставишь на человека,… вкладываешь в него пару лет, рассказываешь как надо, как лучше, учишь… а он из-за денег уходит в другое место… обидно… обидно, ну как это из-за денег… а ты в него вкладывал…»

Люблю, когда поздравляют с …

мои Днем Рождения и с Новым Годом

И вообще…

«…я предпочитаю не испытывать… чувство страха…в принципе».

«Я единственно по чему скучаю из юности – я тогда не уставала… энергии был вагон… Тогда я могла спать в неделю 3 часа».

Алена Долецкая (англ. Alena Doletskaya) возглавляет редакцию издания «Interview Russia» и другие отечественные проекты. До сих пор не нашлось такого человека, который поднял отечественные журналы на новый уровень, как Алена Долецкая. Биографией этой талантливой женщины изучается многими поклонниками. Сейчас ее личная жизнь активно обсуждается в печатных и Интернете. А становление карьеры приводит в восхищение многих. Блог Алены Долецкой буквально разрывается от писем поклонников.

  • Настоящее имя: Елена Станиславовна Долецкая
  • Дата рождения: 10.01.1955
  • Знак зодиака: Козерог
  • Рост: 170 сантиметров
  • Вес: 60 килограммов
  • Объем талии и бедер: 67 и 93 сантиметра
  • Размер обуви: 37 (EUR)
  • Цвет глаз и волос: Голубые, русые.

Алена (Елена) Долецкая росла в семье талантливых врачей. Родители — хирурги, а брат – анестезиолог. Своих близких Алена очень любила. Юрий Никулин, знаменитый артист, был ее любимым дядей.

Окончив школу, она решила продолжить карьеру родителей. Однако поступить в медицинский университет девушке так и не удалось. Помешал дядя девушки. Алена Долецкая и Никулин Юрий Владимирович договорились об этом. Позже девушка поступает в школу-студию при МХАТе, но тогда родители отговорили ее. Алену Станиславовну определили на гуманитарный факультет МГУ. Девушка делала большие успехи в учебе. Алена в молодости любила одеваться по моде рок-движения. Она закончила престижный вуз с красным дипломом.

Поиск профессии

После университета, девушка устроилась учителем английского языка в МГУ, где переводила тексты иностранных книг.

В начале девяностых муж нашей героини Борис Рубинович Асоян и Долецкая живут в Ботсване. По его же направлению девушку берут на должность консультанта по связям с общественностью в организацию по добыче и обработке алмазов, De Beers. После чего она берет кредит на покупку квартиры, скрыв наличие жилплощади. В результате девушка была уволена с громким скандалом.

image

Пляжный тур в оаэ. Пляжный отдых в оаэ. Пляжный отдых в Дубае image Телефонные коды городов россии Floresan (Флоресан) Крем-лифтинг Укрепляющий для обвисшей кожи плеча и предплечья Gran Hotel Bahia del Duque Resort – Отзывы Эксклюзивные услуги в Las Villas Инструкция и образец заполнения миграционной карты сингапура Образец заполнения миграционной карты объединенных арабских эмиратов Перерасчет за коммунальные услуги по закону

Previous Entry | Next Entry

Про Алёну Долецкую

 Мне почему то ужасно жалко, что она ушла из Vogue….прям такое ощущения как будто она умерла…тьфу-тьфу-тьфу.. Столько времени было потрачено на чтение этого журнала, столько вырванных страниц, нежно сохранённых в альбоме. У меня даже диплом большей частью посвящён этому журналу…ох как жалко Вот нашла… Перепост от   Статья Citizen K без купюр и редактуры. Сочным апрельским утром 2002 года, я сидел в редакции “Независимой газеты” и строчил заметку. Это была, наверное, моя семнадцатая статья за три дня, глаза отвратительно слезились, а под ногтями притаились бациллы от бесконечного стучания по клавиатуре. “Боже, почему я задыхаюсь в этой грязной конуре и штампую бесконечные глупые рецензии? – подумал я. – Всюду уже написал, даже в журнал “Сериал”, вот только в Vogue ни разу”. Я произнес это словечко на разные лады, остановился на том, что “вог” мне нравится больше, чем “воуг”, отхлебнул грузинского чаю из битой чашки с сиренью, выглянул в окно. И тут раздался звонок. Можете мне не верить, но звонили из “Вога”. “Не хотите поработать с нами”,? – спросила какая-то девочка. “Очень хочу”. – “А когда можете прийти”? Я прикинул расстояние: из двери направо, потайным двором, через арку, мимо ФСБ на Рождественку и вот уже виден тот самый заветный “Меховой холодильник”, где находится редакция главного иллюстрированного ежемесячника мира. – Через 20 минут, – ответил я. В трубке почувствовалось напряжение: как это через 20 минут? Это почему так быстро? Потом девочка с кем-то пошепталась и томно пропела: “Ну, ладно, приходите, Алена сможет”. Через 20 минут я вошел в этот кабинет. В маленьком окне тепло краснели кремлевские звезды, на столе – стояла ваза с фруктми, в кресле, прикрытом шелковым платочком с надписью Vogue сидела женщина. “Напишете нам про Галю Тюнину”? – густым басом спросила она, пристально глядя на меня. “Конечно напишу”, – ответил я, снимая джинсовку. – “Dolce & Gabbana”? – спросила она, глядя не на куртку, а на биципсы. – “Guess”, – ответил я, поигрывая мышцами груди. “А не хотите у нас поработать”? – спросила она, переключившись на грудь. – “Могу выйти завтра”, – ответил я, одеваясь. С тех пор я заходил в этот кабинет сотни раз. Утром и вечером, в грозу и в слякоть, в компании и без, по делу и покурить, за повышением и с заявлением об уходе, когда она была там и когда она пила шампанское в тысячах верст от Москвы, всегда мне было там хорошо. Я знаю все в этих десяти метрах от порога до альбома Unseen Vogue, который я сам привез ей из Лондона и поставил на полку. Вот на приклееных к стене фотографиях она с Михалковым, с Лагерфельдом, с Бондарчуком. Вон внизу статья об ее деде – основателе ТАСС, а рядом стишок, написанный Высоцким на день рождения ее отца-хирурга: “…Видел сон я – во сне вам дала Нифертити, / Так старейте назад, дорогой”. Здесь, на месте прозрачного стула от Старка раньше было то самое кресло, стыдливо прикрытое шелковой промопродукцией испанского Vogue, а вот и знакомая ваза с фруктами. “Возьмите себе, ешьте. А мне надо с вами серьезно поговорить”. Я узнаю этот заговорщицкий тон. “Ну ты где? Я уже внизу!”, – потому что нельзя было выходить вместе, чтобы никто не заподозрил сговор и не перепугался. “Зайди ко мне”, – это значило, что кто-то написал чудовищную дрянь и надо было тихо переписать. “Дверку закрой за собой”, – о! Тут начинались самые главные секреты. Кто уходит, кого увольняют, что происходит в кабинете генерального директора. Раньше, она еще любила в таких случаях громко включать музыку, по старой привычке, чтоб прослушка не сработала. – Вашему Николаевичу, кажется не понравилась съемка. – Да ладно. Я просил его мне прислать превьюшки, но он сказал, что карточки еще не готовы. – Он врет, идите сюда. Я обхожу стол, и встаю в привычную позу. За ее спиной, наклоняясь к монитору. На экране кровать в парижском “Ритце”, на ней она в каком-то фиолете. – Ну как? – По-моему, блядство. – Сам ты блядство! Haute Couture! Долецкая закуривает тоненькую сигарету. Раньше курила Vogue, теперь перешла на что-то полегче и наверное погаже. – Ален, а вы знаете, что весь город говорит, что Vogue – с каждым годом все хуевей и хуевей? В принципе я тоже считаю, что называть текст про Алису Фрейндлих “67”, а про Кончаловского “Андрей Кончаловский” – это за гранью добра и зла. – Примеры, которые вы привели относятся буквально к 19 веку. – А сейчас у вас какой? – А сейчас 20-й. – Ален, уже 21-й на дворе 8 лет. – Тем не менее. Это такая московская тема. Я даже рада, что люди считают, что журнал Vogue становится хуевей и хуевей. – Это почему? – Это потому, что у каждого должно быть свое мнение. Я же считаю, что журнал Vogue с каждым годом все лучше и лучше, все самостоятельней и самостоятельней. Какие у меня для этого понимания есть инструменты? Это во-первых рост тиража, во-вторых реакция читателей. – Ну, то есть мы с разными читателями просто знакомы. Вам вообще не надоел этот журнал дурацкий за 10 лет? – Мне надоело встречаться с неумными людьми. Слышать одинаковые предсказуемые иногда довольно скучные малопрофессиональные и поверхностные оценки. Мне надоели встречи с косностью, с трусостью, с ленью, с трусостью. – Ален, вы мне все это говорите, а сами смотрите в редакционную комнату, набитую совершенно непонятными бессмысленными людьми. Кто все эти девочки в вашем журнале. – Ну они все такие симпатяги. – Покажите. Кто конкретно? – Вот напротив меня. – Давайте не трогать вашего персонального ассистента. – Антон, как же не трогать-то? Так не честно. Она – продолжение моей левой руки. Она вместо меня берет телефон, она составляет мой график. – А куда ж вы всех мужиков-то дели? – А когда это тут были мужики? – Ну пидорасов. – А ну это другое дело. Ну, вот есть Саймон. – Ну, а кроме него все ж нормальные ушли. – Да и эти все замечательные. Ну когда другие дают просто две зарплаты, конечно уходят. Но мне приятно если мои люди, выросшие из моей крови, моей слюны делают качественные продукты. И вот еще одна вещь, которую я хочу вам честно сказать. Последние годы я ни на кого не обижаюсь, я огорчаюсь. Это наверное такой переход к мудрению. – А помните с вами случился приступ в Париже, я вам позвонил в больницу и вы сказали, что вы очень помудрели? – Да. Точно. У меня тогда резко упало давление. Я приехала в гостиницу, легла спать, и через два часа вскакиваю с сознанием, что у меня не написано завещание. – Вы что думаете я поверю, что тогда вы думали не о себе, а о каком-то завещании? – Да, поверьте. Но дело не в этом. Мы же о мудрении. Я поняла, что надо жить дозировано. Не надо делать каждый день отвал башки. Можно делать по понедельникам. А вот каждый день – не надо. Я научилась внимательней смотреть на какие-то вещи. – Так все-таки вы в каком веке-то живете? Вы вообще активный интернет пользователь? – Я пассивный интернет пользователь. Я конечно слежу за всем, что происходит здесь и сейчас. Меня все это очень увлекает. А! Я знаете что люблю? Личные странички. Когда я делала материал про Земфиру, я была увлечена очень ее сайтом. – А почему у вас нет своего? – Ну я ж не звезда! –? – Ну я ж не концертирую. Я концертирую журналом Vogue, который сейчас читает около полумиллиона читателей. Мне этого вполне достаточно. – Вообще, слушайте. За эти 10 лет так сложилось, что вы и есть Vogue. – Антон, ну это совершенно нормально. Вам-то уж точно известно, что главный редактор – это присутствия мнения, предпочтений, характера. Именно поэтому он называется главный редактор, а не редактор культуры или там красоты. Американский Vogue – это журнал Аны Винтур, французский – Карин Ройтфилд. Точка. – А как вы вообще оказались в журнале “Vogue”? Почему вы, а не какая-нибудь там Эвелина? – Я вас сейчас выгоню, вы плохо делали домашнюю работу. – Я замечательно делал домашнюю работу. Как все это было? Кто вам позвонил, кто предложил? – Первая мне позвонила Наташа Зингер, которая тогда была корреспондентом New-York Times в России и сказала: “Открывается Vogue”. Я говорю: “Ты с ума сошла. Этого не может быть”. – Это было когда? Осенью 1997-го? – Ага. И мне ведь было вдвойне обидно. Мне ж за 3 года до этого позвонила Мясникова и сказала: “Выходи ко мне замом, а потом сразу для тебя мы запускаем Vogue. И я как мусик пошла туда, сделал три аналитических обзора журнала Cosmopolitan в России, который тогда был очень американский. И все это было даже симпатично, потому что там сидели наши филфаковские девчонки. Но Vogue что-то все не появлялся и не появлялся. – А Мясникова всем рассказывает, что она вас уволила. – Я знаю. Ну каждый может рассказывать все, что хочет. То что мы не сошлись – это чистая правда. Я думаю, что это был такой глобальный missunderstanding. Я ж отличница. И все делала на все сто. И я думаю, что кто-то просто испугался за свое положение. – А я вообще не понимаю, как вы этим стали заниматься. Почему вы-то? Зачем все звонили вам? Вы ж не были никогда известной модной журналисткой. – Тогда давайте с самого начала. У нас в доме всегда читали книги и слушали музыку в консерватории. Я не видела телевизора, пока не вышла замуж за Льва Карахана. – Лева испортил вам жизнь! Теперь у вас – вон – два телевизора. – Погодите. Все это было так, пока папа не стал членом английской королевской медицинской академии. Из Англии он привез два журнала National Geografic и Vogue. – Врете. Что на обложке было? – Я вам точно могу сказать. На обложке National Geografic были совокупляющиеся львы, а на обложке Vogue была Иванн (???) с девятью огромными бусами на шее. И эта шея на полполосы – это была такая внутривенная инъекция мечты, которую ты даже не можешь поймать. – А вам не приходило в голову задать своему отцу вопрос: а что это он вообще привез журнал Vogue. – Да все очень просто. Он пошел в гости к такому же Станиславу Долецкому там. Ну понятно culture shock, все дела. А у профессора была жена…. Через железный занавес женщина передала привет женщине. А мы-то в это время из “Нового мира” Булгакова вырезали. – Куда журнал-то делся? – Ну, я ж девушка бурная. – Вы променяли его на резинку? – Я променяла его на свободу. Я ж в 17 лет ушла из дома к Карахану. Мы подали заявление в день моего восемнадцатилетия. Я ушла из профессорской шикарной трехкомнатной квартиры в Левину коммуналку. – Зачем? – Любовь. Сейчас, подождите секунду. Долецкая снимает трубку и начинает причитать по-английски: Hi, gosh! Gosh! You got it, baby. That’s amazing. Genios. That’ll be perfect! Наконец, закрывая трубку, шепчет: Наоми Кэмбел. 7 лет назад, я б упал со стула, а сейчас: ну, очередная девушка русского богача. Ну, вот сам русский богач. Ну, сто пятнадцатый ужин в Vogue Cafe. “Это моя работа”, – скажет потом Долецкая, устало глядя в пол. Но по этой наигранной усталости будет ясно: “Все-таки это не только работа”. – Так я все же не понял, как вы журналисткой вдруг заделались? – Все, что со мной происходило очень точно повторяло происходившее со страной. Меня никогда не выпускали за границу. Я не была членом партии. Потом было предложение от КГБ посотрудничать. – И что? – Я отказалась. – А все говорят, что вы даже до полковника дослужились. – Никогда. Это “никогда” сказано так серьезно, что заставляет усомниться в его правдивости. – Вас вызывали на Лубянку? – Нет эти люди приехали к нам в Университет и встречались со всеми, кто должен был работать переводчиком на Олимпиаде. Когда я поняла, что они из органов, я сказала им, что Родину я люблю, но мне не нравится их компания. – Почему? Вон у вас же на стене висит “Вова – президент Аленки”. Вам же Путин всегда нравился. – Ну у него же очень сексуальная походка. Вообще, погоди, дай дорасскажу. Они мне говорят: почему вы не хотите сотрудничать? А я им: вы мою бабушку сгноили в Гулаге, и из-за вас застрелился мой дедушка. Потом была вторая встреча и третья, а потом они мне вывалили всю мою биографию и сказали: “Ну про аспирантуру и диссертацию можете забыть”. А потом произошла удивительная история. Года через три я преводила какую-то встречу. И самому главному дяденьке так понравилось, как я это делала, что он говорит: “Следующие переговоры в Америке. Несите паспорт”. А я ему: “Мне заграницу выезжать запретил сам КГБ”, а он так посмеялся и сказал: “Несите паспорт”. И визу поставили незамедлительно. – Ну то есть он был более важным чекистом. – Ну да. В итоге мир оказался больше, чем филфак. Больше и интересней. – А потом был Дебирс, и Эриксон, и Британский совет. Как вас в Vogue-то взяли? – Я пришла на интевью к господину Ньюхаусу с несколькими концепциями развития журнала и со всеми альбомами, которые я выпускала в Деьирс и в Британском совете. Были жесткие телевизионные проекты. Все это вместе соединилось в одно красивое. В Vogue. Я просто люблю все красивое. Я вас-то на работу взяла не только за красивые слова. – Ох, это известно. А вам приятно смотреть утром в зеркало? – Я редко успеваю это делать. Очень нелюблю себя уставшей. Уставать нехорошо. А так приятно. Ну, девочка. Вот так я крутилась перед зеркалом во всех этих haute couture нарядах, и почувствовала себя – ой – девочой. Принцессой на горошине. И так мне все это не хотелось снимать. – Что-то у вас даже какая-то интонация не своя появилась. Вообще вы периодически говорить стали иначе. Английский изменился. Раньше был такой словарь английской фонетики Александровой, а сейчас… – Больше рок-н-ролл? Верно. Слушайте, а как вы полтора года прообщались с Сергеем Вороновым? С удовольствием. Знаете, что самое смешное. Аркадий Новиков готовил пельмени в том же ресторане, где Воронов играл. И когда мы начали общаться, все стали подходить ко мне и говорить: Так странно. А что странно? Все нормально. Талантливый, красивый, взрослый человек. А сейчас что? Пока мы расстались. Пока. Ну, а не устали-то лабать все время? Может, пора сказать: “Я устала, я ухожу”? А что вы после Вога-то будете делать? Ну что вы спрашиваете? Ну все меня спрашивают. Ну, может, буду отдыхать, может, пойду поконсультирую. Вообще, у меня большие планы на вторую половину жизни. – А телек? Чего вы не пошли вместо Эвелины-то передачу вести? – У меня не было уверенности, что этот формат, который хотел Костя он попадет в то, что я бы могла делать. – Ну, вот теперь Эвелина звезда. Ее в Сочи на рынке узнают. – Ну, вот именно. А мне вполне достаточно, что я в Vogue CAFE нормально пообедать не могу. Но вообще мне был бы очень интересен телевизионный проект. Только он должен быть мой. – Ну, а что, завещание-то уже написали? – Да нет же! – А что вам вообще завещать? Что у вас есть? – Ну, я вот люблю цацки, вы знаете. У меня есть письма, знаете, написанные не в жж, а пером на бумаге. – И что? Вы их завещаете ЦГАЛИ? Институту мировой литературы? – Почему, может быть найдется тонкий, понимающий человек, которому, это будет надо. Может, это будете вы?

Profile

Анна Черникова

Latest Month

March 2013
S M T W T F S
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

View All Archives

Tags

View my Tags page

Categories

View my Categories page Powered by LiveJournal.com

Алена Долецкая

Дата рождения: 10.01.1955 Место рождения: Москва Карьера: журналист, переводчик, редактор Проекты: Vogue Местоположение: Москва, Россия Контакты менеджера: Телефон: +7 (495) 142-60-10 (Казахстан) +7 (717) 269-61-62 E-mail: inbox@bigcitystar.ru

Фотографии
Видео
Официальный сайт агента Алены Долецкой

Алена Долецкая

Имя Долецкой Алены широко известно в журналистских кругах. Да впрочем, не только. Она успешная российская журналистка, которая на протяжении двенадцати лет была главным редактором популярного глянцевого журнала Vogue. Кроме того, Алена является членом жюри такой национальной премии как Большая Книга. В 2011 году она стала во главе издания Interview, который основал еще в 1969 году Энди Уорхол. Также она была редактором российского издания под названием Gourmet. Ко всему прочему большой востребованностью пользуются услуги спикера Алены Долецкой. Как она добилась такого успеха?

Семья Алены Долецкой

Родилась Алена в 1955 году в Москве, в семье медиков. Отец Алены был известным детским хирургом. Он даже входил в состав Членов Королевской академии детских хирургов, сформированной в Великобритании. Мать Алены была известным хирургом-онкологом.

У Алены есть старший брат, который тоже пошел по стопам известных родителей. Девочке тоже пророчили будущее в медицинской сфере. И после школы она хотела идти в медицинский институт. Но сами же родители отговорили её от этого выбора.

Карьера Алены Долецкой

Юрий Никулин был дядей Алены. И именно он ей посоветовал пойти в гуманитарное учебное заведение. В результате она начала учиться на филологическом факультете в МГУ Ломоносова. Закончила она его с красным дипломом. Потом она пошла дальше, продолжив обучение в аспирантуре, защитив кандидатскую.

После университета Алена стала преподавать в МГУ Ломоносова английский язык, параллельно занимаясь переводом. Если пригласить бизнес-тренера Алену Долецкую, то можно оценить её высочайший уровень знания языка.

В девяностых годах она закончила свою карьеру преподавателя. А благодаря связям своего супруга, Алена стала консультантом по связям с общественностью в компании-производители бриллиантов. В 1998 году Алена Долецкая стала главным редактором в издании Vogue российского формата. Именно благодаря её заслугам журнал вышел на новый уровень в нашей стране и стал одним из модных и авторитетных изданий. На протяжении двенадцати лет Алена возглавляла журнал, но в 2010 году решила его покинуть. Если заказать бизнес-спикера Алену Долецкую, то ваши сотрудники узнают, как идти к поставленным целям и добиваться успеха. На сайте компании Большой Город можно пригласить спикера Алену Попову для проведения мастер классов.

Помимо успешной карьеры в  Vogue, Долецкая была в составе жюри национальной премии по литературе Большая книга. В 2011 году она стала во главе журнала Interview. Параллельно с выпуском этого издания в журнале, она руководила его выпуском в Германии. Если пригласить бизнес-тренера Алену Долецкую, то Вы можете узнать о её видении того, какие изменения будут происходить на медийном рынке и что ждет глянец в будущем.

В 2012 году Алена записала несколько авторских программ. В 2013 году она запустила свою программу Вечер с Долецкой. Кроме того, она выпустила несколько кулинарных книг, снялась в кино и даже принимала участие в рекламных кампаниях известных брендов. Жизнь и творческий путь российской журналистки очень интересны. Сегодня многие компании стремятся заказать бизнес-спикера Алену Долецкую. Тренинги этой успешной российской журналистки помогут повысить эффективность вашего персонала, позволят построить систему внутренних коммуникаций. Руководители получат навыки эффективного взаимодействия со СМИ, действиям в кризисных ситуациях, а также научаться работать с разноплановой аудиторией. На сайте нашей компании можно заказать оратора Анастасию Трегубову на бизнес мероприятие.

Выступления Алены Долецкой всегда очень интересны и результативны. Вы сами можете убедиться в этом!

547031 октября 2013

Для меня, Алена Долецкая всегда была той недосягаемой величиной, до которой лишь Хромченко и возможно дотянуться. Но, после того, как Алена покинула пост главреда Vogue, я увидела эту женщину совершенно в другом ракурсе. Из суровой женщины руководителя, бизнес леди, статусной дамы высшего общества, Долецкая стала превращаться в женщину, которую можно увидеть на расстоянии вытянутой руки. Она открылась, стала непосредственной, живой, такой реальной, настоящей, что захотелось увидеть и насладиться этой яркой энергетикой такого харизматичного человека.

Поэтому, сегодня, мне захотелось показать Алену немного с другой стороны. Без официоза и сдержанности, а это можно найти лишь в ее личном инстаграме.

Весь мир увидел ,как Долецкая курит, позволяет себе расслабленные довольно мужские позы, обнажается на весь мир и делает дакфейс для поднятия настроения своих фоловеров, сопровождая фото забавными и остроумными комментариями.

image

Три мин перекур и по коням! #stpetersburg#instame #зубик #наголовечертичто

image

В кресле президента перед футбольным полем. #киев #люблюфутбол#instamood

image

Пришли с Чарльзом на работу. In office with Charles. #interviewrussia#звездынаработе#indiansummer#russia

image

В Москве затопили, и я от счастья делаю всем губки. Хорошего всем дня!! #instamood #отопление Москве#праздник

image

Thankgodit’sfriday look. #interviewrussia#friday#fuckinglazy

image

Злюка на 4х часовой встрече. #instamood#interviewrussia #narcissorodrigues #dior #ума палата

image

Кейт Мосс и Наоми. Типа. #armenia

image

Какая на фиг Ибица или Тоскана. Russia!!!

Вот такая, неординарная и немного сумасшедшая, откровенная и спорная бывает Алена Долецкая. Но, ее совершенно невозможно не любить! Ее жизнерадостная улыбка, покоряет мир и открывает сердца. Женщина с безупречным вкусом наполненная внутренней свободой

С трудом покидаю питерское пристанище #сикосьнакось #four seasons lion hotel #omelyia

Деловая колбаса едет в Питер. #interviewrussia#converse #jbrand #baileyofhollywood #celine#maxmara #всечтобылодоманадела

Гора-великан сзади) #gandzasar #armenia

Вот так неплохонько кончается викенд. Доброй ночи! #weekendisover#instamood

Открыли окно в вертолете!! #Armenia

Тренируюсь ставить автограф. Укрепляю запястье. #утро50завтраков #валяюдурака

Вот теперь все ясно. #karabax #armenia #instabrain

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий