Как первая советская женщина-министр Александра Коллонтай «боролась за любовь и против ревнивых самок»

Александра Коллонтай известна как революционерка. Она была первой женщиной-министром, дипломатом, и как говорили в начале века «истинной строительницей коммунистического общества». Однако эта женщина зарекомендовала себя в качестве теоретика феминизма, причем не простого, а новейшего, марксистского. Читайте в материале, как Коллонтай представляла себе новую женщину. И чем в результате закончилась борьба этой феминистки.

Не просто феминистка, а социалистическая

Движение сурфажисток быстро развивалось во всем мире в конце 19 – начале 20 веков. /Фото: i.ytimg.comДвижение сурфажисток получило сильное развитие в начале 20 века. Так называли дам, которые боролись за уравнение прав между мужчинами и женщинами. В основном это касалось избирательных прав. Большевичка Коллонтай относила суфражисток к «классово чуждым элементам». Она даже нашла для них достаточно унизительное название — «равноправки». Это происходило потому, что по мнению Коллонтай равные права с представителями мужского пола — лишь мельчайшая мера. А целью должно было быть разрушение до основания буржуазного общества и построение совершенно нового, социалистического. Вот когда это будет сделано, можно задуматься о равноправии. Но в новое, социалистическое общество, должна была прийти соответственно обновленная женщина.

Новая женщина, которой ни муж, ни семейное счастье не нужно

Коллонтай выступала за отказ от традиционных моделей семьи. /Фото: s14.stc.all.kpcdn.netСправедливости ради, стоит отметить, что идею «новая женщина» придумала не Александра Коллонтай. Еще в 19 веке Тургенев, Чернышевский, Ибсен, Жорж Санд описывали в своих книгах волевых и целеустремленных героинь, которые стремились к независимости, пытались самостоятельно выстраивать свою жизнь. В работах Коллонтай можно найти призыв к отказу от устаревших моделей поведения для женщин. При этом принцип отнесения к этой категории весьма строгий. Сюда попали жены, терпящие предательство мужчин, дамы, прекрасно чувствующие себя замужем, старые девы, испытывающие разочарование от своей судьбы и женщины пониженной социальной ответственности. По мнению революционерки, новые женщины не имеют права попадать в зависимость от мужского пола, от личных качеств мужчин и их отношения к даме. Они должны полностью посвятить себя интересам общества, поставив семью на второе место и бороться за свои права в мужском мире. Опале были подвергнуты многие женские качества, которые традиционное общество считало обязательными и достойными. Речь о чувствительности, мягкости, терпении, умении уступать и другие. Их следовало осудить и забыть. Нет женщине-матери, жене, любовнице. Да — борцу и строительнице коммунизма. Понятно, что Коллонтай относилась к семье как к обломку старины, дореволюционному понятию, способу для порабощения женщин. Революционерка мечтала о другом. В светлом будущем, считала она, не будет семей, а только любовь к работе, обществу, коллективу.

Долой ревнивых самок!

Настоящая новая революционная женщина не имела права ревновать. /Фото: pbs.twimg.comКоллонтай считала, что устаревшие (по сути традиционные) добродетели, кои пестовало общество, были нужны только для легкой манипуляции со стороны мужчин. Этому следовало положить конец! Потому революционерка разработала целый комплекс новейших правил, которых следовало придерживаться женщинам. Итак, принципы поведения новой социалистической женщины: • Всеми силами оказывать сопротивление насилию и деспотизму. Оберегать свою личность и избегать манипулирования собой. • Уметь контролировать эмоции, постоянно совершенствовать самодисциплину. Не думать о чувствах, ставить во главу угла работу на благо общества. • Жить самостоятельно, независимо. Не замыкаться в семейных рамках. • С уважением принимать свободу и чувства других людей. Ни в коем случае не ревновать — это недостойно. • Не прятать и не подавлять свою физиологию, а уметь существовать с ней.

А что же сама, и кто такие «замком по морде»?

Забыв все свои принципы, Коллонтай вышла замуж за Дыбенко. /Фото: static.tildacdn.comА что сама Коллонтай? Она влюбилась в матроса Павла Дыбенко. Одно время этот мужчина занимал должность Народного комиссара по морским делам, и это нередко вызывало насмешки со стороны соратников. Дело в том, что Коллонтай и Дыбенко часто куда-то приходили вместе, и Александру прозвали «замом» Народного комиссара по морским делам, а сокращенно «Замом наркома по морделам», а еще короче — «замком по морде». Дыбенко был необразованным, но весьма интересным мужчиной. Ему удалось так сильно очаровать Коллонтай, что все принципы «новой женщины» были ей забыты. Она вышла замуж за Павла. Назвать этот брак удачным сложно. Дыбенко не отличался верностью, а Коллонтай, вместо того, чтобы следовать своим идеям, страдала и рыдала. Вскоре пара развелась. Стало понятно, что кричать о свободе и отсутствии ревности просто, а вот следовать таким принципам в реальной жизни сможет не каждая женщина. Роза Люксембург и Клара Цеткин были, наверное, самыми известными борцами за права женщин во времена СССР. Их образы были фактически канонизированы, из-за чего стало достаточно сложно разглядеть в хрестоматийных борцах за равноправие обычных женщин, со всеми их страстями и слабостями. Хотя обычными их назвать уж точно нельзя, а в личной жизни каждой из них совершались революции похлеще, чем в общественной.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Александра Коллонтай была одной из самых ярких личностей в советском руководстве — первой женщиной народным комиссаром в нашей стране и первым полномочным послом в мировой истории. За свою долгую политическую биографию Коллонтай успела побывать на высоких государственных постах – министра, посла в Норвегии, Мексике и Швеции, советника министра иностранных дел, но в основном запомнилась как советская суфражистка – активная участница международного движения за права женщин.

Эмансипация: вклад Александры Коллонтай

Коллонтай стала олицетворением нового типа независимой и амбициозной советской женщины. Она была известным партийным публицистом, популярным оратором, единственной женщиной-наркомом первого Советского правительства по вопросам социальной защиты, первой женщиной-дипломатом. В личной жизни она следовала своей теории сексуальной свободы, играя роль женщины, не обремененной нормами традиционной морали.

Известность имя Александры Коллонтай получило в «оттепельные» 60-е. Если в СССР ее образ связывался с идеалом коммунистки, которая была и членом Правительства, и соратницей Ленина, и первой женщиной-дипломатом, то в Европе она получила известность как феминистка, автор теорий сексуальной эмансипации, как продукт советского строя, в котором женщина получила все возможности для самореализации. Ей принадлежит титул первой российской феминистки, отличавшейся новым типом поведения, пренебрежением традиционными женскими ролями, разрушением стереотипов женственности. Она всегда боролась против навязываемых ей обществом ролей, но сама создавала роли и играла их так, как понимала и считала нужным. Стоит отметить, что во многом женское движение в России было навеяно идеями западноевропейского феминизма.

Женское движение в России началось в конце 1850-х, когда произошли решающие изменения в сфере женского образования: появились женские гимназии, женщины получили доступ к высшему образованию; в сфере занятости женщины получили доступ ко многим профессиональным сферам, появились женщины-телеграфистки, журналистки, издательницы; в сфере личных, семейных отношений развод по инициативе женщины перестал быть явлением исключительным.

Именно поэтому среди поколения женщин, рожденных в конце 1860-х — начале 1870-х годов можно увидеть первых женщин-политиков России, выдвинувшихся на общероссийскую и европейскую политическую арену. Это кадетки Ариадна Тыркова (1869), Софья Панина (1874?), Анна Милюкова, социал-демократки Надежда Крупская (1869), Елена Стасова (1873), эсерка Анна Чернова.

Александра Коллонтай родилась в семье генерала Михаила Домонтовича 31 марта 1872 года в трехэтажном особняке на Средне-Подьяческой улице. Родители дали ей домашнее образование, хотя женские гимназии успешно работали уже не одно десятилетие, а в год рождения Александры открылись женские высшие курсы в Москве и женские медицинские курсы в Петербурге. Домашнее женское образование традиционно включало в себя изучение иностранных языков, занятие литературой, музыкой. В 18 лет Шура Домонтович увлеклась своим дальним родственником Владимиром Коллонтаем, который происходил из обедневшей дворянской семьи. Родители были против брака с ним и, желая отвлечь дочь от идеи замужества, отправили ее путешествовать по Европе, где она познакомилась с социалистическими идеями. После чего ее родители решили, что брак с бедным родственником — это меньшее зло и согласились на него. В 1894 г. она родила сына, но размеренная жизнь замужней женщины оказалась ей скучна. Ее увлечение марксистскими идеями не прошло, и она решила поехать в Европу для продолжения своего политического образования. Одновременно пришло разочарование в муже. Она увлеклась другим человеком и, решив разрешить все проблемы одновременно, уехала в Цюрих.

Отъезд в Европу, Цюрихский университет, начало журналистской деятельности, увлечение экономическими вопросами и рабочим движением, работа над книгами «Жизнь финских рабочих», «К вопросу о классовой борьбе» — этапы ее профессионального становления. В результате Коллонтай стала признанным экспертом по Финляндии. В это время происходит ее знакомство с политической и художественной элитой Европы: с Розой Люксембург, Кларой Цеткин, Карлом Каутским, Карлом Либкнехтом, Лениным, Плехановым, Луначарским, Троцким.

Это интересно: Любовь и русская литература

Социал-демократическая рабочая партия

Коллонтай был членом социал-демократической рабочей партии. На втором съезде в Лондоне в 1903 году возник спор между двумя его лидерами, Владимиром Лениным и Юлием Мартовым. Ленин выступал за небольшую партию профессиональных революционеров с большим количеством беспартийных сочувствующих и сторонников. Мартов не согласился с мнением, что лучше иметь большую партию активистов. Мартов победил 28-23 голосами, но Ленин не хотел принимать результат и сформировал фракцию, известную как большевики. Те, кто остался верен Мартову, стали известны как меньшевики.

Григорий Зиновьев, Анатолий Луначарский, Иосиф Сталин, Михаил Лашевич, Надежда Крупская, Михаил Фрунзе, Алексей Рыков, Яков Свердлов, Лев Каменев, Максим Литвинов, Владимир Антонов, Феликс Дзержинский, Григорий Орджоникидзе и Александр Богдогове. Тогда как Георгий Плеханов, Павел Аксельрод, Леон Троцкий, Лев Дейч, Владимир Антонов-Овсеенко, Вера Засулич, Ираклий Церетели, Моисей Урицкий, Ной Жордания и Федор Дан поддержали Юлиуса Мартова.

Коллонтай было трудно решить, к какой группе она должна присоединиться. Как она вспоминала позже: «У меня были друзья в обоих лагерях, я была ближе по духу к большевизму с его бескомпромиссной верой в революцию, но личное обаяние Плеханова удерживало меня от осуждения меньшевизма». В конце концов Коллонтай решила не вступать ни в одну из групп и предложила свои услуги обеим группировкам.

Независимый характер

Александра проявила свой независимый характер, отказавшись выходить замуж за адъютанта императора. Фото: Архивное фото

Александра Михайловна родилась 19 (31) марта 1872 года в обеспеченной дворянской семье в Петербурге. Ее отец был генералом, участником русско-турецкой войны, губернатором в Болгарии. В юности она получила очень хорошее гимназическое образование и свободно изъяснялась на нескольких европейских языках, серьезно увлекалась живописью и литературой.

Свой независимый характер она впервые проявила, отказавшись выходить замуж за адъютанта императора. Позже всем именитым ухажерам Александра предпочла бедного инженера Владимира Коллонтая. Правда, брак с ним продлился всего пять лет – мужа и маленького сына она оставила, решив посвятить себя делу революции.

После расставания с семьей Коллонтай поступила в старейший университет в Швейцарии – Цюрихский, хранивший память о своих великих ученых Эйнштейне, Фрейде и Юнге. Из Швейцарии она поехала изучать рабочее движение в Англию, где познакомилась с Георгием Плехановым, и, наконец, в мятежном 1905 году в Петербурге судьба свела её с Владимиром Лениным. С этого времени для нее наступает жизнь настоящей революционерки – с арестами, конспиративными квартирами и вынужденными эмиграциями.

Стоит отметить, что свои симпатии вождю мирового пролетариата она высказала не сразу. Наоборот, вначале Коллонтай была очарована Плехановым, и по своим политическим убеждениям примкнула к меньшевикам. Уже позже, в годы Первой Мировой войны, с РСДРП (б) её сблизили идеи пацифизма. Окончательно к большевикам она присоединилась лишь в 1915 году.

Кровавое воскресенье

Более 150 000 человек подписали петицию, и 22 января 1905 года Гапон провел большую процессию рабочих в Зимний дворец, чтобы представить петицию. Александра Коллонтай была на марше, и ее биограф, Кэти Портер, описала происходящее: «Она описала жаркое солнце на снегу в то воскресное утро, когда она присоединилась к сотням тысяч рабочих, одетых в свое воскресное лучшее и в сопровождении пожилых людей. родственники и дети. Они в уважительном молчании двинулись к Зимнему дворцу и два часа стояли на снегу, держа свои знамена, иконы и портреты царя, ожидая его появления».

Позже Гапон описал то, что произошло в его книге «История моей жизни» (1905): «Процессия двигалась в компактной массе. Передо мной стояли два моих телохранителя и желтый парень с темными глазами. По флангам толпы бежали дети. Некоторые женщины настаивали на том, чтобы идти в первых рядах, чтобы, как они сказали, защитить меня своими телами, и пришлось применить силу чтобы убрать их.

Внезапно рота казаков стремительно поскакала к нам с обнаженными мечами. Значит, все-таки будет резня! Не было времени для размышлений, для составления планов или для приказов. Возник крик тревоги. Когда казаки обрушились на нас, наши передние ряды разбились перед ними, открывшись направо и налево, и по переулку солдаты погнали своих лошадей, нанося удары с обеих сторон. Я видел, как поднимались и падали мечи, мужчины, женщины и дети падая на землю, как деревянные бревна, в то время как стоны, проклятия и крики наполнили воздух».

В результате нападения казаков более 100 рабочих были убиты и около 300 ранены. Александра Коллонтай наблюдала за «доверчивыми выжидающими лицами, роковым сигналом войск, дислоцированных вокруг Дворца, лужами крови на снегу, ревом жандармов, убитых, раненых, расстрелянных детей». Она добавила, что царь не осознавал, что «в тот день он убил что-то еще большее — он убил веру рабочих в то, что они когда-нибудь смогут добиться от него справедливости. С тех пор все было по-другому и ново». Инцидент стал известен как Кровавое воскресенье, и утверждается, что это событие ознаменовало начало революции 1905 года.

Член революционного правительства

После свержения монархии Александра стала членом Исполкома Петроградского совета, а в июле 1917 года на I Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов вошла в состав Всероссийского исполнительного комитета. Октябрьская революция принесла ей новую должность – лично Ленин доверил ей пост народного комиссара общественного призрения.

После свержения монархии Александра стала членом Исполкома Петроградского совета. Фото: Архивное фото

Наркомат призрения, прообраз сегодняшнего министерства социальной защиты населения, в те годы занимался одной из самых проблемных сфер в стране, пережившей две революции и две войны. В России было два с половиной миллиона увечных солдат, почти четыре миллиона больных и раненых и еще полмиллиона детей, и все они попали под присмотр ее министерства. Забежав вперед, можно сказать, что Коллонтай будет неизменно возглавлять этот департамент сначала в правительстве Ленина, а затем Рыкова, Молотова и Сталина. Забота о беспризорниках, попавших в трудное положение женщин, отстаивание принципов государственной охраны материнства и младенчества станут главными делами пламенной революционерки.

В 1920-м Коллонтай создала женотдел (женский отдел) при ЦК РКП(б), и начала бороться за уравнение женщин в правах с мужчинами, с женской неграмотностью. С высоких трибун она рассказывала о новых условиях труда для работниц и организации семьи. Благодаря её стараниям в Петербурге был создан Дворец материнства и младенчества — с выставками о материнстве и бесплатными курсами для подготовки к родам. При этом, помимо практической работы, она успевала активно ездить на международные женские конференции, перенимать опыт социальной защиты населения в других странах.

Коллонтай ситала важной борьбу за уравнение женщин в правах с мужчинами. Фото: Архивное фото

Это интересно: Люди истории. Мария Гамильтон

Русская революция

Хотя у нее не было хороших отношений с Лениным, он назначил ее комиссаром по социальному обеспечению. Александра Коллонтай, Инесса Арманд, София Смидович и Надежда Крупская были единственными женщинами, которые играли заметную роль в большевистской администрации, в которой доминировали мужчины. Коллонтай остается убежденной феминисткой и вместе с Арманом и Смидовичами помогла сформировать Центральную комиссию по агитации и пропаганде среди работающих женщин (Женотдел).

Историк Салли Дж. Тейлор утверждала: «Александра Коллонтай заслужила репутацию сильного защитника прав женщин. Ее серьезные исследования бесчеловечных условий труда женщин и детей на фабриках, а также ее трактаты, направленные против проституции, сильно повлияло на ранние отношения Коммунистической партии, что отражено в широкомасштабных реформах в отношении женщин, которые были утверждены в законе

… Элементы внутри партии теперь лично обвиняли Александру Коллонтай во многих излишках эпохи. Ее популярность и популярность ее сочинения считались ответственными за общую нестабильность в браке, которая привела к более чем 100 000 разводов только в 1922 году».

Александра Коллонтай подружилась с Уолтером Дюранти, журналистом, работающим на New York Times. По словам автора сталинского «Апологета» Уолтера Дюранти (1990), Дюранти «был очарован противоречивым отношением Коллонтай к отношениям между полами».

В этот период Коллонтай высказала предположение о «эротической дружбе» среди большевиков, которая могла бы «функционировать как часть коммунизма, создавая узы товарищеской солидарности». Некоторым из ее критиков она казалась распущенной.

Поделитесь в соц.сетях:

Оцените статью:

написала рецензию Пожаловаться Большая любовь 2021-09-23 22:49:45 www.livelib.ru/review/2301082

23 сентября 2021 г. 22:49

2K

4 Новая женщина в старых обстоятельствах

Александра Коллонтай была не только выдающимся политическим деятелем, но и создала художественные произведения, которые весьма любопытно изучить, чтобы понять, какой она представляла себе Новую женщину. Оказалось, что основные повести данного сборника весьма автобиографичны и в них нашли отражения ее собственные переживания, о которых можно узнать из опубликованных мемуаров Коллонтай. Сам писательский стиль поначалу выглядит весьма непривычно, тут не стоит искать объёмных описаний природы, отсутствуют кружева слов, поэтичные сравнения или иные признаки неторопливой классики, текст весьма прост, фразы короткие, словно рубленные, наполненные действиями и чувствами героинь. Здесь немного исторических событий, они скорее фон для мелодрам, семейных проблем и душевных метаний девушек. Хотя…

Развернуть 75 Эта женщина была любима судьбой. Дочь царского генерала, в истории она осталась не только революционеркой, ближайшей соратницей Ленина, первой русской феминисткой, первой женщиной-министром и первой женщиной-дипломатом, но и одной из немногих представительниц «старых большевиков», кто умер естественной смертью. Александра Михайловна Коллонтай (1872–1952) Она прожила поистине полную, насыщенную жизнь, в которой было всё: благополучные детство и юность, прекрасное образование, любовь, брак и материнство, политическая и революционная борьба, снова любовь, успешная дипломатическая карьера, достойные старость и память. В жизни Александры Михайловны Коллонтай вообще было много любви, к которой она всегда была особенно отзывчива. Это – и последовательная борьба за освобождение от буржуазной морали в вопросах межполовых отношений, стало причиной несколько ироничного отношения к ней в исторической публицистике. В 1923 году появилась статья «Дорогу крылатому Эросу», адресованная молодёжи, в которой Коллонтай призывала отдавать должное не только «Эросу бескрылому» (телесному влечению), но и чувствам. Идеал любви рабочего класса виделся ей как любовь-товарищество, где допустима полигамия, при условии, что учтены все аспекты человеческих отношений: «Идеология рабочего класса не ставит никаких формальных границ любви. Но зато идеология трудового класса уже сейчас вдумчиво относится к содержанию любви, к оттенкам чувств и переживаний, связывающих два пола». Помимо теоретических работ, Александра Михайловна пыталась отразить свои взгляды и в прозе, написанной в зрелые годы. Пережив последний свой громкий любовный роман – гражданский брак с революционным матросом Дыбенко, который годился ей в сыновья, она пыталась творчески переосмыслить и отстоять свободную любовь. Александра Коллонтай и “революционный матрос” Дыбенко Несмотря на благополучную жизнь, в которой Александра Михайловна имела возможность следовать своим желаниям (выйти замуж по любви, затем, устав от брака, оставить мужа и сына), её путь в революцию был последовательным и осмысленным. В своих воспоминаниях Коллонтай пишет, как толчком для такого решения стал эпизод с обнаружением мертвого ребёнка в рабочих казармах Кренмгольской мануфактуры в Нарве, куда она попала случайно во время командировки мужа. Будущую революционерку потрясла обыденность маленькой смерти для окружающих: малыши играли на полу под присмотром шестилетней няни тут же, возле тела, а сама няня пояснила просто: «С ними это бывает, что они помирают среди дня. Вечером придёт тётя и уберёт». Для Коллонтай же, сын которой был ровесником несчастному ребёнку, началась новая жизнь. Коллонтай вступила в РСДРП одной из первых. До этого она оказывала практическую помощь «Союзу борьбы за освобождения рабочего класса» и на всех этапах борьбы «женский вопрос» был её главной заботой. Во время революции 1905 года она поддерживала женщин, затем, скрываясь от преследования за границей, участвовала в движении суфражисток. Вместе с Кларой Цеткин и Розой Люксембург в 1910 году добилась празднования дня солидарности женщин в борьбе за права. В позднее по заданию партии посещала США для налаживания контактов с американскими социалистами, где читала лекции на тему социальных женских проблем. Но самым важным её вкладом стал подготовленный накануне революции труд «Общество и материнство» – объёмное социологическое исследование, написанное по заданию фракции социал-демократов в Госдуме. Правовые нормы, предложенные в нём, вскоре легли в основу первого советского закона о социальной защите. Демонстрация суфражисток. Клара Цеткин и Роза Люксембург В октябрьской революции Александра Коллонтай принимала активнейшее участие и находилась в самом её сердце: заседала в ЦК РСДРП(б), принявшем решение о вооружённом восстании в Петрограде, участвовала в самом восстании, избиралась во ВЦИК(высший орган советской власти вплоть до 1937 года), выступала на митингах. За неукротимый темперамент современники называли её «Валькирией революции». В первом советском правительстве Ленин предложил ей должность народного комиссара общественного призрения. Это было огромное хозяйство: в послевоенной стране имелись миллионы увечных солдат, больные и раненые и еще полмиллиона детей. При наркомате Коллонтай создала специальный Отдел по охране материнства и младенчества. Благодаря её усилиям работнице гарантировалась возможность родить ребенка в здоровой обстановке, кормить и ухаживать за ним в первые недели жизни. Началась организация детских яслей, молочных кухонь, врачебных консультаций для матерей и младенцев. Настоящие и будущие матери получали законодательное право на короткий рабочий день, запрет вредного и тяжелого труда. И, наконец, матерям в период ухода за ребенком, выплачивалось пособие. Сейчас это выглядит привычным, но сто лет назад такая политика была настоящей «революцией быта», не имеющим аналогов в мире. Кроме того, революционным делом стало освобождение женщин от бремени устаревших социокультурных норм. В 1917 году Советская республика приняла декрет о гражданском браке и детях. Он отменял религиозные обряды и упразднял понятие незаконнорожденности, что гарантировало равные права всем детям. Одновременно с этим советские женщины первыми в мире получили и право на аборт. А. Коллонтай и дети Настоящее признание и всемирная слава, однако, ждали Александру Михайловну на дипломатическом поприще. СССР приходилось жить и действовать во враждебной международной обстановке. Благодаря большому опыту контактов с социал-демократами в Европе и США, а также участием в работе Коминтерна, хорошему образованию, знанию нескольких европейских языков, воспитанию и происхождению, она успешно справлялась со своей трудной задачей. С 1923 года Коллонтай служила послом в Норвегии, позднее в Мексике, которую из-за климата была вынуждена покинуть, а закончила карьеру в Швеции в 1945 году. На личном примере она продемонстрировала миру способность женщины выполнять самые сложные и ответственные государственные, политические и общественные обязанности. В «Дипломатических дневниках», охватывающих период с 1922 по 40-е годы, она подробно описала свой опыт и завещала опубликовать их к своему столетию в 1972 году, что, однако, сделано не было. Поколение Коллонтай прожило трудную жизнь, полную испытаний, трагедий и лишений, но судьба хранила Александру Михайловну всю её жизнь. Дипломатическая работа уберегла от трагической судьбы многих «старых большевиков», позволила пережить наиболее тяжёлые годы жизни первого в мире социалистического государства в достатке, а войну в благополучной нейтральной Швеции. Умерла Валькирия революции, первая русская феминистка и первая в мире женщина посол в 1952 году. Похоронена на Новодевичьем кладбище. А. Коллонтай в пожилом возрасте Арестованных в Зимнем дворце министров-капиталистов Временного правительства, среди которых был последний министр государственного призрения кадет Кишкин Н.И., заключили в Петропавловскую крепость. Дело государственного призрения и помощи нуждавшимся на всей территории бывшей Российской империи оказалось под угрозой срыва. И неизвестно, к каким социальным последствиям все это могло бы привести, если бы II Всероссийский съезд советов солдатских и рабочих депутатов в составе нового высшего органа власти, Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК), не создал правопреемника МГП — Народный комиссариат государственного призрения (НКГП). На столь высокую должность впервые в России была назначена женщина. image Женщина в ранге министра – это тоже была революция в общественном сознании того времени. В возрасте 45 лет Александра Михайловна Коллонтай заняла кресло в первом советском правительстве. За глаза ее иногда величали «мадам нарком», памятуя о ее дворянском происхождении. При этом надо отметить, что вся ее прежняя жизнь давала мало поводов даже теоретически предполагать возможность такого стремительного карьерного взлета на вершину большевистской пирамиды власти. Своенравная Шурочка с детства все делала на свой лад Поздний ребенок в генеральской семье, Шурочка Домонтович жила, не зная ни в чем отказа. Стареющий отец приглашал лучших преподавателей, благодаря чему Александра получила хорошее домашнее образование. Бегло говорила на трех европейских языках. Легко сдала экзамены за курс гимназии и получила свидетельство народной учительницы (по другим данным – гувернантки). Молодая потомственная дворянка любила танцевать и блистать на балах. У нее не было отбоя от поклонников и выгодных предложений руки и сердца, но она отвергала брак по расчету. Она твердо решила, что выйдет замуж только по любви. С младых лет у нее проявилось своенравие и упрямство. В дальнейшем эти черты характера не единожды проявлялись в ее жизни. Она со смехом отказала во взаимности своему поклоннику с детских лет и партнеру по танцам Ивану, сыну известного генерала Драгомирова. Молодой человек из-за нее покончил с собой. Отказом она ответила и на сватовство 40-летнего адъютанта императора Александра III генерала Тутомина. Вопреки воле и прямого запрета родителей в 1893 году вышла замуж за своего дальнего и бедного родственника Владимира Коллонтая. Спустя время родила ему сына (1894), которого назвали Михаилом. Муж очень ее любил и прощал всегда и во всем. Это была красивая семейная пара. Молодой офицер стремительно продвигался по службе. В конце военной карьеры он стал инженер-генерал-майором. Бывший муж, с которым Александра позже официально развелась женился на другой женщине. Однако вскоре заболел и в феврале 1917 года умер на 51-м году жизни. Коллонтай на похоронах не была, но взяла на себя заботу о его вдове. Это и понятно – ведь мачеха долгие годы заботилась о сыне Александры и Владимира. На склоне лет, оставшись в одиночестве, она часто вспоминала своего первого мужа. Однако в молодые годы Александре семейная жизнь все больше казалась оковами для ее свободолюбивой и любвеобильной натуры. Первой случайной связью еще замужней Коллонтай стал сосед по дому офицер Александр Саткевич. С молчаливого согласия мужа, этот «любовный треугольник» существовал достаточно долго. А ведь дело вполне могло завершиться дуэлью, которые в ту пору были в армии официально разрешены. Повод для вызова на поединок был весомый и понятный для офицерского общества. И суд чести был бы на стороне Владимира. Однако все обошлось без кровопролития. Возможно, муж настолько сильно любил свою супругу, что готов был делить ее с другими, ради сохранения хотя бы видимости семьи. Развод офицера в те времена мог помешать карьере. Да и портить отношения с тестем–генералом тоже вряд ли входило в его планы. Так они и жили, проводя почти все время втроем. А «друг семьи» Саткевич и после еще долго оставался на жизненном горизонте Коллонтай. Хотя в это время она уже серьезно увлеклась социалистическими идеями и рвалась участвовать в политической борьбе. Александра искренне считала, что женщина рождена не стряпать и вязать носки, как считала ее мать, а заниматься умственным трудом. В 1898 году она окончательно решилась покинуть семью. Оставив 4-х летнего сына на попечение деда, она уехала в Швейцарию. Эмигрантская жизнь в революционной среде Во время пребывания за границей она посещала лекции в университетах, встречалась с известными политиками и учеными, изучала новые языки и совершенствовалась на практике в общении на уже известных ей языках. Активно занималась литературно-журналистской работой. Со временем ее статьи стали публиковаться в солидных изданиях. Особенно близкой для Коллонтай стала тема о социальных проблемах на родине матери в Финляндии. В этих вопросах она стала признанным знатоком. Одновременно она заводила знакомства в революционных и эмигрантских кругах. Александра подружилась с Георгием и Розалией Плехановыми, Полем и Лаурой Лафаргами. Кстати, Лаура – это дочь Карла Маркса. Впечатлило Александру Михайловну и решение супругов Лафарг добровольно уйти из жизни, как только наступит старость, мешающая их политической борьбе. Они так и поступили – 25 ноября 1911 года вместе приняли цианистый калий. Полю в ту пору было 69 лет, а Лауре только 66 лет. Александра была на их похоронах в Париже. В годы эмиграции она познакомилась со многими известными в революционных кругах и общественных движениях людьми. Среди них были Ленин, Мартов, Крупская, Арманд, Клара Цеткин, Роза Люксембург, Карл Каутский и другие известные люди. Позже эти политические связи будут помогать ей в революционной и общественной работе. На родину Коллонтай приезжала изредка, да и то лишь для того, чтобы увидеться с сыном Мишей, который до 1902 года находился на попечении деда. После смерти генерала Домонтовича сын какое-то время жил вместе с матерью за границей. Однако заниматься воспитанием сына и решать какие-то бытовые вопросы ей было некогда. Дав согласие на развод с мужем, она с головой ушла в революционную и общественную деятельность. Дальнейшим воспитанием Михаила занимались отец и его вторая жена. Коллонтай уже считалась достаточно известным автором, поскольку из-под ее пера вышло несколько книг, посвященных социальным вопросам, проблемам женского движения и особенностям пролетарской нравственности. Выступая на политических сходках, митингах и рабочих собраниях, она приобрела навыки блестящего оратора. Все это Александре Михайловне пригодится в будущем. Принимала активное участие в первой русской революции 1905-1907 годов. В столице империи она занималась организацией женского движения, призывала работниц к вступлению в РСДРП, участвовала в создании Общества взаимопомощи работниц. За свою пропагандистскую деятельность попала под арест, но была выпущена после внесения залога. Бежала из-под надзора полиции. С 1908 года она снова оказалась в эмиграции. Продолжала активно участвовать в работе меньшевистского крыла РСДРП, в котором состояла с 1906 по 1915 годы. Не прекращала Коллонтай и своей работы в международном женском движении. Она здесь обрела широкую известность как борец за женское равноправие, причем во всем. Среди феминисток (тогда их чаще называли суфражистками) она слыла поборницей «свободной любви» и своей жизнью проверяла эту теорию на практике. Однако приверженность к вопросам Эроса в новой пролетарской морали и нравственности не всегда встречало понимание не только в широких кругах общественности, но и даже среди товарищей по партии. Впрочем, Коллонтай это мало беспокоило. Для себя она сделала вывод, что жизнь коротка, и в ней надо все успеть. Увлечения Коллонтай: политика, мужчины и литература В жизни Александры Михайловны было немало мужчин. Причем, все они, как правило, были близки ей и по их политическим взглядам и предпочтениям. Многие из них были гораздо моложе Коллонтай, но эта разница в возрасте, а в ряде случаев, и их пребывание в законном браке, никого не смущала. Пожалуй, лишь двое из мужчин Александры были старше нее – это муж Владимир и П. Маслов. Но у своенравной барышни возникали претензии другого рода. Так, связь с женатым Петром Масловым раздражала Шурочку лишь тем, что как только часы пробивали 9 часов вечера, ее любовник спешно собирался домой. С идейным противником Ленина и будущим редактором первой легальной социал-демократической газеты «Самарский вестник» она рассталась легко и без сожаления. Тем более после того, как осенью 1911 года на горизонте 39-летней потомственной дворянки в эмиграции появился новый ухажер – молодой и обаятельный революционер Александр Шляпников, который в будущем станет наркомом труда в первом правительстве РСФСР. Малограмотный, но высококвалифицированный токарь из российской столицы активно занимался своим самообразованием. Изучал французский и немецкий языки, одновременно работая на европейских заводах за границей. Однако и он быстро наскучил Коллонтай. Она утратила к нему интерес, хотя отношений с ним еще долго не прерывала. В период заграничной жизни Александра Михайловна посетила 9 европейских стран и дважды была в США. Во время второй поездки с лекциями по городам Америки ее сопровождал взрослый сын Михаил. Таким образом, она уберегла его от мобилизации в русскую армию и от участия в Первой мировой войне. Позже она устроила его на работу на военный завод, где он получил бронь от призыва. Сама же она все эти годы активно участвовала в антивоенной пропаганде. Возвращение в революционный Петроград После турне по Америке Коллонтай в марте 1917 года вернулась в Петроград и сразу же включилась в активную революционно-пропагандистскую работу. Временное правительство объявило всеобщую политическую амнистию, которая сняла с Коллонтай все прежние запреты и ограничения, наложенные на нее царской властью. Кстати, на столичном вокзале ее встречал Шляпников. В течение нескольких дней ее, как большевичку с 1915 года и опытного литератора, ввели в редколлегию газеты «Правда», а также делегировали в различные советы и большевистские фракции. В апреле она вошла в состав Петросовета и направила свои усилия на агитационно-пропагандистскую работу среди работниц и солдат столичного гарнизона. Успевала публиковаться в газетах «Солдатская правда» и «Волна», а также в журнале «Работница». Выступая на кораблях Балтийского флота, встретилась с малограмотным, но политически близким матросом из крестьян Павлом Дыбенко. Несмотря на то, что он был моложе на 17 лет, он сумел привлечь ее внимание. Как представитель Центробалта, моряк стал сопровождать ее во всех поездках. В то лихое время вооруженный и решительный мужчина рядом был как нельзя кстати. Позже между ними вспыхнули чувства, которые привели к заключению брака по новым советским законам. Считается, что запись об их бракосочетании в прообразе ЗАГСА тех лет была зарегистрирована под номером один в книге учета. Получается, они открыли счет в советской системе гражданских (не церковных) официальных брачных отношений. За активное участие в революционной и антивоенной деятельности летом 1917 года по распоряжению Керенского она была арестована и помещена в Выборгскую женскую тюрьму. Вместе с тем большевичку-арестантку на VI съезде РСДРП (26.07. -03.08.1917 г.) заочно избрали в состав ЦК партии. Так А. Коллонтай стала первой женщиной, избранной в Центральный комитет большевистской партии. Однако покинула тюремную камеру она под залог в 5 тыс. рублей лишь во второй половине августа благодаря ходатайству М. Горького и Л. Красина. После этого до 9 сентября находилась под домашним арестом. При этом она продолжала писать и публиковать свои статьи в различных большевистских и женских изданиях. Александра Михайловна 10 октября участвовала в заседании ЦК партии большевиков, принявшем решение о вооруженном восстании. В дни октябрьского переворота она находилась в штабе большевиков в Смольном. Была избрана членом Президиума проходившего 25-27 октября 1917 года в Петрограде II-го Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов. Там же ее выбрали членом ВЦИК. Впереди у А.М. Коллонтай открывались неожиданные жизненные и карьерные перспективы. Продолжение следует…

Автор:
Использованы фотографии:
https://24smi.org/celebrity/5102-aleksandra-kollontai.html

Ctrl Enter Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий