Его нашли только через три дня. Печальная судьба блистательного Александра Годунова

Главная В» Легенды Большого В» Юрий Николаевич Григорович

imageСпектакли Григоровича, даже самые лирические из них, как, например, В«ЩелкунчикВ» Чайковского, пронизаны героическими интонациями. Камерность, замкнутость, пассивность решительно чужды художественной манере хореографа, чей творческий путь отличается поразительной цельностью и единством в стремлении найти своего современного героя, в последовательном утверждении человеческой личности, наделенной волей, темпераментом, энергией. Балет чаще всего называют искусством поэтическим, красочным, тонким…

К спектаклям Григоровича уместно было бы применить еще и эпитет В«публицистическийВ», хотя это, возможно, и покажется на первый взгляд неожиданным. Но вспомним неистовые, полные горьких раздумий, отчаяния души, монологи отвергнутой царицы Мехменэ Бану из балета В«Легенда о любвиВ» (по пьесе Хикмета на музыку Меликова). Эти монологи, обращенные в зрительный зал, характерны открытой обнаженностью чувств и каким-то исповедническим началом.

Героиня словно вступает в диалог с залом: между сценой, где развертывается действие, и современной зрительской аудиторией устанавливается особый эмоционально-психологический контакт. Черты современного публицистического театра несет в себе и самый известный из поставленных Григоровичем балетов, за создание которого он был удостоен Ленинской премии, — В«СпартакВ» Хачатуряна. Но публицистичность стиля, воплотившегося в ясной и экспрессивно-графической пластике танца, не отрицает ни глубокого психологизма характеров, ни чисто поэтического выражения чувств.

Высокий рационализм спектаклей Григоровича — их всегдашняя выверенность, драматургическая четкость, продуманность в каждой детали — далек от рассудочности и сухой педантичности. Публицистичность спектаклей хореографа — важная особенность его почерка, его современный нерв. Поэтому, несмотря на то, что балетмейстер большей частью ставит балеты на темы истории, фольклора, сказки, любая из его постановок покоряет современным звучанием темы и конфликта, ибо в осмыслении их Григорович всегда предстает перед нами современным художником со своим активным отношением к изображаемому.

Григоровича чаще всего называют хореографом-симфонистом, имея в виду сложную полифоническую ткань его танцевальных композиций. Но мне кажется, что вернее всего было бы назвать Григоровича первооткрывателем особого типа балетного театра — театра публицистически – поэтического. В этом театре развитие конфликтов достигает максимальной остроты, а столкновения героев всегда предельно интенсивны. В этом театре идеи, которые хочет раскрыть автор, как правило, находят свое воплощение в зримых образах-символах, причем хореограф не скрывает, не вуалирует свои мысли, он безжалостно отсекает все лишнее, сосредоточивая внимание на самом существенном, и подчиняет выразительные средства, всю образную систему спектакля утверждению той идеи, которая найдена им в данном произведении.

В В«СпартакеВ» эти принципы особенно явственны: всё действие замкнуто вокруг двух героев — Спартака и Красса символов идеи свободы и идеи насилия. Конечно, каждый из этих характеров глубоко психологичен, но не только их развитие движет действие, а постепенно усиливаемая хореографом контрастность этих образов, их все более увеличивающееся противостояние — как обобщенное выражение несовместимости идей свободы и насилия, неизбежного их трагического столкновения. Творчество Григоровича утверждает веру в человека.

Идеал личности для хореографа — это прежде всего личность творческая, наделенная даром преображения жизни и способная воспринимать мир В«по законам красотыВ». Тема творческого порыва, поиска высшей тайны искусства пронизывала первый балет Григоровича — В«Каменный цветокВ» (по мотивам сказов Бажова на музыку Прокофьева). Тема этого произведения была близка вступающему в самостоятельную творческую жизнь хореографу, радостный мотив художнической одержимости творчеством придавал этому балету подчеркнуто лирическое, личное звучание: поиски и сомнения, открытия и поражения мастера Данилы читались как внутренний монолог самого автора. В спектакле утверждалась тема искусства, отданного людям и посвященного своей земле.

Следующий спектакль — В«Легенда о любвиВ» — наметил выход в жанр хореографической трагедии, исследующей такие высокие и вечные философские категории, как долг и чувство. Отречение художника Ферхада от земной любви во имя служения народу не рассматривалось хореографом однозначно. В аскетично-таинственном мире восточной легенды, в мире восточной деспотии самый воздух, кажется, был напоен страданием, и путь героя к осуществлению своей миссии трактовался Григоровичем как высокий нравственный и человеческий подвиг. Даже в интерпретации классических балетов хореограф не отказывается от своей темы: в недавно возобновленной постановке В«Спящей красавицыВ» Чайковского — Петипа он усиливает героические черты в образе принца Дезире, заостряет заданный композитором конфликт мечты и действительности, осторожно вводит в ткань старого спектакля образ героя, современного по характеру и танцевальному языку.

Тема рыцарского служения идеалу вышла на первый план и в новой редакции В«Лебединого озераВ», осуществленной Григоровичем. Судьба этого спектакля сложилась не просто. Замысел хореографа, решившего выявить чески-напряженное звучание конфликта балета, не вступая в противоречие с музыкой Чайковского, не всегда органично согласовывался с оставленными в спектакле лучшими фрагментами старой хореографии. Работа над спектаклем продолжается. Требовательность к себе, творческая неуспокоенность — эти качества особенно присущи Григоровичу, который никогда не оставляет работы над своими спектаклями.

Так, например, за девять лет жизни на сцене Большого театра Союза ССР балета В«Легенда о любвиВ» хореограф внес в него такое количество поправок, что сегодня можно говорить о наличии нового варианта спектакля. В«Лебединое озероВ» идет уже, по сути, в третьей редакции. Все эти примеры поразительной (Самоотверженности художника, его высокой одержимости поиском. В разговоре о творчестве того или иного художника неизбежно возникает вопрос о его взаимоотношении с традициями, с опытом, накопленным предшествующими поколениями. Григоровича часто называют продолжателем традиций Петипа и Иванова, обогащенных практикой хореографов 20-х годов и прежде всего Федора Лопухова. Действительно, возвращение балетного искусства к щедрой танцевальности, поэтичности, образноВ¬сти совершалось Григоровичем на основе открытии названных мастеров хореографии.

Вместе с тем творчество Григоровича вобрало в себя опыт не только классического балета и экспериментальных поисков первого послереволюционного десятилетия. В созданных хореографом спектаклях синтезировались находки и достижения самых различных течений в русском и советском балетмейстерском искусстве. Открытия Григоровича как раз и заключены в умелом, тонком, глубоком соединении порой очень разных, почти противоположных традиций. Григорович создает законченные, драматургически четкие сценарии своих балетов, но в воплощении их идет от музыки. Он не ищет пластического аналога литературному тексту, рассматривая музыку как основу творчества, как решающее звено спектакля, соединяющее литературный сценарий с танцевальным его воплощением. Хореограф неоднократно заявлял о своей приверженности балетному театру глубоких психологических конфликтов и сложных человеческих судеб, раскрываемых посредством классического танца.

Модные пластические приемы, переусложненные парадоксальные танцевальные формы его не волнуют. Поиск пластической выразительности он никогда не рассматривал как самоцель. Главное — идея, драматургия произведения. Отстаивая принцип синтетичности балетного спектакля, строгого единства всех его компонентов, Григорович решительно пересматривал значение всех слагаемых постановки — от оформления, диктующего организацию сценического пространства, стиль и характер пластики (огромную роль играет здесь содружество с замечательным театральным художником С. Вирсаладзе, неизменным соавтором всех балетов Григоровича), до кордебалета, ставшего полноправным участником действия, коллективным героем спектакля, соединяющим в себе множество самых неожиданных функций.

Вот уже десять лет Григорович возглавляет балетную труппу Большого театра Союза ССР. Смелое выдвижение молодежи, сохранение в репертуаре лучших классических спектаклей, активный поиск новых выразительных средств, широкое обращение к балетной музыке советских композиторов — таков далеко не полный перечень различных аспектов деятельности главного балетмейстера этого прославленного коллектива. Спектакли, созданные Григоровичем, закономерно составляют основу репертуара Большого театра, на них выросли такие интересные мастера современного балета, как Екатерина Максимова и Владимир Васильев, Нина Тимофеева и Марис Лиепа, Наталия Бессмертнова и Михаил Лавровский. Наиболее В«видные крупные успехи балетного театра сегодня не случайно связаны с именем Юрия Григоровича.

А. Демидов В«Советская культураВ», 1974, 18 июня.

Юрий Николаевич Григорович: Комментарии зрителей (0) В 

О знаменитости

Доп. информация по биографии Юрий Николаевич Григорович

–> image

День рождения 02 января 1927

артист балета, балетмейстер

Биография

Родился 2 января 1927 года, (по другим источникам – 1 января), в Ленинграде в семье служащего Николая Евгеньевича Григоровича и Клавдии Альфредовны Григорович (в девичествеВ — Розай). Учился в Ленинградском хореографическом училище у БорисаВ Шаврова и Алексея Писарева. Выпускником стал первым исполнителем партии Дона Карлоса в балете Леонида Якобсона «Каменный гость» (1946). После окончания училища в 1946 году был принят в труппу Ленинградского театра оперы и балета им. С. М. Кирова, где танцевал сольные характерные и гротесковые партии.

Сочинять танцы начал в балетной студии Ленинградского Дворца культуры имени А.В М.В Горького. Здесь в 1947 году он поставил свои первые балеты — «Аистёнок» Д. Д. Клебанова и «Славянские танцы» А. Дворжака, а в 1948 году — «Семеро братьев» на музыку А. Е. Варламова. В Театре оперы и балета им. С. М. Кирова дебютировал как постановщик танцев в операх, в 1957 году появился его первый полномасштабный балет, ставший поворотным пунктом для развития хореографического искусства второй половины XX века. В 1961—1964 — балетмейстер Ленинградского театра оперы и балета им. Кирова.

В 1965 году окончил Государственный институт театрального искусства имени А.В.Луначарского (ГИТИС).

В 1964—1995 — главный балетмейстер Большого театра — период наивысшего художественного расцвета труппы, завоевание театром мирового признания и авторитета. «Bolshoi Ballet» совершил около ста триумфальных международных турне, закрепив лидерство русской классической школы балета. В 1991—1994 также руководил основанной им труппой «Большой театр — студия Юрия Григоровича».

В 1995 году Юрий Григорович покинул Большой театр и начал работать с различными российскими и зарубежными коллективами. В 1996 году осуществил первую постановку в Краснодаре — сюиту из балета «Золотой век» Д. Шостаковича. Сотрудничество с новым коллективом (ныне Краснодарский Театр балета Юрия Григоровича) успешно продолжается и по сей день. C 2007 года руководит Краснодарским театром балета.

В феврале 2001 года Григорович вернулся в Большой театр и с 2008 года — постоянный штатный хореограф балетной труппы.

Профессиональная и общественная деятельность

Юрий Григорович — балетмейстер-постановщик Церемоний Открытия и Закрытия Летних Олимпийских игр 1980 года

Бессменный руководитель жюри:

  • Международного конкурса артистов балета в Москве
  • Международного конкурса балета имени Сержа Лифаря в Киеве
  • Международного юношеского конкурса классического танца «Молодой балет России»

Также неоднократно возглавлял жюри конкурсов в Болгарии (Варна), Финляндии, США, Швейцарии, Японии

В 1974—1988 — Профессор балетмейстерского отделения Ленинградской консерватории

В 1975—1989 — Президент Комитета танца Международного института театра, с 1989 — его почетный президент

С 1988 — Заведующий кафедрой хореографии и балетоведения Московской государственной академии хореографии

С 1989 — Президент Ассоциации (ныне Международный союз) деятелей хореографии

С 1990 — Президент фонда «Русский балет»

C 1992 — Президент программы «Benois de la danse» под патронатом ЮНЕСКО

C 1997 — действительный член Академии Гуманитарных наук (академик)

C 2004 — Почётный член Российской академии художеств

Почётный член Австрийского музыкального общества

Семья

  • Супруга — Наталья Бессмертнова (1941—2008), выдающаяся русская балерина, солистка ГАБТ

Репертуар в Ленинградском театре оперы и балета им. Кирова

  • 1947 — «Татьяна» А. Крейна, балетмейстер В. Бурмейстер — Николай
  • 1948 — «Баядерка» Л. Минкуса, хореография М. Петипа, В. Чабукиани, Н. Зубковского — Золотой божок
  • 1949 — «Красный мак» Р. Глиэра, балетмейстер Р. Захаров — Акробат и Ли Шанфу
  • 1949 — «Медный всадник» Р. Глиэра, балетмейстер Р. Захаров — Шут
  • 1950 — «Шурале» Ф. Яруллина, балетмейстер Л. Якобсон — Шурале
  • 1951 — «Половецкие пляски» в опере «Князь Игорь» А. Бородина, хореография М. Фокина — Половчанин
  • 1951 — «Бахчисарайский фонтан» Б. Асафьева, балетмейстер Р. Захаров — Нурали и Юноша
  • 1951 — «Ромео и Джульетта» С. Прокофьева, хореография Л. Лавровского — Шут
  • 1951 — «Вальпургиева ночь» в опере «Фауст» Ш. Гуно, хореография Л. Лавровского — Пан
  • 1951 — «Конёк-Горбунок» Ч. Пуни, хореография М. Петипа, А. Горского, редакция Ф. Лопухова— Украинский танец
  • 1951 — «Жизель» А. Адана, хореография Ж. Коралли, Ж. Перро и М. Петипа — Ганс
  • 1952 — «Спящая красавица» П. Чайковского, хореография М. Петипа, редакция К. Сергеева — Кот в сапогах
  • 1954 — «Щелкунчик» П. Чайковского, балетмейстер В. Вайнонен — Паяц и Китайский танец
  • 1955 — «Тарас Бульба» В. Соловьёва-Седого, балетмейстер Б. Фенстер — Петро
  • 1956 — «Спартак» А. Хачатуряна, балетмейстер Л. Якобсон — Ретиарий — первый исполнитель
  • 1957 — «Каменный цветок» С. Прокофьева, балетмейстер Григорович — Северьян

Комментарии

Ксения Маратовна Сахиб-Гареева

модель

Дита фон Тиз

американская танцовщица, модель и актриса

Братья Сафроновы

российские иллюзионисты

Екатерина Варнава

хореограф и участница телешоу «Comedy Woman»

Ирина Александровна Антонова

директор Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, искусствовед

Лиля Брик

муза Владимира Маяковского

Анатолий Ярмоленко

создатель, солист и руководитель белорусского ансамбля Сябры

Елена Яковлева

российская актриса театра и кино, Народная артистка России

2. Григорович — кто он и откуда

О Григоровиче лучше всех рассказал он сам в своих «Литературных воспоминаниях»[110]. Судьбу писателя, прожившего 77 лет и пережившего почти всех своих великих современников, — годы его жизни 1822–1899, — не назовешь обычной. Во-первых, хотя он рос в России, в деревне на берегах Оки, но воспитали его француженки. Его мать и бабушка (отца-украинца он лишился в 8 лет), были эмигрантками из Франции. По материнской линии писатель восходил к французскому роялисту, казненному на гильотине в период якобинского террора. Обе женщины, ставшие волею судеб российскими помещицами, говорили исключительно по-французски: русскому языку мальчик учился у дворовых и крестьян. Французский язык, бывший для писателя родным, очень пригодится ему впоследствии, когда он станет спутником и переводчиком Александра Дюма в прогулках последнего по Петербургу и окрестностям… Но вырасти в русского беллетриста, бытописателя крестьянства при том, что до 14 лет практически не говорить по-русски… что-то не припомню таких примеров… разве что уникальный случай Екатерины Второй, научившейся не только говорить, но и писать письма и комедии по-русски. Сам Григорович постоянно подчеркивал, что осваивать русский язык было ему нелегко, что он упорно этим занимался и что некоторые коллеги по писательскому цеху, в частности московский «кружок» драматурга Ал. Н. Островского, Аполлон Григорьев и Писемский, кололи его «французским происхождением»: где, дескать, иностранцу понять и изобразить российского мужика[111]…

Второй необычной особенностью судьбы Григоровича было редкостное число крупнейших российских литераторов, встреченных им в самом молодом возрасте, еще до начала или в самом начале собственной писательской карьеры. И первым в этом списке следует назвать Федора Достоевского, с которым Дмитрий Григорович некоторое время жил на одной квартире в бытность обоих в Инженерном училище. В своем тогдашнем приятеле Дмитрий замечал «врожденную сдержанность характера и отсутствие юношеской экспансивности-откровенности», видел он и то, что Достоевский «уже тогда выказывал черты необщительности… сторонился, не принимал участия в играх, сидел, углубившись в книгу…»[112]. В начале 40-х годов Григорович познакомился с Некрасовым, которому чрезвычайно важно было то, что новый приятель — «полу-француз» и потому сможет переводить для него разные «пьески» из парижских журналов (Некрасов тогда зарабатывал «литературным предпринимательством»), а кроме того, поможет с «французским романом», за перевод которого будущий издатель «Современника» взялся не зная языка. Чрезвычайно выразительна такая деталь: молодому Некрасову цензура запретила издавать юмористический журнал «Зубоскал» из-за «неосторожной», как пишет Григорович, фразы в объявлении: «Зубоскал» будет смеяться над всем, что достойно смеха»[113]. Григорович, как кажется, не случайно не выказывает своего отношения к нелепому запрету цензуры; будучи человеком «неполитическим», в записках он избегает скользких социальных тем[114]. Так, на протяжении многих лет сотрудничая с редакцией «Современника», он словно не заметил Чернышевского, пришедшего в журнал в 1856 году, и в своих воспоминаниях о нем даже не упомянул, а о Добролюбове процедил сквозь зубы нечто не слишком доброжелательное[115]. Зато много и красочно рассказывает он о таких своих «литературных приятелях», как Некрасов, Достоевский, Иван Панаев, Дружинин, Боткин, Павлов, Белинский и Тургенев. Инженера из Григоровича не получилось, он — по одному полукурьезному обстоятельству — вышел из Главного Иженерного училища не доучившись: не отдал на улице честь Великому князю, сбежал от догонявшего адьютанта, но был «вычислен» дирекцией и подвергнут наказанию. Случившееся стало удобным поводом для того, чтобы впечатлительный юноша покинул учебное заведение: расположения к математике и инженерному делу не питал, суровой казенщине тамошних порядков не соответствовал. Куда было податься человеку с артистическими наклонностями? Сам Григорович признается, что к занятии литературой привлек его пример Некрасова: «Пример молодого литератора, жившего исключительно своим трудом, действовал возбудительно на мое воображение»[116]. Но, как кажется, в возможностях своих как сочинителя Григорович всегда сильно сомневался. И понятно почему: тут и неуверенность во владении языком, и осознание слабости своих творческих потенций в сравнении с теми, кого уже в недалеком будущем провозгласят корифеями русской литературы. Кажется, что именно под гнетом этой неуверенности Дмитрий Васильевич постоянно ищет себя: служит чиновником при императорских театрах под началом известного Гедеонова, работает секретарем «Общества поощрения художников». Был период в жизни Григоровича (60-70-е годы), когда он полностью отошел от литературы. В 1883 году, вернувшись к писанию, он написал «Гуттаперчивого мальчика», произведение тягучее и сентиментальное, однако до сих пор входящее в круг детского чтения. А начал Григорович свое литературное поприще — очерком «Петербургские шарманщики», написанным специально для некрасовского сборника «Физиология Петербурга» (1845). Именно после этого очерка, работая над которым 23-летний «полуфранцуз» погрузился в быт петербургских шарманщиков (как впоследствии с упорством и терпением «ученого-натуралиста» погрузится в быт деревенских мужиков), Григорович становится «своим» в узком кружке петербургских литераторов, группировавшихся вокруг Виссариона Белинского. И тут судьба делает его непосредственным свидетелем и участником эпохального события — неожиданного вознесения на «Литературный Олимп» его близкого приятеля, некогда делившего с ним кров, товарища по Инженерному училищу Федора Достоевского.

Григорович был первым слушателем романа «Бедные люди»: Достоевский позвал его к себе и прочитал только что законченную вещь — от начала до конца, «слушатель» восхитился, выпросил у автора рукопись и в тот же вечер до четырех утра читал ее Некрасову. Взволнованные до слез, оба тотчас же, несмотря на сверхранний час, отправились к Достоевскому, чтобы выразить ему свое восхищение. Тетрадь с романом тут же была доставлена Белинскому и, наконец, в январе 1846 года в «Петербургском сборнике», выпущенном опять же Некрасовым, «Бедные люди» были опубликованы. История навязла в зубах, но почему-то никто не подивился тому, что именно с Григоровича, проявившего недюжинное литературное чутье, начался путь автора «Бедных людей» к читателю. Не могу не продолжить тему. В марте 1886 года 64-летний Григорович написал письмо начинающему автору, врачу по образованию, пописывающему в основном короткие юмористические рассказы. Седовласый мэтр писал: «Вы, я уверен, призваны к тому, чтобы написать несколько превосходных, истинно художественных произведений. Вы совершите великий нравственный грех, если не оправдаете таких ожиданий». Стоит ли говорить, что слово одобрения «старика Григоровича», было воспринято Чеховым (а это был он), как благословение, как нежданная «благая весть», полученная в ту пору, когда сам он не относился серьезно к своему «писательству»: «Ваше письмо, мой добрый горячо любимый благовеститель, поразило меня, как молния. Я едва не заплакал…»[117]. Мне кажется, что, как и в случае с Достоевским, писатель чутким слухом уловил дыхание таланта и — поддержал его и ободрил[118].

Ровно через год после «Петербургского сборника», в январе 1847 года, начал издаваться обновленный «Современник». Григорович стал частым посетителем редакции, постоянным автором журнала; с ним, так же как с Иваном Тургеневым, Львом Толстым, Александром Островским и Иваном Гончаровым, было заключено «обязательное соглашение», по которому писатель получал проценты от журнальной выручки, обязуясь печатать свои вещи исключительно в «Современнике» («Современник, 1856, № 10). На известной фотографии «первой редакции» журнала мы видим Григоровича среди коллег-писателей. И все же, повторюсь, не мог он уже тогда не чувствовать некоторого неудобства в компании «корифеев».

Однако, не будучи равным в таланте Тургеневу, Толстому, Некрасову, был Дмитрий Васильевич человеком наблюдательным, живым, с острым чувством юмора, что в полной мере отразилось в его «Литературных воспоминаниях», написанных в 90-е годы. В них — не только рассказ о себе, но и панорама современного литературного процесса, с любопытными портретами, а порой и едкими характеристиками тех, кто в нем активно участвовал. Есть и еще одна особенность у этих мемуаров: они полемичны[119], о чем современный читатель порой не догадывается. Но зная «литературный контекст» той эпохи, можно сказать с определенностью, что Григорович выступает против некоторых весьма громко прозвучавших мнений современников. С чем же и с кем спорит Григорович?

Большое место в творчестве Григоровича занимают постановки классических балетов, в которых Григорович бережно сохраняет старую хореографию и обновляет спектакль в соответствии с идейной трактовкой и требованиями современности. Все балеты П.И. Чайковского поставлены Григоровичем не как детские сказки, а как философско-хореографические поэмы с большим и серьёзным содержанием. В Щелкунчике (1966, Большой театр) Григорович создал целиком новую хореографию на основе полной, без каких-либо изменений, партитуры Чайковского. В центре спектакля — светлые романтические образы главных героев, воплощенные в развитых танцевальных партиях. Детские сцены 1-го акта, в отличие от предшествующих постановок, поручены не ученикам хореографического училища, а артистам кордебалета, что позволило значительно усложнить их танцевальный язык. В Лебедином озере (1969, Большой театр) сохранена хореография М.И. Петипа и Л. И. Иванова и в единстве с нею заново решен ряд эпизодов в 1-м, 3-м и 4-м актах. Значительно более танцевально развита, чем в предшествующих постановках, партия Зигфрида. Спящая красавица ставилась Григоровичем в Большом театре в 1963 и 1973. В первом спектакле была сделана попытка решения образа феи Карабос на основе не пантомимы, а классического танца, от чего Григорович впоследствии отказался. Во втором спектакле сохранена вся хореография Петипа, края дополнена новыми эпизодами (танец вязальщиц, царство Карабос). Укрупнён основной конфликт, обострено столкновение добрых и злых сил, усилено философское звучание произведения. На основе эстетических принципов, сложившихся в его творчестве, Григорович осуществил в 1978 пост. Ромео и Джульетты (в 2 актах) в парижской Опере;  новая версия (в 3 актах) — Большой театр, 1979. В этот спектакль включён ряд не известных ранее музыкальных номеров, найденных Григоровичем в архиве композитора. В 1982 Григорович поставил в Большом театре Золотой век Д.Д. Шостаковича (создание и 1-я пост. 1930). Спектакль имеет целиком новый сценарий, в партитуру введены эпизоды из других соч. Шостаковича. Действие развёртывается в крупных танцевально-симфонических номерах, в основе которых лежит классический танец, обогащённый элементами народного, бытового, характерно-гротескового, пантомимы, физкультурно-спортивных движений. Для характеристики 1920х гг., когда происходит действие, использованы жанровые черты бальных танцев того времени (фокстрот, танго, чарльстон, тустэп). В постановке Раймонды в Большом театре (1984) Григорович сохранил хореографию Петипа и дополнявшие её эпизоды А.А. Горского и Ф.В. Лопухова, но развил её: более танцевальны главные мужские партии, усилена аккомпанирующая роль кордебалета. Подобные же принципы легли в основу постановки в Большом театре Баядерки (1991), где хореография Петипа органически дополнена развивающими её эпизодами, а пантомимные сцены заменены танцевальными. Раймонду Григорович поставил также в Мариинском театре (1994, с использованием фрагментов хореографии Горского и Петипа). Все спектакли поставлены Григоровичем по его собственным сценариям. Спектакли Григоровича, построены на сложившихся и утверждённых хореографом принципах эстетики балетного спектакля, ставших ведущими в отечественном балете 1960—80х годов. Григорович поставил также спектакли: Жизель (Анкара, 1979), Лебединое озеро (Рим, 1980), Дон Кихот (Копенгаген, 1983); Жизель (1987, новая ред.), Корсар А. Адана — Ц. Пуни, Дон Кихот (оба 1994; все — Большой театр). Постановки Григоровича оформлены художником С.Б. Вирсаладзе, создавшим декорации и костюмы, органично слитые с хореографией. Балеты Григоровича экранизированы в кино (Спартак, 1976), Иван Грозный (под назв. Грозный век, 1977). Его творчеству посвящены документальные фильмы Балетмейстер Юрий Григорович (1970), Жизнь в танце (1978), Балет от первого лица (1986). В 1974-88 Григорович — профессор балетмейстерского отд. Ленинградской консерватории. С 1988 — зав. кафедрой хореографии Московского хореографического института. С 1989 — президент Ассоциации деятелей хореографии, с 1990 — президент фонда Русский балет. В 1991-94 художественный руководитель хореографической труппы Юрий Григорович балет. Лауреат Государственной премии СССР (1985). Соч.: Ф. Лопухов, Т, 1968, № 7; Об авторе этой книги, в кн.: Слонимский Ю., Семь балетных историй. Л., 1967; Традиции и новаторство, в сб.: Музыка и хореография современного балета, в. 1, Л., 1974; Муза сов. балета, там же; В поисках гармонии, Т, 1976, № 3; Театр Вирсаладзе, СБ, 1982, № 4; Слово о Ю. Слонимском, в кн.: Слонимский Ю., Чудесное было рядом с нами, Л., 1984. Нужна помощь в написании доклада? Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно. Цена доклада Список литературы Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.russianculture.ru/

Previous Entry | Next Entry

Последнее фуэте. Судьба балерины Наталии Бессмертновой

imageНаталья Бессмертнова в роли Жизель. 1966 г 19 июля 1941 года родилась известная танцовщица и муза Юрия Григоровича – Наталия Бессмертнова. Выдающаяся балерина русского театра осталась в памяти зрителей как идеал романтической героини. Она прожила насыщенную творческую жизнь, смогла реализоваться как педагог и женщина. Как же складывался ее жизненный путь? image Любимая профессия подарила Наталии Бессмертновой не только признание публики, но и настоящее женское счастье в лице ее мужа – гениального Юрия Григоровича. image Они были невероятно красивой парой в жизни и чуткими, понимающими партнерами – на сцене. Вспомним историю любви балерины и ее стремительный путь к признанию. imageЛюбимица Маленькая Наташа появилась на свет практически в самом начале Великой Отечественной войны. Несмотря на все ужасы того времени семье удалось выжить. День победы Бессмертновы в полном составе встречали в Москве: мама с дочкой приехали из эвакуации, отец – с фронта. Два года спустя у супругов родился второй ребенок – Татьяна. По решению матери обе девочки поступили в Московское хореографическое училище и стали балеринами. Однако Наталия добилась на этом поприще больших успехов, чем ее сестра. image Первым педагогом Бессмертновой стала петербурженка Мария Кожухова. Строгая, дисциплинированная, она еще помнила легендарную Спесивцеву. Наташа была ее любимицей. Однако в 1959 году на 62-ом году жизни Мария Алексеевна умерла, и начинающая танцовщица попала в класс к Софье Николаевне Головкиной. На выпускном экзамене ученица блестяще выполнила 48 фуэте, и получила высшую оценку по классическому танцу. imageЖизель. Наталья Бессмертнова и Михаил Лавровский В Большой театр балерина попала в 1961 году. За 27 лет пребывания на сцене она исполнила весь его репертуар. Долгое время основным партнером артистки был Михаил Лавровский, творческий дуэт с которым сложился еще во время учебы. Вместе с Лавровским Бессмертнова начала осваивать одну из самых главных ролей в своей жизни – Жизель. image Первоначально работать над образом ей помогала Галина Уланова, считавшаяся лучшей исполнительницей этой партии. Но ученица то и дело спорила с педагогом. Узнав об этом, главный балетмейстер Большого – Леонид Лавровский, который обожал Наташу, решил, что сам будет заниматься с ней. 20 ноября 1963 года «Жизель» в исполнении молодой балерины покорила московскую публику. За свою жизнь Наталия Игоревна станцевала эту партию почти 200 раз, и ей же закончила свою блестящую карьеру. imageМуза Новый этап в жизни балерины начался после ее знакомства с Юрием Григоровичем. Бессмертнова стала не только супругой главного балетмейстера Большого театра, но и его музой. Она, как никто другой, могла воплотить все задумки Юрия Николаевича, будь то Анастасия в «Иване Грозном», Ширин в «Легенде о любви», Валентина в «Ангаре», Рита в «Золотом веке» и др. Балерина Наталья Бессмертнова и балетмейстер Юрий Григорович При этом сам хореограф любил повторять, что ставит балеты не для жены, а для выдающейся балерины Бессмертновой. Он искренне гордился супругой: ее талантом, умом и самостоятельностью. На сцене Большого театра балерина танцует до 1988 года, пока Григорович не уволил ее вместе с другими звездами: Плисецкой, Максимовой, Тимофеевой, Лавровским и Васильевым. Это был невероятный скандал. Уже тогда атмосфера в главном театре страны для балерины и ее супруга начала накаляться. К слову, легендарной Майе Михайловне к тому времени исполнилось 63 года! Для 47-летней Натальи Игоревны это не стало сильным ударом, так как она смогла полностью реализовать себя в творчестве, у нее не было сожаления о несложившихся партиях, она смогла перетанцевать весь репертуар классической балерины. После увольнения Наталия Игоревна стала педагогом-репетитором в ГАБТ. Так же артистка разово принимала участие в отдельных спектаклях, ездила на гастроли. Но безумный успех, который в свое время буквально обрушился на чету Григоровича и Бессмертновой, сменился такой же безумной травлей. 7 марта 1995 года, после череды скандалов и противостояний художественный руководитель балетной труппы Большого написал заявление об уходе. Наталия Игоревна лично отвезла бумагу в Министерство культуры. Спустя всего несколько дней, 12 марта, сторонники Григоровича решили объявить забастовку и не выходить на сцену. Организатором протеста назвали Бессмертнову, что послужило поводом для ее увольнения. Наталия Бессмертнова в роли Анастасии в сцене из балета С.С.Прокофьева «Иван Грозный». Однако узнав об этом, балерина решила не сдаваться без боя. Она обратилась в суд, и тот восстановил ее права. Документ об этом Наталия Игоревна принесла в театр. Но не для того, чтобы вернуться. Вместе с постановлением суда Бессмертнова положила на стол руководства заявление об уходе. Так артистка поставила жирную точку в отношениях с Большим театром, которые в общей сложности длились больше 30 лет. В кругу семьи Несмотря на крепкий брак, детей у балерины не было. Ее «сыном» стал родной племянник – Миша. Он, сестра Татьяна и муж – единственные люди, которых Бессмертнова допускала в больницу, когда начала сильно болеть. Долгое время врачи не могли поставить артистке диагноз. От болезни почек и без того довольно стройная Наталия Игоревна, очень сильно похудела. А вскоре у нее начались ужасные боли. По признаниям Виталия Вульфа, который был хорошо знаком с семьей балерины, боль была настолько пронзительной, что сильная от природы Бессмертнова начала хотеть собственной смерти. Но и в этом жутком состоянии она не переставала думать о муже, жить его делами и заботами. Близкие и сама Наталия Игоревна понимали, что ее дни сочтены. Но когда Григоровичу понадобилось уехать в Сеул, супруга не стала отговаривать его от командировки, наоборот сказала, что он не должен забывать о делах. К сожалению, это был последний раз, когда хореограф видел свою музу живой. Бессмертновой стало плохо, практически сразу, после отъезда супруга. Когда Юрий Николаевич узнал об этом, он вылетел первым же рейсом. Но было поздно. 19 февраля 2008 артистки не стало. Уже после похорон, на поминках балерины генеральный директор Большого театра Анатолий Иксанов зачитал приказ, который вернул Григоровича в ГАБТ. Он стал штатным хореографом балетной труппы. Это событие, наверняка, очень бы порадовало Наталию Игоревну. Она всегда близко к сердцу воспринимала все взлеты и падения своего супруга. Сам Юрий Николаевич в тот день никак не отреагировал на свое назначение, ведь он потерял единственную и любимую женщину, ради которой творил не один десяток лет. Источник: АиФ и другие.

Profile

lyarder

Latest Month

October 2021
S M T W T F S
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

View All Archives

Tags

View my Tags page

Page Summary

  • : (no subject) [+0]

Categories

View my Categories page Powered by LiveJournal.com

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий