Павел Санаев: «Если ты получаешь удовольствие от того, как убиваешь время, то ты не убиваешь время»

Повесть Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом», как и одноименный фильм, производят неизгладимое впечатление своей правдивостью, покоряют с первых строк и эпизодов. Потрясает то, что автор выносит внутренние проблемы знаменитой семьи на всеобщее обозрение, не беспокоясь об общественном мнении. И оказывается прав, поскольку лейтмотив произведения — это любовь во всех ее проявлениях, даже самых уродливых. А любовь, как известно, всегда права.

Дед-актер

image

В одном из своих интервью Павел Санаев говорил, что повесть представляет собой литературное произведение на основе реальных событий его детства, а не абсолютную автобиографию. Однако автобиографичного в ней много.

Дедушка главного героя Саши Савельева так же, как дед Павла Санаева, — актер, терпящий деспотизм своей супруги не от слабости характера, а от доброты к не очень здоровому, но горячо любимому человеку.

В реальности Всеволод Санаев пережил свою супругу всего на несколько месяцев, потому что не видел смысла в существовании без нее.

Бабушка-деспот

image

Бабушка героя (в фильме Светлана Крючкова), как и бабушка Павла, была настоящим домашним тираном, главным оружием которого являлись крики, проклятия и манипуляция чувством вины.

Свежие записи «Есения»: 3 интересных факта об одном из самых успешных фильмов советского кинопроката 5 турецких сериалов про любовь, которые высоко оценили российские зрители 6 ожидаемых российских сериалов: актеры отличные, сюжеты интригуют

Наверное, в доброй половине семей есть свой деспот, любимый и ненавидимый одновременно. Автор говорит, что бабушка любила свою семью с такой тиранической неистовостью, что ее любовь превращалась в оружие массового уничтожения.

Образ художника

Художник дядя Толя из Сочи — конечно же, Ролан Быков, отчим Павла Санаева, заменивший ему отца, о котором автор вспоминает с теплом и благоговением. Как в повести и фильме, в жизни Ролан Быков пришелся «не ко двору» Санаевых, поскольку вывел из-под влияния бабушки маму Павла — Елену Санаеву, а по мнению деда, вместе они «не монтировались».

И так же, как в книге и фильме, в центре семейного раздора оказался ребенок — мальчик Саша Савельев, прототипом которого стал сам автор.

Павел Санаев говорит о себе как о ребенке, который «должен был вырасти клиническим идиотом с глубинным комплексом неполноценности» и, только благодаря тому же Ролану Быкову, смог избежать этой участи.

Думается, что написав книгу, препарировав на бумаге проблемы своей семьи, автор прошел свою терапию, смог увидеть себя и своих близких во внутрисемейном конфликте со стороны и с юмором, хотя вещи, описываемые им, иногда просто чудовищны.

Как бы то ни было, произведение Павла Санаева и снятый по нему фильм считаются культовыми и рекомендуются к прочтению и просмотру всем, особенно родителям.

А вы читали эту повесть? Или, может быть, смотрели кинокартину? Поделитесь своими впечатлениями!

«Похороните меня за плинтусом»: что автобиографического в фильме по повести Павла Санаева обновлено: 11 ноября, 2020 автором:

В фильме “На игре” Павел Санаев выступает как режиссер и автор сценария.

Примечательно, что на лучшее название картины был объявлен конкурс в Интернете, первоначально она называлась “Геймеры”. Самый удачный вариант, созвучный “На игле” – фильму Дэнни Бойла, – придумал парень из Екатеринбурга. В прокате картина, точнее ее первая часть, с 26 ноября. Вторая выйдет в феврале. А с 3 декабря в кинотеатрах появится картина режиссера Сергея Снежкина по нашумевшей книге Санаева “Похороните меня за плинтусом”. Павел Санаев – собеседник “РГ”.

Российская газета: Первый показ фильма “На игре” для журналистов состоялся как раз в тот день, когда отмечалась громкая дата – 80 лет со дня рождения вашего отчима Ролана Быкова. Это вы специально так задумали?

Павел Санаев: Нет, это случайное совпадение. Если фильм получится удачным, будет подарок.

РГ: По каждому телеканалу, во многих театрах и кинотеатрах вспоминали Ролана Быкова. Как его в эти дни вспоминаете вы?

Санаев: В связи с тем, что готовилось много передач и документальных фильмов, у меня брали много интервью по поводу Ролана Антоновича. Я сразу просил не задавать мне никаких вопросов на тему, как он меня воспитывал, и тому подобных. Потому что я сегодня уже с трудом воспринимаю его как сын приемного отца – много времени прошло. Поэтому я старался говорить о его творчестве и оценивать то, что он сделал.

РГ: Что вам у него больше всего нравится?

Санаев: Я бы выделил три его работы – “Чучело”, “Айболит 66” и 10-минутный короткометражный фильм “Люба”, который почти никто не видел. Он был снят для детского проекта ЮНЕСКО: короткометражные фильмы снимали лучшие режиссеры мира, и работа Ролана Быкова была самой выдающейся. Получается, что эта короткометражка стала его последним игровым фильмом.

РГ: “На игре” – это первая ваша картина, которую я посмотрела. Смотрела ее и думала про фильм “Чучело”. Можете на меня обижаться, но у Ролана Антоновича сквозь весь фильм проходит доброта, в вашем – много жестокости.

Санаев: Это совсем разные фильмы. “Чучело” – реалистичная драматическая история, а “На игре” – жанровый боевик.

РГ: Как считаете, Быков снимал бы сегодня фильмы, подобные вашему?

Санаев: Конечно нет. Ролан Антонович любил жанровое кино, но сам склонялся к комедиям – взять, к примеру, “Семь нянек” или “Пропало лето”. Боевик он не стал бы снимать в принципе. А мне это было интересно – я вырос на “Терминаторе” и “Командо”, а первым фильмом, от которого я восторженно открыл рот, был “Рембо – первая кровь”. Вы говорите, в фильме “На игре” много жестокости… Знаете, в какие игры играют сегодня десятилетние дети? Например, в Postal (компьютерная игра. – Прим. С. А.), где вспарывают тесаком животы прохожих, расстреливают из автомата кошек и потом надевают их на ствол вместо глушителя. У сегодняшней молодежи порог восприятия экранной жестокости совершенно другой. А мы в своем фильме показываем героев, которые перешагнули некую грань. И зритель должен понять – эти ребята перегнули палку.

РГ: Как понять, где грань в вашем фильме, где так много убийств.

Санаев: Последняя грань – когда они грохнули автобус с людьми. В этот момент, я надеюсь, зрители поймут – “Да… тут ребята хватили лишку, пора их кому-то остановить”.

РГ: Павел, меня окончание вашего фильма вывело из состояния равновесия, а попросту говоря – взбесило. Объясню. В музыке произведения заканчиваются на устойчивой ноте. Американские картины в большинстве своем – тоже. Вот чего я не принимаю в отечественном кино, в частности в вашем, – того, что меня оставили в неустойчивом состоянии. То же самое вы сделали со всеми зрителями до февраля, когда выйдет вторая часть фильма. Почему наше кино позволяет себе так играть с чувствами, с восприятием – люди привыкли к героям, прикипели к ним. Зритель выходит в полном раздрае. Вы специально этого хотели?

Санаев: Главное, что вы только что сказали – “люди прикипели к героям”. Это самый большой комплимент. Я считаю, что главное достоинство нашего фильма – герои, которым сопереживаешь, и за судьбой которых интересно следить. Что касается двух частей, возьмите “Убить Билла” Тарантино, там тоже после первого фильма месть не закончилась.

РГ: В “Убить Билла” в конце картины все прекрасно становится на свои места. И, если можно так сказать применительно к жанру этого фильма, наступает хеппи-энд.

Санаев: В первой части “Убить Билла” никакого хеппи-энда нет – свершилась половина мести и впереди схватка с главным врагом. У нас тоже завершается один этап и начинается другой. Герои обрели супервозможности, попали под крышу мощной организации и перешагнули грань. Они не видят разницы между людьми и компьютерными фигурками в достижении своих целей. У них нет барьера. И только главный герой понимает, что это надо как-то остановить. Этому будет посвящена вторая часть.

РГ: Вы говорите как человек, который знает, что будет. И вам хорошо от этого. А мне, как зрителю, плохо.

Санаев: Если бы после первых показов плохо было большинству зрителей, мы подумали бы как соединить две части в один большой фильм. Не уверен, правда, что многие отважились бы высидеть три часа в кинотеатре. Даже “Властелин колец” идет меньше. И кстати, история во “Властелине колец” заканчивается только в третьей части. В первой было всего лишь начало – не раскрылась ни одна из линий. И продолжения, насколько я помню, ждали целый год. А у нас придется ждать всего пару месяцев. Вы скажете: “Ну то “Властелин колец” – там было на что посмотреть”. У нас тоже есть на что посмотреть. Например, на то, как четверо пацанов с пейнтбольными маркерами, убирают за пару минут сорок вооруженных наемников.

РГ: Я слышала, что фильм Сергея Снежкина по вашей книге “Похороните меня за плинтусом” вам не понравился?

Санаев: Да. Фильм дух моей книги не передал. Чтобы не выглядеть предвзятым недовольным автором назову конкретные претензии. Во-первых, бабушка в книге – более многогранный персонаж. Она – символ уродливой, но все-таки любви. И мы должны увидеть эту любовь. В книге есть сцены, где она лечит мальчика во время болезни, где она совершенно искренне называет его “котик”, “любонька”, обращается “дай я тебе ноженьки вытру”, “кашки поешь”. В этот момент она его действительно любит, она дышит этой любовью. В фильме мы видим сплошную тиранию, а любовь показана несколькими ласковыми словами, которые все равно звучат неискренне. Бабушка там реальный монстр, чудовище без других граней.

Дальше. В книге бабушка умирала оттого, что мальчика забрали. Был ее монолог под дверью со словами: “Оставь его, пусть будет воздух мне”. И мы не могли ее в тот момент не простить за все, что она сделала до этого. И окончательно она все искупала своей смертью, потому что забрали мальчика, забрали воздух, забрали возможность любить. В фильме она просто начала бегать вокруг стола, ее хватил удар, она умерла.

В книге был персонаж Толя – человек мудрый, сильный, пусть неустроенный, но он пытался как-то исправить семейную ситуацию, вмешаться в нее. В фильме – абсолютно замухрыжный персонаж. Непонятно что с ним делает эта красивая женщина, которую играет Шукшина. Получается: связалась с конечным забулдыгой, и я понимаю родителей, которые недовольны. Я бы тоже был недоволен, если бы моя красивая дочь привела такого “фрукта”.

И четвертый пункт. В конце книги происходило воссоединение. Ценой жизни бабушки мальчик и мама обретали счастье быть вместе. А в фильме выходит так, что главное для мальчика – деньги, спрятанные у бабушки в книгах. Моя повесть была про правоту всех неправых и неправоту всех правых. В фильме моральными уродами получились все. Мне такие вольности с книгой не понятны. Я могу понять режиссерские отступления, когда они продиктованы необходимостью перевести литературный текст в действие, но при этом сохраняется смысл. В питерском спектакле (постановка “Балтийского дома”. – Прим. С.А.) есть свои вольности, там, извините, мальчика вообще играет взрослый мужчина. Но там сохранен дух книги и бабушка, которую играет Эра Зиганшина, получилась такой, как было написано, – и трагичной, и комичной, и светлой, и мрачной, и тираном, и любящим человеком. В красноярском спектакле (постановка Красноярского драматического театра имени А.С. Пушкина. – Прим. С.А.) сцена ссоры бабушки с матерью, сделана актерски и режиссерски настолько точно, что я сам при всем желании не сумел бы сделать точнее. Поверьте, я не тот автор, который “всегда недоволен тем, как поставили его книгу”.

РГ: А вы сами не хотели снимать фильм по книге “Похороните меня за плинтусом”.

Санаев: Я собирался это сделать, написал сценарий, и его запустили. Но когда пришло время ставить, я понял, что не могу потратить полтора года жизни на то, чтобы рассказать заново историю, однажды уже рассказанную. Понял, что у меня нет на это драйва, нет желания делать это кино, а значит, хорошо не получится. Но сценарий был написан мной от начала до конца, и если бы режиссер реализовал именно его, думаю, картина понравилась бы мне гораздо больше. Сейчас заработал сайт книги plintusbook.ru – на нем будет выложен мой сценарий, можно будет почитать и сравнить.

РГ: Книгу я прочла на одном дыхании. Мне стало интересно… Скажем так, мне она показалась более интимной, чем те, в которых на суд читателя выносят отношения между мужчиной и женщиной. Потому что это – очень личная тема любви к собственной семье. Как вы вообще на это решились?

Санаев: Давайте не будем смешивать семью и книгу. Чем больше будет вот этих разговоров – “А где вы?”, “А где правда?”, “А где неправда?”, тем больше будет размываться художественный образ. Не надо превращать, например, образ бабушки в реальную Лидию Санаеву. Она не произносила под дверью мамы никаких монологов и не умерла, когда меня в одиннадцать лет от нее забрали.

РГ: Кстати, Елене Санаевой фильм Снежкина понравился?

Санаев: Она его не смотрела.

РГ: И как я поняла из тона вашего ответа – не будет.

Санаев: Если бы я сказал ей, что картина мне понравилась, она, конечно, посмотрела бы. Даже несмотря на то, что сама хотела сыграть в ней главную роль. Отказываясь от постановки, я договаривался со студией о том, что роль останется за мамой. Мне казалось, что как автор книги-бестселлера и автор сценария, я имею на это право. Но “Глобус” оказался в очень сложной ситуации – запуск есть, а режиссера нет. И когда они получили согласие Снежкина, то были готовы на все, лишь бы не потерять его. А Снежкин утвердил Светлану Крючкову, такова была его режиссерская воля.

И не думаю, что у него получилось бы работать с мамой. Она воспротивилась бы его депрессивной трактовке и получился бы один сплошной конфликт на площадке. Знаете, эта картина должна была бы стать чем-то вроде “Жизнь Прекрасна” Роберто Бенини – местами комедия, местами трагедия, но все равно очень светлая. Получилось не так. Но все, что я сказал, совершенно не означает, что я посылаю зрителям сигнал – это плохая картина, не смотрите ее.

РГ: Думаю, наоборот, ваша позиция заинтригует, и зрители пойдут в кино.

Санаев: Пусть посмотрят обязательно! Я видел разные мнения, совершенно полярные. Одни пишут, что их растрогало до слез, даже сильнее, чем книга. Другие пишут что их любимое произведение изуродовали. Пусть каждый сделает свой вывод. А мне важно сообщить, что я, как автор, не согласен с посылом фильма, который получился диаметрально противоположным тому, который я закладывал. Я написал историю про любовь и прощение, а фильм получился про тиранию и отсутствие хороших людей.

РГ: Меня, кстати, образ бабушки тоже особо заинтересовал, потому что в нем фактически национальная проблема – женщинам нашей страны пришлось пройти через разруху, лагеря, эвакуации, холод, голод и другие испытания, что изуродовало в дальнейшем их способность любить.

Санаев: Вы даже не представляете, сколько таких бабушек, матерей, отцов… Из десяти отзывов на книгу, в семи написано “у меня было то же самое”.

РГ: Как понять таких бабушек? Как простить?

Санаев: (Пауза) Очень тяжело. Я смог сделать это только тогда, когда писал книгу. И то, наверное, не до конца. Но все же надо как-то пытаться понимать и прощать, потому что альтернативы все равно нет. Что остается? Носить в себе обиду? Отвечать встречной агрессией? Все это будет разрушать вас самих.

РГ: Книга “Похороните меня за плинтусом”, я слышала, выйдет в новом варианте?

Санаев: Сейчас мы сделали новое подарочное издание, потому что совершенно случайно возникла очень хорошая художница, которая нарисовала для книги несколько иллюстраций. Они мне очень понравились. Я попросил нарисовать еще, и получилось 40. Я их принес в издательство, и мы приняли решение сделать красивый подарочный вариант. Я подумал, чем бы его еще дополнить и вспомнил, что были три главы, которые не вошли в окончательную редакцию. Они не очень хорошо получились, к тому же тормозили сюжет. Я их перечитал, переписал заново с чистого листа и получились три очень смешных рассказа, в которых открывается новая сторона жизни моего героя Саши Савельева. Помимо того, что он учил уроки, болел и пригибался от бабушкиных криков, так он еще строил космический корабль, был геологом, мастерил противогаз, увлекался астрономией, играл в грабителя… У мальчика, оказывается, была интересная жизнь! Новые главы будут прилагаться в дополнение к основному тексту в конце книги. Одну из них можно уже сейчас прочитать на сайте – она называется “На Ленточки”.

Фильмография Павла Санаева

  • На игре. Новый уровень (2010)
  • На игре (2009)
  • Нулевой километр (2007)
  • Последний уик-энд (2005)
  • Каунасский блюз (2004)

Книга Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом» произвела сенсацию среди читающей публики. Прототипом главной героини стала бабушка Павла, жена артиста Всеволода Санаева. «Она любила нас, но любила с такой тиранической неистовостью, что ее любовь превращалась в оружие массового поражения», – вспоминает Павел в интервью…

Предел тирании положил Ролан Быков, второй муж Елены Санаевой. Только ему хватило мощи характера, чтобы противостоять властной теще. Недавно на экраны вышел фильм по книге, где бабушку сыграла Светлана Крючкова.

А из печати вышло новое издание «Плинтуса», дополненное тремя не издававшимися раньше главами. Мы встретились с Павлом, чтобы отделить правду от художественного вымысла.

Павел Санаев

С 4 до 11 лет Павел Санаев провел в доме родителей его мамы. Елена Санаева много работала, ездила на съемки. И однажды познакомилась с Роланом Быковым. Это была любовь с первого взгляда. И с самого первого совместного дня Ролан Антонович настаивал, чтобы Павел жил с матерью.

Бабушка выступила резко против. Роман дочери с Быковым Санаевым не нравился совсем. «У Ролана Антоновича было прозвище «король уходяльщиков». О его похождениях и умении легко расставаться с женщинами ходили легенды, – вспоминает Павел. – Бабушке звонила бывшая жена Быкова, Лидия Князева». В фильме «Айболит-66» Князева сыграла обезьянку Чи-чи, когда Ролан и Елена уже были вместе.

«Ролан сломает жизнь вашей дочери», – предупреждала она. Однако мрачный прогноз не оправдался. Мало того, что Быков стал хорошим мужем, он помирил семью и помог родителям обрести взаимопонимание с дочерью.

Павел Санаев с матерью и отчимом. Фото из архива Павла Санаева.

Начал писать в 8-м классе

– Что это за три новые главы?

– Я начал писать первые рассказы очень рано – в 8-9 классе. Некоторые получились удачными, и стали потом главами книги, как например, «Цемент» или «Купание». А некоторые не получились совсем. Эти три главы не получились, остались в столе, и в книгу я их не включил. А сегодня переписал заново и включил в подарочное издание.

Эти тексты объединяет одна тема, которая в книжке осталась за кадром. Ведь главные персонажи там бабушка, мама, дедушка, а мальчик – пассивный наблюдатель. Учит уроки, болеет. А в этих трех главах выясняется, что он был тот еще бандит. Все время что-то мастерит и изобретает.

– Строит ракету из чугунных ванн.

– И делает два противогаза, мечтая, что когда-нибудь у них дома прорвет газ. А если не прорвет – то, может быть, он сам его откроет. И бабушка будет на кухне корчиться от удушья, а он подойдет к ней в противогазе, посмотрит на нее мудрыми глазами из-под противогазных очков, даст ей второй противогаз, она наденет, придет в себя, газ рассеется… И бабушка наконец похвалит его. Оказывается, у меня в детстве была такая интересная жизнь!

Быков не мочился на машину дедушки!

– Елена Всеволодовна Санаева должна была сыграть бабушку в экранизации книги. А вы должны были снимать. Почему это не получилось?

– С одной стороны, такая роль – подарок для любой актрисы. Маме эту роль сыграть очень хотелось. С другой, это ее родная мать, психически нездоровый человек. В том, что дочь будет играть свою больную мать, есть какой-то паноптикум. У Ролана Антоновича (Быкова) был такой случай. Когда он снимал фильм «Нос », он придумал такой кадр с памятником Петру I: вздыбленный конь под проливным дождем.

Елена Санаева

Пригнали поливальные машины, слили кучу воды, ночь – красота неземная в дырочку объектива. Свернули смену, отпустили машины, подходит к нему оператор и, чуть не плача, говорит: «Ролан, прости, но у меня диафрагма была закрыта». Ну значит, Гоголь этого не хочет, решил Ролан Антонович. Здесь та же ситуация. Не надо было, чтобы я это снимал, а мама это играла.

– Но фильм Сергея Снежкина вам обоим не понравился.

– Что меня больше всего огорчило: фильм, который на тысячу шагов отстоит от книги, некоторые стали воспринимать как реальную жизнь, и говорить: ну вот, видите, как жил Санаев: ему Быков на машину помочился. Это неприятно. Еще неприятнее скоропалительные выводы.

Одна журналистка, не уточнив информацию, решила, что это был мой сценарий. И написала, мол, «Санаев прошелся по своей звездной семье, изобразил всех монстрами, и даже не постыдился изобразить монстром Ролана Быкова, который его воспитал». Если бы она поинтересовалась, то узнала бы, что сценарий написан на основе моей книги Сергеем Снежкиным. Написан абсолютно без моего участия.

Всеволод Санаев

А в книге персонаж, в котором можно угадать Быкова, как раз пытается эту семью нормализовать. И в конце все налаживается именно благодаря ему! В фильме все знаки «плюс» поменяны на “минус»… Там вообще нет понимания образов. Например, в самой первой сцене, когда бабушка видит мышку, прибитую мышеловкой, и начинает костерить деда.

У «книжной» бабушки искренне разрывается сердце от жалости к мышонку. И тогда мы понимаем, что ребенок у нее «сволочь», потому что она боится его потерять. Мальчик оступился, и она в ужасе, что он что-то себе сломает. А в фильме бабушка только ищет повод, чтобы выклевать близким мозг. Был бы повод, а мозг выклюем. И в этой тональности сделана вся картина.

Но тут есть, может быть, и свой плюс. Бабушка, которую сыграла Светлана Крючкова, имеет право на существование. Ведь такие люди тоже есть.

Светлана Крючкова сыграла совсем другую бабушку.

– А я все ждала, что мальчика в итоге бабушка где-нибудь прихлопнет или он замерзнет…

– С режиссера сталось бы и такой ход применить. На сайте plintusbook.ru есть мой сценарий. Изначально проект запускали по этому сценарию и в моей постановке. Но дальше возникла щекотливая ситуация. Существует механизм запуска фильма через Госкино.

Подается сценарий, проходит год, и потом запуск объявляется. Я занимался «Нулевым километром», когда позвонили со студии: «Павел, у тебя есть сценарий «Плинтуса». Давай, мы тебя запустим. Я подумал: как здорово, сейчас с одной картиной закончу, а потом сразу другая… Я поторопился и дал согласие.

Елена Санаева в фильме “Приключения Буратино”

Дальше работа над «Нулевым километром» затянулась на полгода. Потом возник проект «На игре». И я понял, что делать экранизацию «Плинтуса» мне до ужаса неинтересно. Я не смогу «с огоньком» рассказывать второй раз то, что однажды уже рассказал. Кроме того, я снял два фильма и хочу идти вперед и в техническом отношении тоже, а не просто снимать двух актеров в квартире.

Я отказался от экранизации, оставил студии сценарий и был рад, когда они пригласили Снежкина. Надеялся, что он будет снимать то, что написано в книге, а не сводить собственные счеты с советской властью и выпускать под именем «Плинтуса» чернуху.

До 11 лет Павел нечасто виделся с матерью…

Книгу рассказал маме

– Павел, почему вы не показали книгу деду?

– Он бы просто не понял разницу между книгой и жизнью. Он бы сказал: «Как?! Я не мог уронить рефлектор в ванну!» Он бы принял все за чистую монету и обиделся.

– А не все чистая монета?

– Вымысел на 60 процентов. Бабушка не произносила под дверью пронзительных монологов и не умерла, когда меня забрали. И очень многого на самом деле не было. Некоторые истории из моей жизни с бабушкой я рассказывал маме, когда они меня уже с Роланом забрали. Например, как раз про купание. Рассказывал, чтобы ее рассмешить. Ну и, конечно, додумывал что-то, чтобы ей было смешнее. А потом попробовал это записать.

Всеволод Санаев с внуком

Написал и увидел эффект: все смеются, всем любопытно. Стал писать дальше. Кроме того, пообщавшись с бабушкой в более зрелом возрасте, я узнал от нее про войну, про то, что она потеряла первого ребенка. Я стал понимать, что она не просто психически больной тиран, а человек, сломленный обстоятельствами. Лидия Антоновна Санаева прожила трагическую жизнь. Мощная, деятельная натура, она всю себя посвятила семье, но профессии так и не получила. В интервью одному из журналов Павел признавался, что его бабушка, возможно, превосходила дедушку интеллектуально. «Учу с Севой роль, он не может и двух слов связать, а я уже все наизусть выучила!» – говорила она знакомым. В эвакуации, в Алма-Ате, Лидия Антоновна потеряла годовалого сына. Дочка Леночка родилась после трагедии. А в пять лет подхватила инфекционную желтуху: нашла на дворе кусок сахара.

Елена Санаева

Девочку лечили у лучших гомеопатов. Однажды Лидия рассказала на коммунальной кухне политический анекдот. Через несколько дней пришли какие-то люди с расспросами о ней. Лидия Антоновна страшно перепугалась. У нее развилась мания преследования. Она изничтожила подарки, привезенные мужем из-за границы. Разбила флакон с духами, изрезала шубу. Даже в автобусе ей мерещилась слежка.

Как Быков помирил Санаеву с матерью

– Как сложилась бабушкина судьба? Ее героиня в книге умирает. А Лидия Антоновна прожила долгую жизнь.

– В повести нить, связующая бабушку и внука, разорвалась. В реальности эта нить растянулась. Бабушка уже не могла меня забрать обратно, я жил с мамой, это было решено. Но она могла меня встретить около школы, проводить до дома и рассказать по дороге, какой я негодяй и предатель. Потом она ослабела и последние 7-8 лет своей жизни просто с утра до ночи плакала. Но очень важно, что в последние годы она примирилась и с мамой и с Роланом Антоновичем.

Ролан Быков и Елена Санаева – одна из самых красивых пар в советском кино. Фото из архива Павла Санаева.

Когда у бабушки начался отек легких, врачи «скорой» растерялись. Ролан Быков приказал им везти тещу в реанимацию. В больнице она прожила еще три месяца и разрешала дочери заботиться о себе. «Их болезненные отношения были искуплены той любовью, которую мама отдала бабушке», – вспоминает Павел.

Здоровая бабушка никогда никому не позволила бы за собой ухаживать. После смерти Лидии Антоновны Всеволод Васильевич пережил жену не на много. Сначала уехал в круиз по Волге, а дочь сделала ремонт в его квартире. Но когда он вернулся, затосковал и умер через несколько месяцев.

«Оказывается, ты не идиот!»

Елена Санаева и Ролан Быков были созданы друг для друга. Ему было 43, ей – 29. Любовь помогла им преодолеть не только разницу в возрасте, но и все наветы «доброжелателей». «Для меня не было в природе женщины. Тебя Бог специально выдумал и послал мне», – говорил Елене Ролан Антонович. «Я уверен, – вспоминал Павел, – что без мамы Ролана Быкова ждала участь многих актеров, которые сгорели в огне собственного темперамента. Высоцкий, Даль… Ролан Быков вполне мог продолжить этот печальный список».

– Павел, в детстве бабушка вас «накрутила» против Быкова. Увидев его лично, вы признали его «классным дядькой». А как он себе понравился в книге?

Ролан Быков в фильме “Служили два товарища”

– Он не воспринимал книгу как описание себя, мамы или реальной бабушки. Он воспринимал ее как литературу. Я помню его реакцию на прочитанное. Он был по-настоящему потрясен. Ведь он читал только первые главы, а все целиком я не показывал ему, пока не поставил финальную точку.

Очень часто родители поддерживают детей. Но не всегда это стопроцентно искренне. Типа «сыночек, ты молодец все очень хорошо сделал». Но ты не знаешь точно, на самом ли деле ты молодец или тебя просто хвалят родные люди, а потом ты столкнешься с реальным миром и получишь по морде… Я знал, что Ролан никогда не похвалит просто так, поэтому его искреннее потрясение было для меня самой высокой оценкой.

– А с чего все началось?

– В школе мы писали сочинения. Учителя говорили всякие правильные фразы, что наша партия строит социалистическое общество, которое будет передовым, и так далее. Я написал сочинение на тему «Один день нашей Родины» – «процветание… в едином порыве… передовая мощь… все усилия сплочены…» и все такое. Это сочинение осталось на столе в тетрадке, уже красиво переписанное с черновика.

Елена Санаева и Ролан Быков в фильме “Приключения Буратино”

Ролан Антонович его прочитал, пришел в ужас и сказал, что либо я идиот, либо жертва образовательной системы. Он сказал: «Я должен выяснить это для себя. Поэтому я тебя прошу. Вот черепашка из ракушек, напиши о ней все, что сочтешь нужным». Я закочевряжился, но он сказал: «Мне, как человеку, занимающемуся психологией детства, нужна твоя помощь, Паша. Очень прошу, напиши!» А у меня в тот момент существовала задача – завоевать уважение Ролана Антоновича.

Я не занимался спортом, не мог принести домой золотую медаль. Самолетики, которые я клеил, были достойным занятием лет до 13, а мне уже было 16. И я решил использовать эту черепаху как шанс – написал юморную зарисовку. Ролан Антонович прочитал: «Но это же другое дело, это здорово! Ты не идиот, оказывается». У нас портрет Мейерхольда висел на стене: давай теперь о нем.

Я написал, он говорит: ну так это еще лучше. И после двух или трех таких сочинений я подумал: ну надо теперь что-нибудь посерьезней попробовать. И под настроение написал первый рассказ «Купание». С этого и пошло, спасибо Ролану Антоновичу.

– А он был строгим отчимом? Ругался, наказывал?

– Не ругал, нет. Но за лоботрясничество меня Ролан Антонович просто пилил, и этого было более чем достаточно. Он был человек очень мощный. Не авторитарный, а авторитетный. Если я приходил домой поздно, он усаживал меня и объяснял, что я теряю стартовые позиции в жизни, что я теряю время зря, и так далее – я вздыхал, потуплял взор, понимал: что-то надо с этим делать, как-то надо ему угодить, чтобы не пилил…

Когда я написал рассказ и понял, что это вызывает его одобрение, через месяц подумал: надо еще написать, чтобы потом спокойно погулять!

«Моя жена тоже моложе меня!»

– Вы собираетесь заводить своих детей?

– Я хочу троих. Это наше с женой обоюдное желание. Мы немножко подождем, чтобы она доучилась и, я думаю, приступим.

– А она вас моложе сильно?

– Я вообще не замечаю, что у нас есть какая-то разница. Она удивительно мудрый человек, и общаться с ней для меня огромное удовольствие. И советоваться. Даже если я заранее знаю, как поступить, я все равно иногда советуюсь, просто чтобы лишний раз получить удовольствие от ее мудрости.

Павел Санаев с матерью

link

ФИО: Санаев Павел Владимирович
Дата рождения: 16 августа 1969 г. (52 года)
Место рождения: Москва
Знак зодиака: Лев
Деятельность: Писатель, актер, режиссер, продюсер

Павел Владимирович Санаев известен как автор книги «Похороните меня за плинтусом» и её продолжения под названием «Хроники раздолбая».

Санаев Павел Владимирович: биография

Павел появился на свет в нашей столице в 1969 году, в августе. Его мама – Санаева Елена Всеволодовна, известная советская и российская актриса, дочь советского актера старшего поколения Всеволода Санаева. Родной отец Павла – рядовой инженер Владимир Конузин. Приемный отец – Ролан Антонович Быков, народный артист СССР.

В детстве Павел долгое время жил со своими дедушкой и бабушкой. Будущий актер и писатель часто вспоминает, что бабушка имела довольно сложный и противоречивый характер, который причинил мальчику много страданий. Воспоминания об этом времени впоследствии стали основой его повести «Похороните меня за плинтусом». Удивительно, что эта книга безо всякой рекламы, только благодаря «сарафанному радио», была реализована огромным тиражом – более 20 тысяч экземпляров.

После переезда к матери Санаев Павел Владимирович словно начал свою жизнь с чистого листа. Важную роль в ней играл Ролан Антонович. По словам писателя, именно приемный отец сумел привить ему навыки упорного труда. Быков уважительно относился ко всем увлечениям Павла, главным из которых было коллекционирование моделей самолетов. Он поощрял в молодом человеке стремление к творчеству, развивал нестандартное мышление.

image

Читайте также:  Жан-Поль Бельмондо: биография, личная жизнь, фильмы с актером

В 1992 году Санаев Павел Владимирович окончил ВГИК. В 1994 году Ролан Антонович отправил своего приемного сына на шесть месяцев в Соединенные Штаты для углубленного изучения английского языка. После возвращения в Россию Санаев Павел Владимирович стал переводить англоязычные киноленты – сначала как любитель, а затем и как официальный автор.

Он перевел многие популярные фильмы: «Остин Пауэрс», «Очень страшное кино», «Гарри Поттер и Тайная комната», «К-19», «Фрида», «Чикаго» и др.

Годы детства

Павел Санаев был рождён в Москве 16 августа 1969 года. Первые четыре года жизни мальчика его родители жили в согласии, однако, когда Павлу исполнилось четыре, его мать завела роман с Роланом Быковым, являвшимся на тот момент известным актёром театра. Бабушка и дедушка будущего писателя не одобряли нового избранника дочери, поэтому не разрешали внуку жить с собственной матерью.

image

С мамой в детстве

Вдали от матери ребёнок прожил 11 лет. Все эти годы Павел виделся с мамой лишь один раз в год, в день своего рождения. Все события, пережитые мальчиком в детстве, оставили на нём неизгладимое впечатление. Это и стало толчком для написания собственных литературных произведений.

Мальчик жил в большой семье. Всего в семье Павла было шестеро человек, однако не все принимали участие в воспитании ребёнка в первые годы его жизни:

  1. Бабушка — Лидия.
  2. Дедушка — Всеволод (актёр советского и российского времени)
  3. Биологический отец — Владимир Конузин (инженер)
  4. Отчим писателя — Ролан Быков (актёр советского и российского периода)
  5. Мать — Елена Санаева.
  6. Непосредственно сам Павел.

В юности:

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий