Игорь моисеев биография личная жизнь. Игорь Моисеев – человек-эпоха

Поделись знанием: Материал из Википедии — свободной энциклопедии Перейти к: навигация, поиск

Игорь Моисеев
Имя при рождении:

Игорь Александрович Моисеев

Профессия:

артист балета, балетмейстер, хореограф

Театр:

Большой театр Ансамбль народного танца имени Игоря Моисеева

Награды:

: неверное или отсутствующее изображение

И́горь Алекса́ндрович Моисе́ев (21 января 1906 — 2 ноября 2007) — советский артист балета, хореограф и педагог народно-сценического танца, солист (с 1931) и балетмейстер (с 1930) Большого театра, основатель первого в СССР профессионального ансамбля народного танца (1937) и первой школы народного танца (1938), организатор ансамбля «Молодой балет» (1966, ныне — Театр классического балета Н. Касаткиной и В. Василёва).

Народный артист СССР (1953)[1], Герой Социалистического Труда (1976), лауреат Ленинской (1967), трёх Сталинских (1942, 1947, 1957) и Государственной премии СССР (1985).

Биография

Родился 21 января (8 января) 1906 года в Киеве.

Отец — Моисеев Александр Михайлович, адвокат, дворянин. Мать — Грэн Анна Александровна, француженка, модистка. Единственный сын в семье. В детстве несколько лет жил во Франции. Свободно говорил по-французски. Учился в Москве в частной балетной студии (1920), в Хореографическом техникуме, который окончил в 1924 году (педагоги И. В. Смольцов и А. А. Горский). После окончания техникума был принят в труппу Большого театра, где работал до 1939 года. В 1931 году стал солистом. Уже в 1930 году начал работать балетмейстером. Был постановщиком ряда физкультурных парадов на Красной площади. В 1933 году закончил Университет искусств.

В 1936 году заведовал хореографической частью Театра народного творчества.

В 1937 году, заручившись поддержкой председателя Совета народных комиссаров В. М. Молотова, создал первый в стране профессиональный ансамбль народного танца (Ансамбль народного танца СССР). Первая репетиция нового ансамбля состоялась 10 февраля 1937 года.

В 1938 году создал первую в стране профессиональную школу народного танца (хореографическая Школа-студия при Государственном академическом ансамбле народного танца), а в 1966 году — организовал хореографический концертный ансамбль «Молодой балет» (ныне Государственный театр балета под руководством Н. Д. Касаткиной и В. Ю. Василёва), которым руководил до 1970 года[2].

Ставил торжественные концерты и культурные программы, посвященные выдающимся событиям общественной жизни страны. Возглавлял жюри телевизионного фольклорного фестиваля «Радуга», был постоянным членом жюри многих Международных конкурсов и фестивалей народного танца, участвовал в работе Комитета защиты мира.

Моисеев вспоминал, что от него 18 раз требовали вступить в КПСС. Но он неизменно отказывался по принципиальным соображениям.

 — А почему вы не хотите вступить в партию? — Потому что я верю в Бога и не хочу, чтобы вы меня за это прорабатывали на своих собраниях.[3]

Член коллегии Большого театра (с 1985), член президиума Российской Академии искусств (с 1996), член комиссии при Президенте РФ по Государственным премиям РФ в области литературы и искусства, член Совета деятелей культуры, науки и образования при МИД России.

Умер 2 ноября 2007 года в Москве от осложнений гипертонической болезни и ишемической болезни сердца. Похоронен 7 ноября 2007 на Новодевичьем кладбище (участок № 5).

Семья

Был женат трижды:

Первая фактическая жена Нина Борисовна Подгорецкая — прима-балерина Большого театра, участвовала в создании ансамбля.

Вторая жена Тамара Алексеевна Зейферт (1918—2005) — народная артистка РСФСР, лауреат Госпремии, педагог-репетитор.

  • дочь Ольга Игоревна Моисеева (р. 1943) — заслуженная артистка РСФСР, кавалер ордена Дружбы народов, солистка ансамбля и педагог-репетитор.
  • внук Моисеев, Владимир Борисович (р. 1963) — заслуженный артист России, солист Большого театра, создатель Русского национального балетного театра, художественный руководитель Красноярского государственного академического ансамбля танца Сибири им. М. С. Годенко.

Третья жена Ирина Алексеевна Моисеева — в ансамбле с 1941. Заслуженная артистка РСФСР, солистка ансамбля, лауреат Государственной премии, педагог-репетитор. После смерти Моисеева — председатель творческой коллегии, руководящей ансамблем.

Репертуар в Большом театре

Начало вот тут http://akostra.livejournal.com/817525.html ) Во время войны артисты ансамбля “собрали полтора миллиона рублей. передали в комитет обороны, и на эти средства ансамбля был куплен танк ГАНТ СССР, который воевал и дошёл до Берлина. его копия по сей день стоит в кабинете Моисеева в Концертном зале имени Чайковского”. За душу берёт рассказ Ирины Моисеевой об одном концерте в госпитале: “Мы загримировались, переоделись. и нас провели в спортивный зал. Стараясь не растерять настроения, я лишь мельком взглянула в зал, и как-то не обратила внимания, что зрители не сидят. а лежат. и лишь по стенам стоят медсёстры, нянечки и врачи. Заканчиваем номер, выходим кланяться – в зале тишина. Как же так? Ведь всегда нас встречает гром аплодисментов. Поднимаю глаза – и понимаю, что зрителям просто нечем аплодировать: в зале лежали сплошные обрубки человеческих тел. И тогда они начали мычать – всё громче и яростнее. Этот рёв я не забуду никогда”. Во время войны ездили с концертами по Уралу, Сибири, Дальнему востоку. Про зарубежные гастроли все читать интересно, но я хочу про гастроли в США поцитировать.

Про Нью-Йорк 1958 года, если я правильно поняла. “Американские танцоры любители… на одной из встреч показали национальный танец американцев “Виргинский хоровод” – и Моисеев тут же предложил своим артистам выучить движения. Скоро на программках появилось танинственное “P.S.: Surprise encore!”. После нескончаемой овации, которой публика неизменно приветствовала заключительный “Гопак”, артисты неожиданно выстроились в линии. При первых звуках оркестра зал ахнул: в украинских плахтах и шароварах моисеевцы лихо отплясывали знакомый каждому американцу “Виргинский хоровод”. Всё думала, что это за виргинский хоровод? Инет мне в помощь – Virginia Reel? Моисеевцев с этим танцем не нашла, пусть будет такой вариант: На 1:30 объявляется этот загадочный Вирджиниа рил, и Ретт Батлер приглашает Скарлетт О'Хара на танец! Это оно, да? Виргинский хоровод? Самого танца там чуть-чуть, ну просто шоб знать. http://www.youtube.com/watch?v=P4c5AoqUIZU Возвращаемся к гастролям. “Один из зрителей признался, что посмотрел концерты ансамбля пятнадцать раз! Думая поначалу подороже перепродать их с рук, он на первом же концерте понял, что не сможет расстаться ни с одним из билетов”. Понимаю мужчину! :-)))) “Гастроли 1961 годы были не менее успешными. Одна нью-йоркская газета опубликовала снимок: очередь за билетами у Метрополитен Опера. Проливной дождь, люди закрываются зонтами, кто-то газетами, но стоят как вкопанные, никто не хочет потерять очередь. На этот раз ансамбль привёз пародию на самый популярный танец в Америке – рок-н-ролл. Моисеев назвал его “Назад к обезьяне”. Движения модного танца артисты увидели ещё на гастролях в Ливане в 1957 году, в Москве они лихо отплясывали все фигуры, на ходу придумывая новые. Моисееву понравилось. Но как поставить идеологически вредный западный танец? конечно, в форме пародии, высмеивая “их нравы”. Артисты, что называется, оторвались по полной, с удовольствием выделывая трюки рок-н-ролла, запрещённого в СССР”. Мне очень этот танец нравится, к тому же такая классная история создания! Я вот тут версии этого танца выкладывала: http://akostra.livejournal.com/801203.html

Меня вот очень интересует вопрос – танцы-то с яркими персонажами, ставились они зачастую на конкретных артистов. И чтоб персонаж подошёл другому артисту, там же должно очнеь много сойтись по типажу, физическим данным и возможностям, артистическим возможностям. Даже платье-то этого цвета может быть к лицу одной, а не быть к лицу другой. А тут целая роль. И да вот что в книге говорится: “Долгое время в ансамбле была особая система ввода артиста в номер, тесно связанная с типажностью персонажа. шедшей от первых постановок Моисеева. Вторых составов просто не было. Если Моисеев выбрал тебя. то про бюллетени и личные, и семейные проблемы можно было забыть. И артисты боролись за свои места, дорожили ими, не уступая их коллегам ни на один концерт, скрывая болезни и травмы”. Про артистов, стоявших у истоков ансамбля, в книге-то не все упомянуты, я же лишь совсем мало приведу.

Элли Курикка“Элли из-за такта” – настолько стремительно она вылетала на сцену. Валериан Арсеньев и Анна Кобзева – на них ставилась “Подмосковная лирика”. Лидия Скрябина была не танцовщица – огонь. она обладала фантастической жизненной энергией. Даже моисеев в шутку называл её “бешеный огурец” – за неудержимый темперамент. Лев Голованов. Мне безумно нравится этот танец, да. И вот очередное подтверждение его сложности. Вот тут я восторгалась после первого просмотра. http://akostra.livejournal.com/795701.html Отвлеклась от Голованова. Он “солировал во всех мооисеевских постановках, ему по плечу была любая характерность, и поклонницы ходили “на Голованова” много лет, как лемешистки”. Тамара Голованова. Яркая внешность, темперамент, а главное, бесстрашие в исполнении любого трюкового элемента делали её незаменимой в труппе. В танце-пародии на рок-н-ролл “Назад к обезьяне” её исполнение поражало экспрессией, энергией, темпом, задором. Это ведь она в видео 1962 года главная красотка в юбке в клеточку, да ведь?!!! “Великолепно солировала она и в “Физкультурном вальсе”, выполняя трюки, которые не мог повторить никто. Но самая главная роль Тамары Сергеевны, по которой равнялись будущие исполнительницы, – Партизанка в хореографической картине “Партизаны”: с автоматом в руках в две секунды пролетала она сцену. прицеливалась и в стремительном темпе проделывала чисто мужской кавказский трюк – шене на коленях. При этом в середине соло она резким движением срывала с головы папаху, из-под которой взвивалась роскошная шевелюра блондинки – и зал ахал: да это девушка!” Что за физкультурный вальс?… Василий Савин. “В жизни он не был похож на артиста, скромно одетый, небольшого роста, он был некрасив, но на сцене преображался: казалось, душа в нём пела, а глаза горели как угли. Он весьма оригинально “завоевал” будущую жену. Ансамбль был на гастролях в Сочи, Василий познакомился с красивой девушкой, гуляли по парку, мороженое, газировка… Расставаться не хотелось, и Василий предложил: “А хотите пойти на дефицитный концерт Ансамбля Игоря Моисеева?”. и достаёт билеты в первом ряду. А когда она увидела его солирующим во всех номерах…” На самом деле очень бы хотелось побывать на том концерте – чую, когда он перед девушкой перья-то распушал, вот точно танцевал как никогда! :-))))) “Особенно запомнился в китайской пантомиме “Санчакоу” (“На перекрёстке”), где требовалась серьёзная акробатическая подготовка”. Опять же – что за “Санчкоу”? Тоже никаких следов теперь?… Клавдия Франтова. “в картине Григория Александрова “Весна”, в сцене, где Любовь Орлова якобы крутит шене в бешеном темпе, снималась Клава Франтова”. Анатолий Борзов. Нелли Бондаренко. “Танец, с именем которого чаще всего вспоминают Нелли Бондаренко романтический вначале и страстный, бесконечно темпераментный к финалу, до отказа наполненный жизнью фрагмент из жизни цыганского табора – “Танца бессарабских цыган”. Игорь Моисеев называл этот танец пушкинским, имея в виду всю силу страстей, заложенных в стихах поэта”. Борис Санкин. “Когда он танцевал своё соло в “Гаучо”, которое поставил сам, пропадая на репетициях аргентинского ансамбля “Багуала”, случайно в 1968 году залетевшим в Москву, его лишь слегка отредактировал Моисеев, – все девчонки ансамбля. переодевавшиеся на следующий после “Гаучо” украинский “Гопак”, бежали за кулисы. судорожно завязывая фартуки и поправляя венки – только чтобы посмотреть как Боря невероятно мягко, по-мужски, с апломбом и как будто небрежно открывал руки”. Рудий Ходжоян “танцующий ветеран ансамбля: пришедший в 1962 году из самодеятельности самородок, он всё ещё не оставил сцену. Умение мгновенно перевоплощаться для создания самых разнообразных сценических образов создало ему репутацию синтетического, драматически одарённого танцовщика, чего всегда добивался от артистов Игорь Моисеев. Уникальность дарования Рудия Ходжояна и в том, что он в совершенсве владеет национальными инструментами. что является признаком истинно народного творчества”. “Рудий не только танцовщик: обладая колоссальным сценическим опытом, досконально зная репертуар ансамбля, а также требования Игоря Моисеева и его творческие принципы воспитания артистов, он стал настоящим педагогом”. В тему про воспитание молодёжи. Концерт во Владикавказе недавний. кусманчик с репетиции “Гаучо” и выступления последующего. Солист Роман Иващенко. А вот за кадром-то голос Ходжояна, да ведь? :-))) http://www.youtube.com/watch?v=2-z7PTGT-tc И его самого видео в “Гаучо”. Как раз Голованов, Санкин и Ходжоян: http://www.youtube.com/watch?v=CBLSZZA7FSk Кстати, рада, что тоже увидела Ходжояна на сцене – в “Семейных радостях” :-))) http://akostra.livejournal.com/810678.html Из ребят нынешнего поколения в книге заметочки о Константине Костылёве и Рамиле Мехдиеве. Оба такие разные по типажам – на этих двух страничках рядом это особенно заметно :-)))) “Полька-красотка с фигурами и комплиментами” в книге тоже вкусно расписана и фотографии есть с исполнявшей её Тамарой Зейферт. Но что-то особо больше никаких следов.. Тамара Зейфертбыла неповторимой “Барышней” в “Польке-красотке с фигурами и комплиментами”, которую Моисеев называл “чеховским” номером – типажи этого танца-кадрили действительно словно сошли со страниц чеховских рассказов”. Целая глава посвящена созданию “Семейных радостей”. Работа над еврейской сюитой началась в 1938 году, а в итоге выпущена была лишь 1994 году. Однако! И ещё в конце немного забавного Про дачу Моисеевых в Коктебеле в книге рассказывает Ольга Игоревна Моисеева. Меня особенно умилил рассказ об их соседях друзьях. Собственно, всё это я цитировала, чтобы как раз и вспомнить, что я в театре на Малой Бронной периодически бываю, и Мариэтту Сердюк Цигаль-Полищук знаю. Так что очень занимательно было обнаружить такое о ней упоминание в книге о театре Моисеева. Мои впечатления о Киномании-бэнде http://akostra.livejournal.com/182371.html И о Бесах: http://akostra.livejournal.com/352709.html

Опубликовано: 16 декабря 2007 г. Номер 24 (107) Рубрики: Искусство Интервью

Накануне предстоящих в январе-феврале 2008 года гастролей Государственного академического ансамбля народного танца Игоря Моисеева я встретился с его директором – Народной артисткой России Еленой Щербаковой.

– Елена, быть директором ансамбля Моисеева – большая ответственность и честь. Расскажите, пожалуйста, немного о себе, о том, с чего началось ваше сотрудничество с Игорем Александровичем.

– В 1969 году я окончила Московское академическое хореографическое училище при Большом театре. Перед выпускными экзаменами к нам в класс пришел Игорь Александрович, после чего пригласил меня в свой ансамбль на должность артистки. Через несколько лет я стала солисткой, протанцевала в родном ансамбле 23 года и вышла на творческую пенсию. Игорь Александрович предложил мне преподавать в нашей школе при ансамбле, а в 1994 году сделал еще более неожиданное для меня предложение: стать директором ансамбля. Он попросил сразу не отказываться. Игорь Александрович хотел, чтобы директором ансамбля был человек воспитанный им, прошедший всю его школу в ансамбле, понимающий специфику работы артиста балета, знающий каждого артиста, а не просто администратор. Я согласилась, Игорь Александрович очень мне помогал, хотя он человек творческий, и административные, финансовые вопросы были ему чужды. В то же время он всю свою жизнь заботился об ансамбле, вникая во все его проблемы.

– В чем заключалась его конкретная помощь вам, директору?

– Значит, я понимаю так: подчиненным, администрации с ним было легко. В отличие от артистов ансамбля – им-то, мне кажется, приходилось несладко…

– Я не считаю, что артистам было трудно с Игорем Александровичем. Скорее, наоборот: ему было трудно с нами, потому что Моисеев создал и ансамбль, и жанр, в котором работает ансамбль. Он всегда четко знал, чего он хочет добиться от артиста. А мы, будучи молодыми, не всегда это понимали, особенно, что касается дисциплины – она должна быть на репетициях безукоризненной. Профессия артиста балета – это тяжелый, ежедневный, кропотливый труд! Помимо того, что Игорь Александрович хореограф, которому нет равных в мире, он – великолепный режиссер. Возьмите любой его танец – это отдельный мини-спектакль. Конечно, мы, артисты, боялись его, но больше – уважали безмерно. Атмосфера на репетициях всегда была творческая, Игорь Александрович точно знал, на что способен каждый артист, и что от него можно требовать. Мы никогда не работали “вполноги” – есть такой профессиональный термин. При нем это было невозможно, как невозможно было репетировать неэмоционально.

– Вы знаете, конечно, что Анатолий Васильевич Эфрос даже книгу свою назвал “Репетиция – любовь моя”.

– Ну, это скорее для режиссера. Для артиста репетиция – самая трудная, самая ответственная часть его творчества. Объясню почему. На концерте артисту легче, чем на репетиции, особенно если сразу возникает контакт со зрителем, помогают костюм, свет, музыка. А на репетиции всего этого нет, и ты должен много раз отрабатывать каждое движение и все “в полную ногу”, да еще и эмоционально. По-другому в нашем ансамбле просто не получится.

– Рисунок, идея танца рождались во время репетиций, или Игорь Александрович все уже имел в голове?

– Игорь Александрович умер на 102 году жизни. До какого возраста он непосредственно руководил ансамблем, то есть, мог на репетиции сам показать движения?

– Ну а танцевал он все-таки до какого возраста?

– Мы привезем с собой в США документальный ролик, который покажем перед концертом. Вы увидите Игоря Александровича в разные периоды его творчества и на концерте в честь его 90-летия, в Большом театре. В свои 90, он вместе с Владимиром Васильевым и учениками нашей школы, исполнил танец с бамбуком, легко прыгая через бамбуковые палочки, которыми аккомпанировали дети! Этот танец сам Игорь Александрович и поставил…

– Откуда берется пополнение ансамбля?

– Сегодня 95 процентов наших артистов ансамбля – выпускники нашей школы-студии, которую создал Игорь Александрович в 1943 году, во время войны, – первую в мире государственную профессиональную школу народного танца. Сегодня она имеет статус училища. По окончании нашей школы артисты получают среднее профессиональное образование по специальности “хореографическое искусство”. Сегодня из училища Большого театра мы практически никого не берем, к сожалению, их образования – я имею в виду знание народного танца – нам не достаточно.

– Попасть в вашу школу так же трудно, как в МАХУ?

– Это москвичи или необязательно?

– Необязательно, но необходимо иметь регистрацию в Москве. К сожалению, учащимся мы не предоставляем общежития. Один раз в пять лет мы набираем класс: 25 девочек и 25 мальчиков. Им преподают в основном те же педагоги, которые работают репетиторами в ансамбле, кто прошел всю моисеевскую школу в ансамбле. Директор нашей школы – также бывшая солистка ансамбля, народная артистка России Гюзель Апанаева.

– Артисты балета уходят на пенсию в 35 лет. До какого возраста, как правило, танцуют артисты ансамбля Моисеева?

– Стаж артиста балета в России – 20 лет. Затем можно уходить на творческую пенсию. Но Игорь Александрович всегда считал, что человек может танцевать до тех пор, пока на его танец хочется и приятно смотреть. Например, Лев Голованов, народный артист СССР, танцевал до 60 лет. Игорь Александрович доверил ему работу педагога-репетитора, когда Голованов был еще артистом. Он работает в ансамбле с 1943 года, единственный участник первых гастролей ансамбля Моисеева в США в 1958 году. Он приедет с нами и в этот раз. У нас есть еще один уникальный танцовщик – народный артист России Рудий Ходжоян. Ему сейчас 64 года. Так, как танцует он, не могут станцевать молодые! Технически – да, но эмоционально – увы. Он удивительно заводит публику, кроме того, играет на всех восточных музыкальных инструментах. У нас в ансамбле нет такого: протанцевал 20 лет и – на пенсию. Если он может еще танцевать и радовать публику – на здоровье…

– Игорем Александровичем поставлено около 300 танцев. Сколько танцев вы можете исполнить, как говорится, сей момент? И был ли у Моисеева любимый танец?

– В ансамбле много различных программ. Думаю, в текущем репертуаре около 100 номеров. Ансамбль сегодня очень востребован, мы ездим по стране и по всему миру, поэтому сразу всю программу мы не можем поменять, так как у нас просто не хватает времени для репетиций. Но есть такие номера, которые, по мнению Игоря Александровича, сегодня не актуальны. Например, в 1961 году Игорь Моисеев привез в Америку блистательную хореографическую миниатюру: рок-н-ролл “Назад к обезьяне”. В то время в нашей стране рок-н-ролл был запрещен, и в Америку ансамбль привез этот номер как пародию. В США был огромный успех. Номер был блестяще исполнен, были интересные мизансцены и великолепные актерские работы. Мы долго уговаривали Игоря Александровича восстановить рок-н-ролл, наконец, он согласился, но когда номер восстановили, Игорь Александрович сказал: “Нет, ребята! Сейчас это неактуально: пародии на рок-н-рол быть не может. Сегодня спортивный рок-н-ролл великолепно исполняют спортсмены”.

– А любимый танец, номер, как вы говорите, у Игоря Александровича был?

– В чем секрет творческого и просто долголетия Игоря Александровича? Он не пил, не курил – это всем известно, но этого, наверное, мало…

– Хорошо. Ансамбль выступал на всяких торжественных государственных мероприятиях, правильно? Приходилось ли его руководителю общаться с руководителями государства? Игорь Александрович когда-нибудь рассказывал об этом?

– Начну с того, что ансамбль очень любил Сталин, поэтому ансамбль часто выступал в Кремле. Но Игорь Александрович всегда старался держаться подальше от “вождей”. И себя оберегал, а главное, женскую половину ансамбля. За что его, кстати, те же партийные лидеры уважали.

– А у “вождя всех времен и народов” был любимый номер?

– Я бывал в Доме на набережной, где жил Игорь Александрович. На нем установлены с десяток мемориальных досок – в честь выдающихся людей, живших в этом доме. А мемориальную доску в честь Игоря Александровича установят, как вы, Елена, считаете?

– Я думаю, что в Москве будет установлен и памятник одному из самых выдающихся деятелей российской и мировой культуры Игорю Моисееву.

– Что вы можете сказать о личности Игоря Александровича? Он обладал, видимо, большой силой влияния, притяжения, харизмой, как нынче модно говорить…

– Это однозначно! Помимо этого, он великолепно знал историю, живопись, литературу, музыку. В какую бы страну мы ни приезжали, лучше Игоря Александровича никто экскурсию провести не мог! Будь то Лувр, галерея Уфицци, Метрополитен музей. Как он рассказывал обо всем! Я никогда не видела, чтобы Моисеев говорил “по бумажке”.

– У Игоря Александровича, я знаю, есть дочь. А внуки, правнуки? Они унаследовали дело своего великого предшественника?

– Ольга Игоревна – дочь – работает в нашем ансамбле педагогом-репетитором, ее сын – внук, был солистом балета Большого театра, у него есть свой классический коллектив. А правнук Игоря Александровича живет в Канаде, учится в университете.

– Несколько слов, Елена, о предстоящих в январе гастролях ансамбля Игоря Моисеева в США.

– Ну что ж, Елена, мне остается от имени читателей журнала “Чайка” пожелать ансамблю успехов во время американских гастролей, а вас поблагодарить за интересное, горячее интервью.

  • 8405 просмотров

Опубликовано пользователем сайта

Красота

Любите ли вы народные танцы так, как люблю их я? Мой пост можно было бы начать так. А можно вопросом: «Название какого ансамбля приходит вам в голову, когда вы слышите «ансамбль народного танца»? Вы можете вспомнить ансамбль «Берёзка» или ансамбль Александрова, я же с самого детства очень люблю ансамбль Моисеева, а если полное название ГААНТ им. Игоря Моисеева.

10 февраля государственному ансамблю Игоря Моисеева исполняется 84 года. Именно в этот день состоялась первая репетиция коллектива. С 1940 года у ансамбля появилась постоянная репетиционная база, сцену Московской государственной филармонии артисты называют родной.

Игорь Моисеев с 18 лет работал в Большом театре, сначала танцовщиком, а потом и балетмейстером, однако так сложилась жизнь, что в театре начались сложности, но благодаря его идеям по развитию народных танцев его назначили заведующим хореографической частью Театра народного творчества. Для постановки Всесоюзного фестиваля народного танца Игорь Моисеев собрал со всех республик СССР лучших народных танцоров и привёз их в Москву. Огромный успех фестиваля привёл Игоря Моисеева к идее создания Государственного ансамбля народного танца СССР (ГАНТ). Игорь Моисеев работал со своим коллективом до самой смерти и даже находясь в больнице давал рекомендации танцорам после просмотра видеозаписей репетиций ансамбля. Он умер 2 ноября 2007 года, не дожив двух месяцев до 102 лет. За более чем 70 лет работы Игорь Моисеев поставил около 300 произведений.

ГАНТ являлся визитной карточкой СССР и стал первым ансамблем в стране, который побывал на гастролях более чем в 60 странах. Коллектив и в наше время продолжает активно гастролировать по стране и за рубежом, вернее, так было до пандемии. Сейчас ансамбль выступает только в Москве.

Игорь Моисеев никогда не выделял в группе солистов: каждый участник постановки может исполнять как главные, так и второстепенные роли, у каждого номера есть несколько составов. Хотя, конечно, у поклонников ансамбля есть свои любимчики, независимо от ролей или званий. А ведь у многих артистов и педагогов есть звания Заслуженных и Народных артистов.

Танцевальная картина «Футбол»

Русский танец “Лето”

«Сицилианская тарантелла La karetta»

Сейчас руководит ансамблем Елена Александровна Щербакова, которая раньше была артисткой ансамбля. 

При ансамбле Игорь Моисеев создал Школу-студию, где детей готовят к поступлению в ансамбль, которая работает и по сей день. В этом году будет новый набор.

Постановки Игоря Моисеева – это не просто народные танцы, это не просто набор движений и трюков, каждый номер – это отдельная история.

Моя детская мечта выступать в ансамбле Игоря Моисеева так и осталась мечтой, но любовь к народному танцу и к этому коллективу со мной на всю жизнь.

Оставьте свой голос:1101 + –>

Танцы народов мира. Балет Игоря Моисеева открыл 85-й сезон в Кремлевском дворце. За выступлением легендарного ансамбля наблюдал корреспондент телеканала «МИР 24» Максим Драгнев.

Это пляшет русская душа. 85 лет назад ее выпустил на сцену Игорь Моисеев. И вот уже семь поколений его артистов, не говоря ни слова, наполняют сердца людей надеждой и смыслом.

«Вам не надо учить специальный язык танца. Ваши эмоции вас должны захлестнуть от наших артистов. Это праздник общий, который происходит 85 лет. Люди молодеют на наших концертах», – сказала директор Государственного ансамбля народного танца имени Игоря Моисеева Елена Щербакова.

Музыканты, опередившие свое время image

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий