Кто придумал букву Ё в русском алфавите – история жизни Екатерины Воронцовой-Дашковой

Содержание

26 марта 2010 в 01:02 Екатерина Дашкова – одна из самых знаменитых россиянок, судьба которой неотделима от отечественной истории второй половины 18 века. Что же такого сумела совершить она, чем знаменита и уникальна? Passion.ru рассказывает историю жизни этой удивительной женщины.

   Екатерина Дашкова – одна из самых знаменитых россиянок, судьба которой неотделима от отечественной истории второй половины 18 века. Что же такого сумела совершить она, чем знаменита и уникальна? Passion.ru рассказывает историю жизни этой удивительной женщины.

Читайте далее: Екатерина Дашкова: Из фавориток в изгнанницы

image

image

Неоправдавшиеся надежды

Участие в заговоре против Петра III

Беззаботное время

Екатерина Дашкова

Родная фамилия Екатерины Романовны – Воронцова. Она родилась в Петербурге 17 марта 1744 года в знаменитой, но обедневшей московской боярской семье. Отец имел большое влияние во времена правления Елизаветы Петровны, был очень богат.

Дядя Екатерины участвовал в захвате власти молодой цесаревной (с тех пор правительница сердечно относилась к Воронцовым), стал канцлером России. Он построил богатейший дворец в Москве, который вскоре стал родным домом для его племянницы.

В 2-летнем возрасте девочка лишилась матери, а отец, любивший удовольствия светской жизни, мало заботился о её воспитании. 4-летнюю Екатерину взял в свой дом дядя и трогательно заботился о племяннице. Девочка росла вместе с двоюродной сестрой, они имели одних учителей, шили платья из одного куска ткани.

«Мой дядя не жалел денег на учителей, и мы по своему времени получили превосходное образование: мы говорили на 4 языках, и в особенности владели отлично французским; хорошо танцевали, умели рисовать… у нас были изысканные и любезные манеры, и поэтому немудрено было, что мы слыли за отлично воспитанных девиц», – написала в воспоминаниях Екатерина Дашкова.

В 14 лет она заболела корью и была отправлена в деревню. В имении, в котором довелось жить девушке, оказалась замечательная библиотека с произведениями великих французских авторов.

Чтение книг в раннем детстве в большой степени сформировало мировоззрение и вкусы Екатерины. Как и её сиятельная тёзка и старшая подруга – императрица Екатерина II.

Личное знакомство с Екатериной II состоялось в пору, когда она была ещё великой княгиней, – в конце 1758 г. Они часто и подолгу беседовали, и вскоре выявилось много общего: обе были честолюбивы, начитанны, знали французских просветителей.

«Мы почувствовали взаимное влечение друг к другу, а очарование, исходившее от неё, в особенности, когда она хотела привлечь к себе кого-нибудь, было слишком могущественно, чтобы подросток, которому не было ещё и 15 лет, мог ему противиться, и я навсегда отдала ей своё сердце», – вспоминала Дашкова.

Потом было знакомство с Михаилом Дашковым, который впоследствии стал ее мужем.

Одна из легенд так представляет историю замужества Екатерины Воронцовой: однажды князь Дашков, красивый придворный кавалер, слишком свободно начал говорить ей любезности.

15-летняя девица Воронцова позвала дядю-канцлера и сказала: «Князь Дашков делает мне честь просить моей руки». Не смея признаться первому сановнику, что слова его не заключали такого смысла, молодой князь… подтвердил серьёзные намерения.

После женитьбы на племяннице канцлера он тотчас отослал юную жену в Москву на два года. В 17 лет Дашкова была уже матерью двоих детей – сына Павла и дочери Анастасии. Вернувшись в Москву, она продолжила общение с великой княгиней.

Дети, не оправдавшие надежд

Участие в заговоре

Екатерина Дашкова

Правительница Елизавета умирала, и к власти шёл наследник престола Пётр III. Свою жену он всячески притеснял, витали слухи, что хочет сослать её в монастырь.

В гвардейской среде и в обществе Екатерине сочувствовали, в воздухе пахло заговором. Молодая Дашкова окунулась в романтику таинственных событий, открыто дружила с Екатериной, а императору дерзила при каждом удобном случае.

Атмосфера готовящегося исторического события волновала романтическую натуру Дашковой, она думала, что является ключевой фигурой в заговоре.

Переворот благополучно свершился летом 1762 года. Обе Екатерины пришли к победе и… размолвке между собой: каждая считала свою степень участия в памятный день высшей.

До конца жизни Дашкова была убеждена, что именно благодаря ей Екатерина взошла на трон, а Пётр III лишился власти. Правительнице не импонировал слух, что она, взрослая женщина, надела корону благодаря 18-летней даме.

Имя Дашковой не вошло в список отличившихся в заговоре, она его увидела среди рядовых, ничем не примечательных участников, и, как все они, получила за оказанные услуги 24 тысячи.

Это был сильный удар по самолюбию Дашковой, а вскоре её потрясла новость о насильственной смерти Петра III и о причастности к этому Алексея Орлова, брата фаворита царевны. Дашкова была в числе тех, кто противился браку императрицы с Григорием Орловым, что тоже вызвало недовольство Екатерины Великой.

Новый удар судьба нанесла в 1764 году, когда императрица для поддержки своего кандидата в короли Речи Посполитой двинула туда войска, в составе которых находился и Михаил Дашков.

Во время похода он умер, Екатерина Романовна осталась с двумя детьми, расстроенным хозяйством и большим долгом. Покойный муж, как оказалось после свадьбы, был большим лентяем и мотом.

Признание талантов

В 1769 году Екатерина Дашкова под чужим именем отправилась в долгое заграничное путешествие, где её образованность и разносторонние дарования впервые были оценены. Парижские знаменитости выстраивались в очередь на приём к русской княгине, которая привлекала своим интеллектом, но не внешностью.

Эта поездка имела цель дать сыну Павлу хорошее образование, для чего они обосновались в Шотландии в неприступном замке шотландских королей. Павел окончил Эдинбургский университет, и Дашковы вернулись в Россию.

События 1763 года, расстроившие дружбу с императрицей, казались давней историей. Её слава первой русской образованной женщины дошла до Петербурга, и практичная Екатерина II решила сделать Дашкову директором Петербургской академии наук. Характеристика дамы честной и властной давала понять, что она оценит учёные заслуги членов академии, но не их умение плести интриги.

Дашкова возглавила вскоре и Российскую академию наук, проявила организаторские способности и любовь к просвещению.

Под её руководством были изданы собрание сочинений Ломоносова, первый 6-томный словарь русского языка, к составлению которого были привлечены виднейшие учёные и литераторы; этот труд высоко оценил Пушкин. Дашкова печаталась в академическом журнале, писала пьесы для Петербургских театров.

За 3 года дама-директор достигла больших успехов: уменьшились долги академии, стали получать жалованье профессоры, типография обзавелась новыми шрифтами, библиотека – книгами, были приведены в порядок коллекции минералов, архив, академиков Дашкова обязала публиковать свои открытия в отечественных журналах, но не заграничных.

Руководство академией приносило радости и огорчения. «Я предвидела, что между мной и императрицей возникнут неоднократные недоразумения», – писала Дашкова.

Отношение императрицы было внешне лояльным, но лишено доверительности.

Дети, не оправдавшие надежд

Екатерина Дашкова

Отношения с детьми у Екатерины Дашковой были сложными. Она всё делала, чтобы они выросли образованными, высокоморальными, достойными своей знатной фамилии.

Екатерина Романовна их очень опекала, контролировала даже в недетские годы. Но когда Анастасия и Павел освобождались от материнского надзора, то совершали дурные поступки.

Дочь выросла пустой и безнравственной капризницей с нервным характером, славилась своей расточительностью. Княгиня выдала ее замуж. Как выяснилось спустя некоторое время после свадьбы, зять страдал от психического заболевания, и это послужило причиной распада семьи.

После развода Анастасия и вовсе позволяла себе недостойные её высокого положения поступки. Разрыв зашел слишком глубоко: Дашкова запретила дочери появляться в своём доме и в тех местах, где они могли встретиться, лишила наследства, а в завещании запретила даже подходить к её гробу.

Ещё больше огорчений доставлял Павел. Вырвавшись от матери, он отправился на юг и служил у Потемкина, слухи о его разгульной жизни огорчали княгиню.

В Киеве молодой и знатный красавец повстречался с дочерью купца Алфёрова и, не спросив материнского благословения, женился. Дашкова об этом узнала от посторонних.

Ссора между сыном и незаслуженно обиженной родительницей затянулась надолго. Успокоение после такого удара Дашкова пыталась обрести на академической службе, но обида не забывалась.

Жизнь в опале и после нее

В 1794 году у Екатерины Романовны вконец расстроились отношения с императрицей, их последняя встреча была неприязненно-холодной. Однако весть о смерти императрицы, которую она получила, находясь в Троицком, уложила Дашкову на три недели в постель.

Не успела она оправиться от недуга, как сын покойной императрицы Павел I, проинформированный об участии Дашковой в перевороте, стал мстить за отца. Последовал указ об отрешении её от всех должностей.

Преследования на этом не закончились: Дашковой было приказано жить в отдаленном имении Нижегородской губернии. Она отправилась в ссылку в зимние морозы, больная.

Дни опальной княгини проходили в крестьянской избе, лишенной привычных удобств. Для облегчения участи она просила помощи у сиятельных знакомых, но никто не хотел вмешиваться в отношения молодого императора и ссыльной Дашковой.

Вскоре помощь пришла от жены императора: Дашковой разрешили жить в калужском имении, а вскоре – ездить по стране, бывать в Москве, когда там нет царской семьи.

Ко двору Дашкова вернулась, когда на троне восседал Александр I. Ей снова предложили возглавить Российскую академию наук, но Дашкова отказалась. Ей было 57 лет, когда снова вернулось былое величие, с ней заискивали, искали расположения.

Дашкова отошла от жизни при дворе и вернулась в село Троицкое, посвятив себя заботам об имении. Хозяйка хлопотала об упорядочении хозяйства, возведении построек, занималась разведением садов. Особым её занятием стало написание мемуаров на французском языке.

Владелица богатого имения отличалась презрительным отношением к окружающим, возможно, высокомерие исходило от интеллектуального превосходства Дашковой.

Она была безразлична и к невестке, брошенной сыном Павлом, – княгиня не хотела ни знаться с ней, ни слышать имя купеческой дочки. Только неожиданная смерть Павла несколько смягчила княжескую спесь: Дашкова встретилась с невесткой, обе залились слезами и не могли вымолвить ни слова…

Скончалась Екатерина Романовна Дашкова в 1810 году, её похоронили в сельской церкви Троицкого. Перед смертью княгиня распустила служанок на волю, заплатив им годовое жалованье, а свои богатства вверила племяннику, прежде взяв с него слово, что тот переменит свою фамилию на тетушкину.

Авантюристки золотого века (Княжна Тараканова)

Читайте также:

Как хороша эта женщина, глаз невозможно оторвать. Она ныне в большой моде. Ни один бал без нее не обходится. Сама Мария Антуанетта снизошла до знакомства с ней. Счастливый мезальянс простой принцессы Княгиня вне закона (Наталья Шереметевская) Первая леди ЦК (Екатерина Фурцева) Пикантные казусы (Екатерина Великая) Дважды обрученный (Петр Алексеевич)

Автор:

Инна Инина Несколько слов об отце и матери Екатерины Дашковой. Я имела несчастье потерять свою мать на втором году жизни и узнала о ее прекрасных качествах только от тех друзей и лиц, которые с чувством признательности вспоминали о ней. (ЗКД Гл1) Мать Екатерины Дашковой Марфа Ивановна Сурмина (1718—1745) – дочь конюшего патриаршего приказа. Патриа́ршие прика́зы – центральные учреждения Московской патриархии XVII — начала XVIII вв., ведавшие патриаршими вотчинами и хозяйством (Дворцовый Патриарший приказ), сбором налогов, пошлин и др. (Казённый Патриарший приказ), назначением духовенства на должности (Судный Патриарший приказ, или Патриарший разряд). Осуществляли судебную функцию по делам о преступлениях против веры, ведали сборами с раскольников (раскол произошёл в 1656 году). Помогала укреплять позиции мужа при дворе и его жена Марфа Ивановна Сурмина (1718 – 1745), в первом браке княгиня Долгорукова. Второй её брак с Романом Воронцовым состоялся в 1735 году. Она была дочерью богатейшего костромского дворянина И. М. Сурмина. Марфа Ивановна была дружна с цесаревной Елизаветой ещё до её вступления на престол и не раз давала ей деньги «на содержание дома и на украшения, которые она очень любила» [13, с. 40]. Елизавета, став императрицей, сполна оценила ранее оказанную финансовую помощь со стороны Марфы Ивановны, что помогло её мужу в дальнейшем сделать карьеру уже при новом дворе. Отсюда http://CyberLeninka.ru/article/n/russkaya-gospozha-pompadur-pri-dvore-petra-iii.pdf Богатство, надо думать, происходило из конфискованного у раскольников имущества. В первом браке была за князем Юрием Юрьевичем Долгоруковым, развелась. Первый муж был старше её на 13 лет, и женился он на девочке, ставшей богатой наследницей, в год смерти её отца. Про него известно, где и чем он владел: Долгоруков Юрий Юрьевич кн. (1705,1725) уездн. двн. вотч.-Московский у., Кошелев ст., сцо Лукино, 2 дв. вот., дв. кон. 20 ч., дворов крест. нет,там же Обарнич ст.,с.Бедрино, 5/20,Ржевский у., Молотудская вол.,с.Молодой Туд, 67 дв.,там же с.Молодой Туд, 66/636, вотч.-Суздальский у., Опольский ст.,с.Воскресенское, 170/7040,там же с.Тейково, 19/96 помещ.: Ливны-у.(49душ), Орел-у.(398душ), Ряжск-у.(867душ) В 1735 году Роман Воронцов обвенчался с 17-летней Марфой Ивановной, урожденной Сурминой, в первом замужестве княгиней Долгорукой. Выданная замуж в 11-летнем возрасте за Юрия Долгорукова, она вскоре вернулась в родительский дом, а муж подал прошение на имя императрицы Анны Иоанновны о разводе, обвиняя её в неверности. Допрошенная в присутствии “знатных духовных персон”, Марфа во всём созналась и даже оговорила себя, потому что больше всего боялась, что ей придётся вернуться к мужу, так как он часто “пьянствовал и буйствовал”. Богатая наследница своего отца, костромского дворянина Ивана Михайловича Сурмина, скончавшегося в 1729 году, Марфа Ивановна была близкой подругой Елизаветы Петровны, часто ссужала ее деньгами, так как положение дочери Петра Великого при дворе Анны Иоанновны было нелегким. Отсюда tstu.ru›win/tambov/imena/shmerbio/voronc.doc А вот что известно о его “других родственниках” того времени: Известным дипломатом был племянник последнего, стольник, а затем действительный тайный советник князь Василий Лукич Долгоруков (1672 — 1739). Он длительное время жил во Франции, был посланником в Польше, Дании, Франции. В царствование императора Петра II (1727 — 30) состоял членом Верховного тайного совета и был руководителем всех честолюбивых планов семьи Долгоруких (обручение его племянницы, княжны Екатерины Алексеевны с юным императором, а после смерти императора Петра II, с помощью подложного завещания Долгоруков хотел объявить «государыню-невесту» императрицей). В 1730 В.Л. Долгоруков поддержал предложение oб избрании на престол Анны Ивановны с условием ограничения самодержавной власти. С 1730 находился в ссылке в деревне, а затем в заточен в монастыре; в 1739 казнен вместе с другими родственниками. В 1730, после вступления на престол императрицы Анны Ивановны, была сослана со всей семьей в Берёзов, а с 1739 содержалась в строгом заключении в монастыре. После воцарения императрицы Елизаветы Петровны (1741) освобождена из заключения и выдана замуж за генерал-поручика графа А.Р. Брюса, но вскоре умерла. Брат княжны Екатерины Алексеевны, князь Иван Алексеевич Долгоруков (1708 — 1739), в 1726 был пожалован гоф-юнкером к великому князю Петру Алексеевичу (будущему императору Петру II), завоевал его дружеское расположение, а после воцарения Петра II пожалован в обер-камергеры и получил чин майора лейб-гвардии Преображенского полка, стал играть видную роль при дворе. После смерти императора Петра II (1730) подделал подпись императора на подложном завещании о назначении преемницей престола «государыни-невесты». С 1730 вместе с семьей находился в ссылке в Берёзове, а в 1739 казнен (четвертован). http://ru.rodovid.org/wk/%D0%97%D0%B0%D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C:331818 указывает, что в 1739 году Марфа Ивановна Сурмина родила Николая Юрьевича Долгорукова, но никакого Николая Юрьевича в генеалогических записях нет http://rosgenea.ru/?alf=5&page=7&serchcatal=%C4%EE%EB%E3%EE%F0%F3%EA%EE%E2&radiobutton=4, да и годы жизни её первого мужа в имущественных документах указаны как 1705-1725. Второй супруг – граф Роман Илларионович Воронцов (1717-1783), брак состоялся в состоялся в 1735 году. Восемнадцатилетний юноша женился на семнадцатилетней, которая прошла через ад первого брака с абъюзером. 19 апреля 1745 года умерла Марфа Ивановна, оставив пятерых детей: Марию (родилась в 1738), Елизавету (1739 – 1792), Александра (1741 – 1805), Екатерину (1743 – 1810) – будущую княгиню Дашкову и Семёна (1744 – 1832). Семёна отправили жить к дедушке – Лариону Гавриловичу Воронцову, а Екатерину – к бабушке Федосье Артемьевне Сурминой. Через несколько лет Екатерину взял к себе дядя, М. И. Воронцов и воспитывал её вместе со своей единственной дочерью Анной. Во время этого события [смерти матери] я находилась у своей бабушки, в одной из ее богатых деревень. С трудом она расставалась со мной, когда мне шел четвертый год, чтобы отдать меня на воспитание в менее ласковые руки. Впрочем, мой дядя, канцлер, вырвал меня из теплых объятий этой доброй старухи и стал воспитывать вместе со своей единственной дочерью, впоследствии графиней Строгановой. У нас были одни учителя, одни комнаты, одна одежда. Все внешние обстоятельства, казалось, должны были образовать из нас совершенно одинаковые существа; и при всем том во все периоды нашей жизни между нами не было ничего общего: эту черту не мешает, между прочим, заметить тем педагогам, которые обобщают системы воспитания и методически предписывают правила относительно столь важного предмета, доселе, впрочем худо понятого; и если принять во внимание разнообразие и глубину этого вопроса, то едва ли можно втиснуть его в одну общую теорию. (ЗКД, Гл1) В Лоции у нас это называется “узурпация родительских прав”, но вполне может быть, что у бабушки стало сдавать здоровье, – про Федосью Сурмину известно, что она в 1745 году составляла своё завещание, отсюда http://rorschach-club.livejournal.com/160514.html Первая дочь, Мария Романовна Воронцова (1737 года рождения) была фрейлиной. Вот что написано об этом здесь http://CyberLeninka.ru/article/n/russkaya-gospozha-pompadur-pri-dvore-petra-iii.pdf Императрица осталась довольна смотринами девиц Воронцовых. Об этом свидетельствует тот факт, что вскоре – 22 ноября 1749 года они были пожалованы ко двору в качестве фрейлин [19, с. 179]. Старшая из сестёр – Мария была определена к государыне, а Елизавета оказалась второй фрейлиной, зачисленной в штат к великой княгине Екатерине Алексеевне. По законам двора, фрейлина императрицы считалась рангом выше, чем фрейлина великой княгини. Фрейлине большого двора было положено жалованье в 600 рублей в год, а каждой фрейлине малого двора, куда попала Елизавета Воронцова – только 400 рублей. Так что, когда княгина Дашкова пишет: Серебро и драгоценные безделушки, как я уже сказала, были обращены в уплату долгов. Теперь я ограничила свои годовые расходы пятьюстами рублей и с этой суммой должна была сообразовывать свой образ жизни. Я сама была нянькой, кормилицей и гувернанткой своих детей. Таким образом, через пять лет после смерти Дашкова с помощью строжайшей экономии и постоянного надзора за имением детей я расплатилась со всеми долгами. (ЗКД, Гл9) не то чтобы она нищенствовала, она жила на пятьсот рублей в год, как придворная фрейлина, а не на тысячи в год, как замужняя аристократка. В 1757 году вышла замуж за Петра Александровича Бутурлина (1731-1787) и вскоре уехала вместе с супругом в Испанию, куда Петр Александрович был направлен на дипломатическую службу в качестве посланника. Умерла она в 1765 году 28 лет от роду, в возрасте смерти её матери, оставив мужу двухлетнего сына. Этот сын, племянник Екатерины Дашковой, Дмитрий Петрович Бутурлин владел несколькими языками, был страстным библиофилом. Он собрал обширную и редкую библиотеку, одну из лучших в Европе — более 40 тысяч томов. Обладал обширной начитанностью и феноменальной памятью, позволявшей ему цитировать наизусть всех латинских и французских классиков и безошибочно указывать страницы книг в своей громадной библиотеке. Подробнее о Бутурлине (с портретами) здесь http://www.liveinternet.ru/users/4000579/post259962065 В новых условиях сёстры Воронцовы стали редко общаться со своим отцом. Они теперь могли его видеть, только во время придворных церемоний. В юных же головках фрейлин не могла не закрасться одна крамольная мысль: почему же родной отец их так быстро разлюбил? Со временем они узнали всю правду об отце. Реальность состояла в том, что в начале 1750-х годов Роман Илларионович сочетался гражданским браком с девицей Е. Д. Брокетт, которая затем родила ему четырёх детей: Ивана, Александра, Марию и Анну, получивших фамилию Ронцовых [1, с. 145]. Привязанность сестёр Воронцовых к своему отцу стала разрушаться. Екатерина в своих «Записках» отметила это такой фразой, что стал «противен» детям. Отсюда http://CyberLeninka.ru/article/n/russkaya-gospozha-pompadur-pri-dvore-petra-iii.pdf Роман Илларионович Воронцов и Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова:

Фото с сайта “Все дома России”Продолжение дома со вторым эркером. Фото с сайта “Все дома России”Первые известные владельцы участка, занятого ныне домом 4/5, выявляются по «Переписной книге города Москвы 1737-1745 годов». Тогда, после страшного московского пожара 1737 года, московские власти проделали титаническую работу: заново составили описания всех городских домовладений. Если я правильно поняла довольно запутанные «сказки» тогдашних чиновников, одной частью участка владел капитан Семеновского полка Михаил Петрович Измайлов, а другой – Иван Михайлович Волынский. Дома на участках были деревянными. Оба собственника в Москве не жили: Измайлов служил в Санкт-Петербурге, а Волынский в 1730-40 годах занимал должность нижегородского губернатора. За господ отдувались их крепостные служители, которые и предоставили сборщикам «сказок» необходимые документы о собственности. В 19 веке владельцы земли сменились. Если я опять-таки всё правильно поняла из адреса-календаря В.Соколова 1826 года, угловой участок некоторое время принадлежал бригадирше Настасье Михайловне Щербининой – дочери знаменитой Екатерины Дашковой. Настасья-Анастасия Дашкова (1760-1731) в детстве перенесла рахит, получила тяжелое искривление позвоночника и, как следствие – горб на спине. Рано овдовевшая Екатерина Дашкова уделяла дочери мало внимания: княгиню слишком занимало воспитании и образование сына-наследника. Между тем Анастасия была много способнее брата Павла, легко училась, много читала … и не могла не видеть своего второсортного положения в семье. Это привело к ранним обидам на мать, которые Екатерина Дашкова лишь усугубила, начав устраивать женскую судьбу дочери. «Физически она [дочь]была развита плохо, в ее сложении имелся недостаток, и я не льстила себя надеждой, что более молодой обходительный человек будет любить ее и заботиться о ней» – читаем мы в записках княгини Дашковой (гл. 13). – «За нее посватался бригадир Щербинин, во всех отношениях достойный жених, Он был человеком серьезного, но мягкого характера, что обещало спокойствие моей дочери в семейном быту». Гравюры Г.И.Скородумова «Княгиня Е. Дашкова» и «Дашкова Екатерина Романовна с дочерью и сыном» 1880-е гг., ЭрмитажБригадир Андрей Щербинин был старше невесты лет эдак на …дцать и, как видно, отнюдь не вызывал у невесты нежных чувств. Тем не менее свадьба под нажимом матери состоялась. «Брак Анастасии не был счастливым союзом, – писал потомок семьи Дашковых, – Щербинины жили расточительно, делали огромные долги, часто ссорились и предпочитали в основном жить раздельно». Детей в семье не было. Много позже Анастасия взяла на воспитание племянника, завещав ему всё своё имущество. В воспоминаниях из 1820-х годов Анастасия Михайловна Щербинина в  60+ предстаёт большой транжирой и скандалисткой, очень критически относящейся к знаменитой маме и распускающей о ней разные неприличные слухи. «Мой отец никогда не любил мою мать, он был влюблен в императрицу Екатерину», – выдала она ни с того и с сего приехавшему к ней на бал в феврале 1831 г. А.С.Пушкину (сохранился конспект этого разговора, сделанный рукой поэта).  Анастасия пережила мать, мужа, брата. В 1820-х годах она была наследницей большого состояния и нескольких домовладений в Москве. Самый известный из щербининских домов – нынешний Дом журналиста (Никитский бульвар, 8). В Козмодемьянском переулке (так до 1922 года назывался Старосадский) за бригадиршей Щербининой числился участок № 126. Даже если я просчиталась, и 126 участок не соотносится с нынешним домом 4/5, всё равно интересно представить, что почти двести лет назад в Старосадский переулок приезжала в один из своих домов 70-летняя дочь «главы дух академий». )) На знаменитом Хотевском плане 1852 года на участке просматривается добротный каменный дом в виде перевернутой буквы «С». Поверю Википедии и напишу, что дом был возведен в 1849-53 гг. и перестраивался в 1858 году. В центре участка за номером 321 стояло небольшое деревянное строение. С 1885 года владельцем участка № 321 являлся тайный советник Александр Иванович Чернов. Фото из альбомов Найденова. 1881 г. Евгений Александрович Сабанеев (1847-1919) – архитектор, педагог, историк искусства, выпускник Императорской академии художеств. С 1872 года служил архитектором при Главном артиллерийском управлении. Строил он немного. Дом Чернова, судя по всему, – первый большой заказ Сабанеева. Архитектору в 1878 году был 31 год. Е.А.Сабанеев  в 1913 г. Одной из особенностей здания  являются разные типы карнизов над окнами на каждом этаже дома. Оба эркера дома украшены монограммой владельца: Александр Иванович Чернов. Сначала я думала, что буква “А” был принята за букву “Я” в процессе одного из ремонтов фасада. Однако, умный Виталий Царин просветил меня: стилизованая “А” в монограммах именно так и писалась. И наблюдение: лепнина на карнизах и маскароны живы вот уже 150 лет, причем, кажется, до сих пор неплохо себя чувствуют. Источники: Переписная книга 1-й и 3-й команд. Перепись улиц, переулков и тупиков в Кремле и Китае-городе. // Переписные книги города Москвы. [1737-1745 гг.]. Т. 1.  М., 1881. Соколов В. Указатель жилищ и зданий в Москве или адресная книга с планом.  М., 1826. “Вся Москва” за 1885 г. : адрес-календарь. М., 1886. Дашкова Е.Р. Записки. // http://az.lib.ru/d/dashkowa_e_r/text_0010.shtml

До замужества Воронцова, была назначена на должность президента Русской императорской Академии наук, в 1783 году. Стала директором Академии Санкт-Петербурга. Издатель первого в России научного журнала. Просветительница, патриот и общественный деятель.  Первая женщина, руководившая Академией наук.

Начало пути

Екатерина, дочь князя Романа Воронцова, родилась в конце весны 1744 года. Вскоре умерла ее мать, и девочку отправили на воспитание в семью дяди – князя Михаила Воронцова, будущего канцлера Российской империи. Все образование в семье сводилось к изучению французского языка, пению и танцам.  

Однажды, заболевшую корью девочку, отвезли в загородное имение. Чтобы занять время, Катя стала читать. Библиотека была очень большая. Постепенно девочке так понравилось чтение, что превратилось для нее в постоянную потребность. Дальнейшее образование проходило исключительно благодаря книгам. На этой почве, в 1758 году, Катя знакомится с Екатериной Алексеевной Романовой, в будущем императрицей. Их обеих интересовали вопросы политики, образования, философии. 

Участие в заговоре

В 1759 году, происходит бракосочетание Екатерины Романовны с князем Михаилом Дашковым, и она с супругом переезжает в Москву. Возвращаются они назад ко двору, только через два года, в 1761 году, когда на престол взошел император Петр III. Еще больше сблизившись с Екатериной Алексеевной, Дашкова понимает необходимость поддержать переворот. Именно Екатерина Романовна, общаясь в салонах с сановниками и элитой двора, убедила графов Панина и Разумовского, Бецкого, Барятинского и Глебова оказать помощь в воцарении супруги Петра III. Сама лично сопровождала Екатерину Алексеевну в июне 1768 года, в Петергоф. За свою помощь получила от императрицы денежную премию, и земельные наделы, не представлявшие никакой ценности.

Первая поездка в Европу

Переворот завершился для всех придворных получением чинов и земель. Княгиня наоборот отдаляется от двора. В 1764 году, умирает ее супруг. Молодая женщина с детьми проживает в имении – деревне Михалково под Москвой. А в 1768 году, отправляется путешествовать по России. Возвратившись домой, встречается с Екатериной II. Встреча была теплой, подруги были рады повидать друг друга. Дашкова получила позволение на выезд с детьми в Европу. За последующие три года, она побывала во Франции, Англии, Швейцарии, Пруссии. Княгиня Дашкова имела репутацию образованной женщины. Ее с почтением встречали монархи других стран и в ученых кругах. Во Франции она лично знакомится с Дидро и Вольтером, Руссо и Смитом. Посещает театральные постановки, музейные выставки, осматривает новые мануфактуры. Вернувшись домой, отправляется в Московское имение, где продолжает много читать, переводить работы иностранных ученых.

Новое путешествие

В Европу произошло в 1775 году, когда Дашкова отправила сына на учебу в университет Эдинбурга в Шотландии, и сама поехала вместе с ним. Последующие годы часто бывает во Франции, Великобритании, Швейцарии, Голландии, Германии. Находясь большую часть времени в Эдинбурге, часто общается с Адамом Смитом и Уильямом Робертсоном. Во Франции знакомится с Бенджамином Франклином. 

Оставаясь верной своей царице, Екатерина Романовна постоянно отправляет сообщения об увиденном. В 1782 году, Дашкову вызывают домой, в Петербург. За заслуги ей пожалованы два домовладения, а в 1783 году, императрица предлагает стать президентом Российской академии. Дашкова много сделала для восстановления академии, пришедшей в запустение со смертью М. В. Ломоносова. Издан указ о неразглашении результатов научных открытий иностранцам. Следовало сразу доложить российским властям. Дашкова увеличила число обучавшихся за государственный счет с 17 до 50 человек.

Создается первый в стране научный журнал, ведутся работы над созданием русского толкового словаря, создан департамент переводчиков, занимавшийся переводами иностранной литературы.

Отставка

Произошла в 1796 году, сразу же после воцарения Павла. Екатерина Романовна смещена со всех должностей, и ее саму сослали в дальнее имение, собственность сына в Новгородской губернии. Возвратиться из ссылки, она смогла только в 1801 году, после коронации императора Александра I. Вновь поступило предложение вернуться в Академию наук. Она отказалась, работала все оставшееся время над мемуарами. Их издал Александр Герцен только в середине XIX столетия, в Великобритании. 

Пользуйтесь Поиском по сайту. Найдёться Всё по истории.

Екатерина Романовна Дашкова

(17 (28) марта 1743, по другим сведениям 1744, Санкт-Петербург – 4 (16) января 1810, Москва) – урождённая графиня Воронцова, в замужестве княгиня Дашкова. Подруга и сподвижница императрицы Екатерины II, участница государственного переворота 1762 года (после совершения переворота Екатерина II охладела к подруге и княгиня Дашкова не играла заметной роли в делах правления). Одна из заметных личностей Российского Просвещения. В её мемуарах содержатся ценные сведения о времени правления Петра III и о воцарении Екатерины II (“Мемуары княгини Дашковой”, изданы в 1840 в Лондоне). Екатерина Романовна Дашкова стала первой женщиной в мире, которая управляла академией наук. По её предложению была также открыта Российская Академия (21 октября 1783 г.), имевшая одной из главных целей исследование русского языка, и Дашкова стала её первым президентом.

Екатерина Романовна Дашкова представляет собой уникальной явление в истории России

Какими только дарованиями она не обладала! По свидетельству Екатерины великой она была и аптекарем, и доктором, и плотником, и купцом, и судьей. Эта женщина могла остановить постановку в театре и начать учить актеров, как правильно играть роли. Дашкова сочиняла пьесы, писала статьи, проводила дороги, самостоятельно доила коров. Этот список можно продолжать и продолжать, поскольку все, за что она ни бралась, получалось у Дашковой в высшей степени хорошо.

Дашкова мыслила как крупный государственный деятель

Именно эта способность дала возможность этой женщине оставить существенный след в истории времен Екатерины Великой. Это был первый случай во всей истории, когда женщина, не принадлежавшая к царствующей династии ( а была она графиней) смогла бы без всякого заискивания занять такое важное место среди вельмож.

Между Екатериной Дашковой и Екатериной Алексеевной оказалось много общего

Первая их встреча приходится на конец 1758 г. Разговор был продолжительным. Оказалось, что они обе очень начитаны, хорошо ознакомлены с идеями просветителей Франции. В общем, общаться друг с другом им понравилось.

Между Екатериной Дашковой и Екатериной Алексеевной оказалось немало и различий

Они обнаружились со временем. Например, если Дашкова всегда высказывалась прямолинейно, то Екатерина Великая легко могла найти компромисс с собеседником.

Дашкова отличалась непривлекательностью

Например, Дидро описывал ее маленький рост, вздутые щеки, приплюснутый нос, толстые губы и так далее. Может быть, именно из-за отсутствия грации Екатерина Романовна юные годы посвятила чтению мудрых книг, а не пребыванию в молодом обществе. Природа с щедростью наградила Екатерину умом. Именно в эти годы в Дашковой сформировался такой целеустремленный характер.

Замужество Дашковой овеяно легендой

Официальная версия этого события гласит, что Екатерина Романовна случайно познакомилась с князем М.И. Дашковым – своим будущим супругом. Скромную свадьбу отпраздновали вскоре после этого. Брак был благословлен как матерью князя, так и самой императрицей Елизаветой Петровной. Но народная молва рассудила по-другому. Более романтично. После того, как князь Дашков начал любезно говорить о Воронцовой (девичья фамилия Екатерины), та не растерялась и, подозвав дядю, объявила ему о том, что Дашкова просит ее руки. Поэтому князю (он ведь не мог сказать первому сановнику России, что слова обозначали совсем другое) просто пришлось брать в жены Воронцову.

Дашкова была счастлива в браке

Она любила мужа, а он отвечал взаимностью. Однако эта идиллия продолжалась недолго – князь Дашков, будучи капитаном, вынужден был отправиться служить в Петербург.

Рождению сына предшествовало небольшое “приключение”

Узнав о скором прибавлении в семье, Дашков срочно поехал в Москву, но в пути сильно заболел и, чтобы не расстраивать этим свою жену, остановился у своей тетки. Екатерина же все-таки узнала о болезни супруга и, превозмогая боль, отправилась проведать Дашкова. Увидев мужа (а он даже не мог разговаривать), княгиня упала в обморок. Тут ее, естественно, отправили домой, где на свет и появился ребенок – сын Павел.

Екатерине Алексеевне было выгодно привязать к себе Дашкову

Почему? Да, очень просто. Екатерина Романовна впитала в себя лучшие идеи французских просветителей, также лелеяла мечту о процветании страны, но самое главное, была убеждена в неспособности наследника хорошо управлять страной. И сама Дашкова была не против поддерживать отношения с Екатериной Алексеевной. Она боялась, что муж ее кумира (Петр Федорович) заточит Екатерину Алексеевну в монастырь.

После дворцового переворота 28 июня 1762 года между двумя Екатеринами возникла размолвка

Суть ее состояла в оценке ролей. Дело в том, что Дашкова заявила, что именно она руководитель переворота. Это высказывание послужило причиной охлаждения в их отношениях. Ведь новоиспеченной императрице было не приятна распространяемая версия о том, что она получила корону только благодаря восемнадцатилетней особе.

Первый удар по самолюбию Екатерины Романовны был нанесен именно после переворота

Открыв наградной список лиц, которые отличились в проведении переворота, он была очень удивлена. Ее фамилия была не на первом и даже не на втором месте, а среди рядовых участников, которые, в принципе, ничем не были примечательны. Этот ход императрица использовала с целью дать понять молодой даме, что сама была руководительницей произошедшего переворота.

Дашкова не одобрила насильственную смерть Петра Федоровича

Узнав, что к ней прямое отношение имеет Алексей Орлов, она на протяжении десятков лет не хотела с ним знаться. Сказанные Дашковой слова по поводу преждевременной смерти Петра Федоровича очень не понравились императрице.

Дашкова была в числе тех, кого не устраивал возможный брак Екатерины Великой с Орловым

Естественно, это не очень нравилось императрице. Екатерина Романовна все же в душе очень нежно относилась к Екатерине великой, но могла себе позволить колкие высказывания в ее адрес и в адрес Орлова. Дошло до того, что императрица написала письмо мужу княгини. Это означало прекращение отношений между двумя Екатеринами. Супруги отреагировали на эту записку весьма отрицательно. Ко всему прочему, они были вынуждены отправиться на место, где в тот момент находился полк Дашкова – в Ригу.

1754 год оказался для Дашковой очень трудным

В сентябре во время похода на Речь Посполитую Михаил Иванович скончался в результате болезни. На плечи Екатерины Романовны легла забота о детях (дочке и сыне) и о хозяйстве. В следующем году она перебирается в одну из подмосковных деревень. Здесь очень энергично берется за хозяйство и быстро достигает успехов – в течение пяти лет она расплачивается со всеми долгами, перешедшими к ней после смерти супруга.

Екатерина Романовна все-таки смогла сломить свою гордость

Об этом говорят сразу два ее поступка. Во-первых, живя за границей, она наотрез отказалась принять у себя Рюльера – автора, описавшего события переворота 1762 года. Дело не в самом перевороте, а в том, как он отобразил на своих страницах Екатерину Великую – а сделал он это далеко не самым лучшим образом. Во-вторых, при встрече с французским просветителем Дидро Дашкова всеми своими силами восхваляла императрицу России. Она не ошиблась. Вскоре Дидро написал о ее преданности самой Екатерине II.

Во время путешествия за пределами России Екатерина Романовна не теряла времени зря

Она намного расширила свой кругозор. Посещение каждого города сопровождалось, во-первых, знакомством с его достопримечательностями, во-вторых, посещением различных картинных галерей, музеев, театров, а в-третьих, знакомством и общением с наиболее известными деятелями культуры. Среди последних были Вольтер, Дидро, Гибнер и другие.

При возвращении Дашковой в Россию (1771 год) ей было оказано большое уважение

Гнев императрицы сменился на милость. Екатерина II даже пожаловала ей сумму в шестьдесят тысяч рублей. Годы, проведенные за пределами страны, не прошли даром. Сама Дашкова увязывала такую разительную перемену в отношении к ней еще и с потерей столь сильного влияния на императрицу со стороны Орловых. Когда Дашкова уже в третий раз вернулась на родину из-за границы, то она вновь была одарена Екатериной Алексеевной. Предметом подарка стал дом в Петербурге (его стоимость оценивалась по меркам тех времен в тридцать тысяч рублей), а также две с половиной тысячи крепостных.

Екатерина Дашкова не сразу согласилась быть директором Академии наук и художеств

Она была очень удивлена предложением Екатерины Великой (которое она ей сообщила на балу). Что-то заставило Дашкову написать в письме императрице о том, что она не в состоянии управлять Академией. Что именно, не понятно. То ли Екатерина Романовна таким образом хотела показать свою значимость, то ли правда считала себя недостойной. Но если учесть, что директором Академии был фаворит Елизаветы Петровны К.Г. Разумовский, который точно уж не обладал умение управлять, то выбор Екатерины II являлся вполне оправданным – знаниям Дашковой отказать было нельзя. Уже в 1786 году Екатерина Романовна принесла Екатерине Великой подробный отчет о деятельности на посту директора за последние три года. А результаты этой деятельности были весомыми! Новые книги появились в библиотеке, новые шрифты – в типографии, были закрыты долги, а цены издаваемых в академии книг существенно снизились. Кроме того, лишились места работы в Академии многие бездельники, а гимназистами оставили только тех, кто действительно имел способности к изучению наук.

Екатерина Дашкова была инициатором создания Российской Академии

Она была учреждена в 1783 году. Главным и существенным отличием Российской Академии от Академии наук и художеств явилась опора на разработку так называемого гуманитарного цикла (Академия наук больше опиралась на точные науки). Интересен тот факт, что главой новой Академии стала опять-таки Екатерина Романовна, правда, снова против своего желания. Таким образом, хотела Дашкова этого или нет, она стала руководителем сразу двух важных научных учреждений России.

Дашкова издавала журнал “Собеседник любителей российского слова”

Его содержание чем-то напоминало содержание издаваемого еще в шестидесятые годы Екатериной Алексеевной журнала “Всякая всячина”. То есть в “Собеседнике” осуждались такие пороки как обман, презрение, двоедушие и тому подобное. Печатался этот журнал сначала в Академии наук и художеств, потом и в Российской академии.

Дашкова хорошо ладила с детьми

Скорее, наоборот. Отношения с сыном и дочерью у нее сложились неважные. В этом виновата и сама княгиня. Ведь она даже во взрослые годы деспотически надзирала их: буквально контролировала каждый шаг своих детей. Дочь Дашковой – Анастасия – оказалась человеком безнравственным. “Прославилась” она неописуемой расточительностью и кокетством. Сын Дашковой – Павел – также не радовал свою мать. Служа у Потемкина, вел очень разгульную жизнь. Женившись без благословения матери, даже не сообщил ей об этом. О женитьбе сына Екатерина Романовна узнала только через два месяца, да и то от посторонних лиц.

В 1795 году произошло новое охлаждение в отношениях между Дашковой и Екатериной II

Связано это было с опубликованием Екатериной Романовной трагедии “Вадим Новгородский” (автор Княжнин). Екатерине Великой было доложено, что содержание этой трагедии не без вреда скажется на авторитете верховной власти. А так как Екатерина II к этому времени отступила от пути либерализма, то осталась очень недовольна Дашковой.

“Желаю вам счастливого пути”, – сказала императрица Дашковой при их последней встрече

Екатерина Романовна сама пришла на прием к императрице, чтобы попросить освободить ее от дел. Екатерина великая к этому моменту была настолько отрицательно настроена к Дашковой, что вместо какой-либо благодарности за проделанную в былые годы работу бросила ей вслед: “Желаю вам счастливого пути”.

Жизнь Дашковой после смерти Екатерины Великой нельзя назвать счастливой

Тот факт, что Екатерина Романовна приняла самое активное участие в перевороте 1762 года, послужил причиной преследований княгини со стороны Павла I. Он ей мстил за отца. Во-первых, освободил Дашкову от всех должностей, во-вторых, приказал ей переселиться в Новгородскую губернию. Изба, в которой она обосновалась, была лишена практически всех удобств. Правда, после нескольких прошений Дашковой было разрешено перебраться в свое калужское имение. Подводя итог, следует отметить, что хотя Дашковой и выпало на жизнь много трудностей, она не прогнулась под ними.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий