Книга Жан-Пьера Пастори «Морис Бежар. Вселенная хореографа» – Музыкальное обозрение

image

Судьба наградила этого человека многими талантами. Он успел реализовать себя как балетмейстер, режиссёр театра и кино, драматург, писатель и философ. В 1994 году Морис Бежар стал единственным в мире хореографом, удостоенным почётного звания академика Французской Академии Изящных Искусств.

Морис Жан Берже родился 1 января 1927 года в Марселе. Большое влияние на формирование мировоззрения Мориса оказал его отец, философ-востоковед Гастон Берже, уроженец Сенегала. С детства Морис зачитывался трактатами по истории религии восточных стран. Так, древнекитайская «Книга Метаморфоз» стала для него настоящим сборником жизненных истин. 

image

Он всегда видел мир как нечто неделимое и в дальнейшем активно использовал в своих спектаклях элементы всех религий мира. Стоит отметить, что со своим призванием Бежар определился ещё в детстве. Он учился у русских танцоров и говорил, что Россия является его хореографической родиной, а в 1940 годах основал первую труппу — Ballet de l’Etoile.

В оформлении первых постановок Морису помогали друзья. В 1960 году возникла известная труппа — «Балет ХХ века», в которой Морис Бежар работал, используя уже новое имя. «Быть режиссёром», — утверждал он, — «интереснее, чем актёром. Актёру дана только одна роль, а режиссёр является в семи».

Постепенно творчество Бежара становилось сложнее: разные виды искусств в его воображении сплетались воедино. Морис не боялся обращаться к пантомиме, пению, элементам кино, телевидения, цирка и даже спорта. Кроме того, для его постановок были характерны открытые финалы. Свою деятельность он посвятил созданию неповторимого языка танца. Темы, спектаклей всегда были глубоки и сложны: поиск смысла жизни, противостояние добра и зла, нюансы в отношениях Запада и Востока.

Высшая точка признания Мориса Бежара пришлась на 1970-80-е годы. В это время его труппа гастролировала по СССР. Наибольший отклик у советского зрителя получил спектакль о французском государственном деятеле Андре Мальро. Интересно, что действие начиналось с конца: изначально была объявлена дата смерти Мальро, а в финале рассказывалось о его детстве.

В 1989 году труппа Bejart ballet Lausanne приняла участие в съёмках фильма «Grand pas в Белую ночь» в Ленинграде. В 1998, 2003 и 2006 годах труппа Бежара «Рудра» была на гастролях в Москве. С Морисом Бежаром долгое время сотрудничала выдающаяся балерина Майя Плисецкая. Для неё он поставил дуэт «Лебедь и Леда», балет «Куразука», хореографический номер «Аве, Майя!». 

В 1998 году Морис создает уникальную по смысловому наполнению постановку «Мутации». Ядерным взрывом разрушена Земля. Несколько выживших собираются покинуть планету и отправиться на поиски другой. Решено исполнить прощальный танец, в котором они вспоминают детство и свою беззаботную, счастливую жизнь. Надежда и вера в будущее не оставили лишь одного человека, отказавшегося улетать, и благодаря ему земля оживает. Подобное предостережение от Бежара глубоко потрясло зрителей. Автором костюмов для этого балета стал всемирно известный дизайнер Джанни Версаче, которому, к сожалению, довелось поработать с Морисом Бежаром в последний раз.

Морис Бежар крайне негативно относился к вольной трактовке его постановок и отличиям в исполнении. В нюансы его хореографического стиля посвящены лишь те артисты, которым посчастливилось работать с ним лично. Тем не менее многие звёзды балета разучивали постановки Бежара, и их исполнение, как правило, было великолепным. Ярким примером является выступление Дианы Вишнёвой, положительно встреченное публикой, но стоившее организаторам немалого штрафа. Морис не мог это принять и повторял: «Это не имеет ничего общего с моей хореографией». В то же время постановки Бежара разрешены многим исполнителям, полностью придерживающимся стиля хореографа. Так, стиль Мориса Бежара передается из поколения в поколение, оставаясь неизменным или приобретая новые краски.

За свою долгую и богатую на события жизнь Морис Бежар удостоился множества наград: премия Эразмус (1974), Императорская премия (1993), премия «le Prix Allemand de la Danse» (1994). Удивительно, но в 1986 году император Японии посвятил его в рыцари за вклад в культурную жизнь страны. Его искусство удивляло и заставляло задуматься, казалось одновременно притягательным и отталкивающим, порождало огромное количество мнений, зачастую противоположных.

Разнообразные эксперименты Бежара поражали критиков, считавших его мистификатором и скандалистом. Однако, сам Морис, со свойственной ему страстью к философии, предпочитал, чтобы его называли путешественником. Действительно, он странствовал со зрителями по различным эпохам и странам, поражал всех колоссальными познаниями в истории живописи и литературы, музыки и архитектуры, и благодаря собственной фантазии мысленно проходил сквозь время, делая свои творения бессмертными.

Оксана Баринова

Вишнёвый фестиваль в Епифани

Первый международный московский фестиваль «Зарядье» Евгений Петров: мистическая история автора «12 стульев» Что важно знать при просмотре «Однажды… в Голливуде»: исторический контекст без спойлеров Железо и люди Пера Лагерквиста Витрина сердца Анатолия Мариенгофа Непогашенный огонь Кино. Премьера. “Страна чудес” «ТОпоТ» в Культурном центре ЗИЛ Премьера спектакля “Затмение” в Community Stage

Previous Entry | Next Entry

Морис Бежар: «Я брал жизнь и швырял ее на сцену»

«Балет Мориса Бежара» («Bejart Ballet Lausanne») представит в начале октября в Израиле две уникальные программы. Первая из них состоит из 4 спектаклей постоянного репертуара Балета Мориса Бежара — знаменитое «Болеро» на музыку Мориса Равеля и еще три одноактных спектакля: «Эдит Пиаф», «Бхакти» и новый балет «Anima Blues» в постановке нынешнего художественного руководителя труппы, ученика Бежара, 30 лет танцевавшего в его балете, хореографа Жиля Романа. Вторая программа – это знаменитый спектакль Бежара «Балет во имя жизни». Легендарный монументальнейший балет будет впервые показан в нашей стране. «Балет во имя жизни» поставлен Бежаром на музыку Фредди Меркьюри, Queen и на произведения Моцарта. Костюмы для этого балета сделал Джанни Версаче.

Морис Бежар стал легендой давно. Поставленный им в 1959 году балет «Весна священная» потряс не только мир классического танца, но вообще весь мир. Бежар, подобно сказочному волшебнику, вырвал балет из академического плена, очистил его от пыли и позолоты веков, и обновленный, сексуальный, яростный танец марсельца Бежара стал символом двадцатого века. И сегодня, в веке двадцать первом, Бежар остается самым притягательным балетным мифом. Лучшие танцовщики мира хотят танцевать его балеты. Лучшие театры мира борются за его репертуар. А мы  можем эти балеты — сплав чувственности и чувств — увидеть в октябре в Израиле.

Критики называли Мориса Бежара «мистификатором», «скандалистом», «парадоксальным», «хореографом, определившим время». Он же выбрал самое близкое мировоззрению определение — «путешественник». Морис Бежар знал, каким языком должен говорить балет ХХ века. Его первая труппа так и называлась – «Балет ХХ века». С нею Бежар, не принятый парижскими эстетами, уехал из Франции и нашел дом в Брюсселе. А последние 20 лет жизни руководил собственным «Балетом Бежара» в Лозанне. Бежар – один из создателей современного европейского балетного театра. Он стремился сделать танец главным искусством ХХ века. Он хотел, чтобы на балет ходили не только редкие любители, а миллионы зрителей. И ему это удалось — творения Бежара имели колоссальный успех в разных странах мира. Он влюбил в балет весь мир.

“МОСАД” – ВЫСТАВКА. 50 взглядов 50 современных художников на искусство

Заглавная иллюстрация: אפרת גל-נור מוזיאון רמת גן רוחב, 2021. Эфрат Галь-Нур. Рамат-Ганский музей. 2021 23 декабря 2021 года после четырех…

Как повстречались искусство и игрушки. Bim Bam Boom

Верхнее фото: דיטו וון טיז, פרידה קאלו, מתוך הסדרה איי-דולז, ציור דיגיטלי. Дитa Dон Тиз. Dita Von Teese Фрида Кало. Из серии I-Dolls, дигитальная…

«Лишний человек», «Обломов» и Mitcha Figa – роман Гончарова в танцах и мультижанровость

Новый театральный проект: первое из серии культурных мероприятий новой мультидисциплинарной программы в «Гейхал-ха-Тарбут» Тель-Авива…

Profile

karga_golan

Latest Month

December 2021
S M T W T F S
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

View All Archives

Tags

View my Tags page

Categories

View my Categories page Powered by LiveJournal.com Designed by Lilia Ahner Новый взгляд на гения балета Фото AFP / Michel Lioret / Ina

Биография Мориса Бежара стала третьей переведенной на русский язык книгой швейцарского журналиста и историка танца Жана-Пьера Пастори. Прежде в издательстве «Паулсен», специализирующемся на литературе об Антарктике, выходила его другая книга — «Ренессанс русского балета». Она представляет собой исследование короткого периода в истории дягилевской антрепризы, когда в годы Первой мировой войны великий импресарио  оказался в заграничной изоляции и решил заново собрать труппу для гастрольного тура в Америку. Первую книгу на русском «Серж Лифарь. Красота от дьявола» Пастори издал в пермском издательстве «Книжный мир» и сам представлял ее на «Дягилевских чтениях» в 2013.

Все три книги изданы в твердом переплете, на мелованной бумаге и с качественными иллюстрациями, в том числе и никогда раньше не публиковавшимися в России.

Взгляд из Швейцарии

Пастори-автор в выборе персонажей и сюжетов для будущих книг часто отталкивается от места, где он живет и работает. Нейтральная Швейцария (Лозанна, Монтрё) в начале ХХ века приютила русских артистов балета, оставшихся за рубежом, когда закрылись границы. Литературы о разных этапах истории Русского балета Дягилева вышло много, но Пастори нашел свою интересную точку отсчета – взгляд из Швейцарии. С Бежаром и его труппой у него были и остаются до сих пор деловые связи. Когда в 1987 новая компания Бежара обосновалась в Лозанне, Пастори работал в ведущих медиа франкофонной Швейцарии. Книге «Вселенная хореографа» предшествовали два другие его издания, посвященные творчеству Бежара (фотоальбом и сборник интервью).

Пастори Ж.-П. Морис Бежар. Вселенная хореографа. – М.: Паулсен, 2018. – 176 с., ил. Тираж 1000

Сам себе критик

В книге Пастори есть глава «Бежар и критика», где приводятся слова Бежара  о том, что критика обращена к читателю, а художнику и хореографу она не нужна, так как они не могут следовать чьим-то сторонним советам. И в той же главе автор рассказывает, как перед важным турне в Америку Бежар был вынужден пожаловаться главному редактору «Нью-Йорк Таймс» на влиятельного балетного критика Клайва Барнса, двадцать лет пишущего на страницах газеты оскорбительные слова обо всех обожаемых публикой хитах «Балета XX века».

Бежар полагал, что он сам относится к своему творчеству требовательнее, чем любая пресса. Возможно, дело было в том, что Бежар сам хотел делать много вещей параллельно (Пастори несколько раз на этом останавливается): ему не достаточно было ставить балеты, но нужны были еще и оперы и драматические спектакли. Неуспех его не останавливал, он писал сценарии, хотел их воплотить на сцене, он создавал разного формата школы и контролировал их. В пятьдесят лет он написал мемуары («Мгновения в жизни другого», 1979), читая которые, кажется, что этот молодой еще человек уже прожил несколько насыщенных жизней, открыл и создал новые миры. На русском языке заветная книга появилась в 1989, с послесловием Вадима Гаевского, и сразу стала бестселлером. В 1998 мемуары вышли в двух частях: Бежар описал и следующий за 1979-м отрезок времени.

«Болеро», Béjart Ballet, 1961

Вслед за Бежаром

Так сложилось, что за многими ключами к балетам Бежара, обращаются к его же текстам. Эти два издания до выхода книги Пастори были в России основным справочником по Бежару, настольной книгой историков балета XX века. Пастори что-то повторяет из мемуаров, но спектр его источников шире даже чем его собственные интервью с Бежаром. Он приводит многочисленные выдержки из прессы и высказывания значимых для своего времени деятелей искусства и политиков о важных постановках Бежара.

Рассказ Пастори отталкивается от автобиографии Мориса Бежара. Он вводит подходящий, как нам кажется, термин «лейтмотивы». Это и циклически повторяющиеся темы в творчестве Бежара вообще (исследователь даже отваживается предположить, что набор лейтмотивов в конечном счете был одинаков при создании совершенно разных балетов), и сознательное следование Вагнеру, и уже очень узкая особенность бежаровских лейтмотивов — их кровная связь с автобиографией: фигурами отца, матери, учителей, соратников, возлюбленных, философов прошлого и действующих политиков; героев книг, прочитанных в конкретные моменты; героев, ставших персонажами жизни самого хореографа.

Ступени к вершинам

Книга Пастори не претендует на полномасштабное изучение биографии героя или подробный анализ конкретных балетов (бум новых изданий о хореографе пришелся на десятилетие после смерти Бежара в 2007). Он попытался выделить из вселенной Бежара людей — сценографов, музыкантов, кинематографистов, художников, политиков, актеров и танцовщиков, — которые «повлияли на его творческий дар».

Первая глава посвящена Жану Лорану, журналисту и педагогу, а также организатору гала-концертов в Париже и провинции. Он познакомился с 19-летним танцовщиком в Виши, когда тот устроился летом работать в труппу при казино. При протекции и по совету Лорана Бежар заполнил недостатки классического образования, занимаясь в классах лучших русских и французских педагогов в Париже, впервые начал сочинять сольные номера и выступать в концертах в паре с известнейшими балеринами того времени —Лисетт Дарсонваль, Виолетт Верди, Жанин Шарра. Многие эпизоды жизни того времени будут переосмыслены в балете 1978 г. «Парижское веселье», в прошлом сезоне перенесенном в Большой театр.

Финальной точкой «первых шагов» Бежара стало создание балета «Укрощение строптивой» на музыку Скарлатти, которым заинтересовался основатель Группы по исследованию конкретной музыки Пьер Шеффер: он пригласил Бежара и Лорана в студию на улице Университэ, где они с Пьером Анри занимались своими звуковыми исследованиями. После прослушивания записи «Симфонии для одинокого человека» Шеффера-Анри Бежару показалось, что «ему на голову рухнул Пантеон».

Родом из детства

Во второй главе Пастори прослеживает связи между членами семьи Бежара и метасюжетами его балетов. Фигура рано умершей матери господствует в его «Щелкунчике» — «огромная статуя беременной женщины, которая вращается вокруг своей оси, открывая грот с Богоматерью и младенцем». Детские воспоминания, связанные с дедом по материнской линии, проникли в балет «Порою музыка мой дух влечет, как море» (строчка из стихотворения  Бодлера). Сводный брат Ален возьмет псевдоним Бежар и станет персональным фотографом Мориса в Брюсселе. Он выпустил четыре альбома к таким спектаклям Бежара, как «Нижинский, клоун Божий», «Триумфы Петрарки», «Танцевать XX век», «Волшебная флейта».

Автор выделяет в отдельный раздел тему бежаровских автобиографий, воплощенных на сцене — похоже, он единственный из хореографов, кто ставит автобиографические балеты сознательно: его дневник оформился в триптих «Игорь и я», «Шарль и Ришар» и «Пьер и Рене» (Пьер Булез и Рене Шар, французский поэт). Последнюю часть Бежар не поставил. Музыка Пьера Анри внесла коррективу в биографию Бежара — согласно дневнику он родился 26 июля 1955, когда состоялась премьера «Симфонии для одинокого человека». Пьер Анри принимает участие в представлениях — стоит за пультом управления, следует повсюду за кочующей труппой. Сотрудничество с Анри позволяет Бежару выйти на новый уровень работы с литературными произведениями. Композитор пишет для него «Орфея» (текст сочиняет сам Бежар по мотивам «Сонетов к Орфею» Рильке и «Рождению трагедии» Ницше), «Знаки», «Сосуществование», «Сонату на троих» (по мотивам пьесы Сартра «За закрытой дверью»).

Апофеозом их сотрудничества стала «Месса для сегодняшнего времени», завоевавшая Авиньон. Пастори акцентирует внимание на авиньонском этапе (с 1966):  Бежар был не только первым танцовщиком и хореографом, кого основатель смотра Жан Вилар позвал в Авиньон, но через его балеты (и более классические, и авангардные) танец стал такой же важной частью ведущего театрального форума Европы, как опера и драма. Уезжая из Авиньона, Бежар приобретал поклонников, даже, можно сказать — фанатов, которые отныне захотят ходить на балет, выступающий на демократичных подмостках: в античных амфитеатрах, дворцах спорта и конгрессов.

В отдельной главе про арт-директора театра «Ла Моннэ» Мориса Гюисмана: по его приглашению Бежар поставит в Брюсселе судьбоносные «Весну священную» (1959), «Болеро» (1961), «Девятую симфонию Бетховена» (1964) — приведена цитата, где хореограф высказывает свою позицию относительно шедевров. По его мнению, «шедевры для того и существуют, чтобы их насиловали, почтительность хороша для старых дам… Шекспир все равно будет существовать вечно. Всякий раз, когда прикасаются к его произведениям, он только молодеет».

Гюисману приходилось не раз отвечать по судебным искам, поданным против Бежара наследниками композиторов (Р. Штрауса, Оффенбаха) в связи с нарушениями авторских прав. Он всегда был на стороне Бежара, считал его «человеком исключительно прозорливым в отношении нашего времени, а часто и предвосхищающим будущее».

Шестая глава посвящена достижениям Бежара в драме. Описаны его встречи на сцене с Марией Казарес, Жаном-Луи Барро и Мадлен Рено. Пастори находит интересные описания постановки «Искушения святого Антония» с Барро у Жерминаля Касадо, который оформлял спектакль. Касадо — танцовщик, сценограф, дизайнер, режиссер, партнер Бежара до прихода в труппу Хорхе Донна, в 2007 и 2013 издал две книги о ранних постановках Бежара и своем в них участии.

Герой следующей главы — Сальвадор Дали, вместе с которым Бежар дебютировал в 1961 на Венецианской биеннале в театре «Ла Фениче». Глава называется «Безумие превыше всего», в ней Пастори собирает разные данные о театральных приемах, которыми Бежар пользовался. Оказывается, именно он первым вводит в представление (оперное или балетное) удвоение персонажей: не Григорович и не Ноймайер являются первооткрывателями балетных «alter ego» — они лишь развили этот прием, который у Бежара присутствует уже в «Сне в зимнюю ночь» (1953), «Орфее» (1958), «Свадебке» (1962). Также он владел искусством коллажа и монтажного перехода.

Тему Хорхе Донна автор книги соединяет с манифестами Бежара против феминизации балета, случившейся в XIX веке. В интервью Пастори в 1983 году Бежар говорит открыто: «Преобладание женщин стало упадком, подслащиванием балетного искусства — искусства по сути своей мужественного, благородного и в то же время жестокого и неистового». Эта фраза объясняет многое, и прежде всего то, что фигура Бежара по-прежнему интересна, а его влияние на ход балетной истории из XXI века видится еще более колоссальным.

Екатерина БЕЛЯЕВА

Морис Бежар , на самом деле Морис-Жан Бержер (родился 1 января 1927 года в Марселе † 22 ноября 2007 года в Лозанне , Швейцария ), был французским артистом балета и хореографом . Бежар считается новатором неоклассического балета. Он поставил его в конце 1960-х как «тотальный спектакль» («тотальный театр»), целостное произведение искусства, состоящее из разных языков, музыки, танцев и направлений. Зрелищными, насыщенными образами постановками он открыл для балета новую публику. Бежар освободил танцоров-мужчин от их второстепенной роли подъемных партнеров балерин, а также позволил им проявить чувствительную субъективность на сцене.

биография

Образование и ранние годы

Бежар родился в Марселе в семье философа Гастона Бергера . Его отец происходил из бедных семей, он сначала работал продавцом удобрений, выучил китайский язык, затем стал учителем и, наконец, руководителем министерства в университетах. После аварии врач прописал юному Морису упражнения в классическом танце для медицинской реабилитации. Это пробудило его страсть к танцам.

Он дебютировал как танцор в возрасте 14 лет в Национальной опере Парижа , где танцевал и Ролан Пети . После окончания учебы он отказался от своей фамилии и с тех пор называл себя Бежар, в честь известной актерской династии 17 века, которая появилась вместе с Мольером . В некоторых отчетах девичья фамилия матери указывается как Бежар; она умерла, когда ему было всего семь лет. Впервые он выступил во Франции в составе трупп Жанин Шара и Ролана Пети, позже – в «Международном балете Лондона» и в балете Куллберга в Стокгольме .

В 1951 году он поставил здесь свою первую хореографию – L’Inconnu (Неизвестное) . В 1955 году он поставил хореографию Symphonie pour un homme seul (Симфония для одинокого человека) для своей собственной труппы Ballets de l’Étoile . Произведение, музыку для которого написали Пьер Анри и Пьер Шеффер , принесло ему признание публики и критиков.

Карьера в Брюсселе

1960 Морис Хейсман , тогдашний директор Брюссельского оперного театра Королевский театр Монне / Koninklijke Muntschouwburg , поставил для Бежара отмеченную наградами хореографию для Le sacre du printemps , сознавая его. Хореограф устроился в этот дом на постоянную работу и при поддержке Хьюсмана основал там Ballet du XXe siècle , с которым гастролировал по миру. Знаменитые постановки этого периода стали знаменитыми (включая Болеро ) с Хорхе Донном в качестве солиста, Messe pour le temps présent и L’Oiseau de feu (1970). В 1960-х Бежар отменил традиционную тюлевую пачку и заставил танцоров выступать в джинсах.

Переехать в Лозанну

Поскольку необходимые средства не были утверждены, хореограф, принявший ислам после работы на фестивале искусств в

Ширазе

, в 1987 году переместил штаб-квартиру своей компании в Лозанну и переименовал ее в Béjart Ballet Lausanne .

В 1998 году его признали виновным в плагиате . Его пьеса Le Presbytère … содержал сцену , взятую из La скат d’Икар (Падение Икара) от бельгийского хореографа Фредерика Flamand . Бежар переработал балет и переименовал его в « Балет на всю жизнь» . Запись фильма была удостоена награды «Серебряная роза за искусство и специальные предложения» на фестивале Rose d’Or в 1998 году . В 1999 году Бежар был удостоен Киотской премии .

Стиль и влияние

Бежар имел и продолжает оказывать сильное, но в то же время поляризующее влияние на балет, критиков и публику. Он культивировал эклектический стиль, состоящий из многих направлений и склонный к пафосу, мистицизму и поклонению героям. Мифические персонажи, боги, художники и иностранные культуры – предметы его искусства. Этими яркими и доступными темами он внес значительный вклад в то, чтобы балет охватил более широкую аудиторию. Создав «Ballet du XXe siècle», он обновил неоклассический стиль.

Бежар оказал большое влияние на иранский балет, для которого он создал несколько хореографий в рамках фестиваля искусств Шираз . В 1971 году создал балет на стихи Саадиса Голестана . Еще одно произведение он назвал «Фарах» в честь основателя Ширазского фестиваля искусств Шахбану Фарах Пехлеви .

Обучение

École Mudra

Бежар был очень успешным и влиятельным учителем. Его ученик, а затем партнер Хорхе Донн стал звездой, работая с ним. В 1970 году Бежар основал École Mudra в Брюсселе, чтобы обучать молодые таланты искусству танца. Из этой школы, просуществовавшей до 1988 года, вышло несколько танцоров и хореографов, которые повлияли на дальнейшее развитие современного танца в Европе, в том числе Магуи Марин , Анн Тереза ​​Де Кеерсмэкер и Энцо Козими . В 1977 году он основал в École Мудра Африк

в Дакаре , которая существовала до 1985 года.

École Rudra

В 1992 году, после переезда в Лозанну, Бежар основал там École-atelier Rudra , которая с тех пор стала одним из самых престижных учебных заведений в мире классического и современного танца.

Цитата

« Бежар был бесконечно важен для переосмысления классического танца». Он завоевал для классического танца совершенно новую аудиторию, «потому что он повел его в революционном направлении, не разрушая классических корней.

Джон Ноймайер , художественный руководитель Гамбургского балета

Важные работы

  • 1955: Symphonie pour un homme seul ( Симфония для одинокого человека , Париж , музыка Пьера Шеффера)
  • 1957: Sonate à trois ( трио-

    соната , Эссен )

  • 1958: Орфей ( Orpheus , Льеж )
  • 1959: Le sacre du printemps ( Брюссель )
  • 1961: Болеро (Брюссель)
  • 1964: 9-я симфония (Брюссель)
  • 1966: Ромео и Джульетта ( Ромео и Джульетта , Брюссель)
  • 1967: La Tentation де Сент – Антуан , Париж, играть на основе Гюстава Флобера романа
  • 1967: Messe pour le temps présent ( Ярмарка настоящего , Авиньон )
  • 1968: Бхакти (Авиньон)
  • 1972: Нижинский, клоун де Дьё (Нижинский, Божий клоун, Брюссель)
  • 1975: Pli selon pli ( сгиб за сгибом , Брюссель)
  • 1975: Нотр Фауст (Брюссель)
  • 1977: Петрушка (Брюссель)
  • 1980: Эрос Танатос ( Афины )
  • 1982: Вена, Вена, только ты (Брюссель)
  • 1983: Messe pour le temps futur ( Ярмарка будущего , Брюссель)
  • 1986: Кабуки (Токио)
  • 1987: Сувенир из Ленинграда ( Лозанна )
  • 1988: Пиаф ( Токио )
  • 1989: 1789… et nous ( 1789… и мы , Париж)
  • 1990: Ring um den Ring (Берлин), пирамида ( Каир )
  • 1991: Смерть в Вене ( Вена )
  • 1992: La Nuit ( Ночь , Лозанна)
  • 1993: М (Токио)
  • 1995: АППРО де Шехеразада ( О Шахерезаде , Берлин )
  • 1997: Le Presbytère n’a rien perdu de son charme, ni le jardin de son éclat ( Дом священника , Париж)
  • 1999: La Route de la soie ( Шелковый путь , Лозанна)
  • 2000: Enfant-roi ( ребенок-король , Версаль )
  • 2001: Танго ( Генуя )
  • 2001: Манос (Лозанна)
  • 2001: Люмьер (римский театр Лиона )
  • 2002: Mère Teresa et les enfants du monde (Мать Тереза ​​и дети мира)
  • 2003: Чао Федерико , дань уважения Федерико Феллини
  • 2006: L’amour de la danse (Любовь к танцу)
  • 2006: Заратустра
  • 2007: Le Tour du monde en 80 минут (Мировое турне за 80 минут)

Почести

  • 1970: Большая государственная премия Франции в области музыки
  • 1986: Орден Восходящего Солнца по императору Хирохито
  • 1988: Великий офицер бельгийского Ордена Короны через короля Бодуэна
  • 1991: Приз немецких критиков за танец
  • 1993: Praemium Imperiale
  • 1994: Немецкая танцевальная премия
  • 1994: член Академии изящных искусств Института Франции.
  • 1996: Почетный гражданин города Лозанны.
  • 1998: Кавалер Ордена Инфанта Дом Энрике
  • 1999: Премия Киото от японского фонда Инамори
  • 2002: “Grand Siècle Laurent Perrier”
  • 2003: Commandeur de l’Ordre des Arts et des Lettres посла Франции в Швейцарии
  • 2004: Приз за работу всей его жизни на “Movimentos – International Dance Festival” в Вольфсбурге.

Шрифты (выбор)

  • Матильда: оу, Le Temps perdu: римский . Париж: Женеральный союз, 1973.
  • Мгновение в vie d’autrui . Париж: Фламмарион, 1979 г.
    • Момент в чужой шкуре: воспоминания . Перевод Урсулы Кобберт-Фолькмар. Мюнхен: Ноак-Хюбнер, 1980 ISBN 978-3-88453-010-8

литература

  • Лиза Де Рик: Морис Бежар . В: Андреас Котте (Ред.): Theatre Lexikon der Schweiz – Dictionnaire du théâtre en Suisse. Том 1, Chronos, Цюрих 2005, ISBN 3-0340-0715-9 , стр. 150. (французский)

веб ссылки

Commons : Морис Бежар  – коллекция изображений, видео и аудио файлов

Некрологи

  • Биография в Бежар-балет Лозанна (французский)
  • «Умер Морис Бежар» , Wiener Zeitung , 22 ноября 2007 г.
  • «Последний шаг танцующего соблазнителя» , Die Welt , 22 ноября 2007 г.
  • «Бог огня» , Tagesspiegel , 23 ноября 2007 г.
  • «Восторженный, поп-исполнитель, классика» , Die Zeit , 29 ноября 2007 г., № 49, Джон Ноймайер

Индивидуальные доказательства

  1. «Морис Бежар, 80 лет, хореограф мертв» , Associated Press / New York Times , 23 ноября 2007 г.
  2. ^ «Морис Бежар, 80, Ballet Iconoclast, Dies», New York Times, 23 ноября 2007 г.
  3. http://payvand.com/news/06/jan/1158.html
  4. ^ “Хореограф Морис Бежар умер” , FAZ , 22 ноября 2007 г.
  5. Рецензия на «Люмьер»: Морис Бежар ищет свет , NZZ , 22 июня 2001 г.
  6. Морис Бежар был с (…) В: Arbeiter-Zeitung , 16 декабря 1970 г., стр. 12, внизу слева.
  7. ENTIDADES ESTRANGEIRAS AGRACIADAS COM ORDENS PORTUGUESAS – Página Oficial the Order of Honoríficas Portuguesas. Проверено 16 августа 2019 года .
image   

В одной из швейцарских больниц скончался легендарный французский хореограф Морис Бежар. В январе этого года ему исполнилось 80 лет. Возраст солидный, но это не мешало ему работать. Хотя нарушение сердечной деятельности Бежара не позволяло ему трудиться столь интенсивно, как раньше. За последний месяц Бежар попадал в больницу дважды. На этот раз ему предстояло пройти очередной курс лечения. Но сердечный приступ оборвал жизнь хореографа.

Морис Бежар по праву считался «хореографом, определившим время». Обладатель великолепной интуиции и смелой фантазии, он знал, каким языком должен говорить балет ХХ века. Его первая труппа так и называлась – «Балет ХХ века».

Работая в академических театрах, Бежар не боялся быть непонятым или непринятым – просто делал то, что считал нужным

С нею Бежар, не принятый парижскими эстетами, уехал из Франции и нашел дом в Брюсселе. А последние 20 лет он руководил собственным «Балетом Бежара» в Лозанне.

Естественно, состав труппы несколько раз обновлялся. Однако класс танцовщиков не снижался: у Бежара всегда было уникальное чутье на таланты, он умел находить общий язык с молодым поколением. Каждому он давал возможность раскрыться, обязательно позволял солировать. В его спектаклях не было второстепенных ролей.

Бежар пришел к профессии хореографа как танцовщик. Изучая самые разные танцевальные школы, он формировал собственный стиль. Никогда не шел по проторенному пути, предпочитал рисковать, постоянно находился в поиске.

Ему неинтересно было заниматься классическим, традиционным балетом. На общеизвестную балетную музыку он накладывал необычные движения. Работая в академических театрах, Бежар не боялся быть непонятым или непринятым – просто делал то, что считал нужным. И – обретал славу.

«Весна священная» Стравинского, поставленная еще в конце 50-х начинающим тогда хореографом перевернула представление о балете во всем мире. Потом в разные годы были «Ромео и Джульетта», «Щелкунчик», «Спящая красавица».

Если попытаться вспомнить, сколько всего спектаклей поставил Бежар, то получится не менее двухсот. От камерных до огромных, масштабных. Сейчас считается нормой соединять в танцевальных спектаклях движение и голос, а началось это именно с Бежара. Он признавался, что делать «обычные балеты» ему скучно. Вводил в спектакли пантомиму, пение, поэзию. Выводил танцовщиков из театральных залов на стадионы.

На эту тему

«Да, я бунтарь», – говорил он. Однако за счет пресловутого «бунтарства» Бежар не только изменял балетный язык времени, но и привлекал внимание широкой публики к острым социальным проблемам – таким, как загрязнение окружающей среды, СПИД или классовое неравенство.

Привязывая к рукам «умирающего лебедя» консервные банки, он словно бы говорил: посмотрите, вот так гибнет огромное количество живых существ! И любой подобный ход был для Бежара не просто желанием эпатировать, но возможностью заговорить о больном, трудном, страшном. И если сегодняшние хореографы не стесняются в выборе средств, то это потому, что Бежар уже проложил им дорогу, показав, как много выразительных возможностей дает балет.

В России Бежар неоднократно показывал свои спектакли. Впервые это произошло в конце 70-х. Именно тогда зрители увидели знаменитое на весь мир «Болеро» с участием гениального танцовщика Хорхе Донна. Хорхе Донн был не просто любимцем Бежара, он был своего рода музой, вдохновляя хореографа на сочинение новых спектаклей.

Кстати, именно ради него Бежар придумал новую конструкцию «Болеро»: как правило, в центре этого балета – танцовщица. У Бежара же был танцовщик. «Болеро» Бежара – пожалуй, самый яростный и сексуальный вариант из известных в мире.

Напоминающий первобытный ритуал поклонения божеству. К сожалению, Хорхе Донн рано ушел из жизни и никто не смог занять его место. Памяти танцовщика Бежар посвятил три балета, наиболее известный из которых – «Балет ради жизни» на музыку группы Queen. Бежар говорил, что вдохновением для него в данном случае послужила некая сходность судеб Хорхе Донна и Фредди Меркьюри.

Если говорить о балетных звездах, то нет, пожалуй, ни одной крупной фигуры в мире, не сотрудничавшей с Бежаром. Он по-новому раскрывал даже давно сложившуюся индивидуальность, ему нравилось придумывать балеты на столь ярких личностей.

Екатерина Максимова и Владимир Васильев, Михаил Барышников и Рудольф Нуреев – все успели с ним поработать.

Долгое содружество связывало Бежара с Майей Плисецкой. Ему принадлежит и нежное, печальное «Видение розы», и победительное «Аве Майя», созданное к юбилею балерины, но совершенно не напоминавшее праздничную обязаловку.

Нынешний год внес печальную тенденцию: один за другим уходят не просто знаковые творческие личности, но создатели и вдохновители важных для мирового культурного пространства коллективов. Таким является и «Балет Бежара» в Лозанне.

Который, без сомнения, сохранит имя своего «отца» и не остановит работу. Однако замены Морису Бежару нет и не может быть. Хочется верить, что молодые хореографы будут продолжать пользоваться его методологией, развивать балетный язык.

Но сможет ли кто-то стать столь же значительным, как был Бежар, неизвестно. Есть люди, с уходом которых возникает колоссальная пустота. Ибо они обозначали все самое важное в своей области. Вдохновляя на поиски и стремления.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий