«Я не звезда, я – певец!». Жан Татлян о славе, предсказаниях и заветах отца

Поделись знанием: Материал из Википедии — свободной энциклопедии Перейти к: навигация, поиск

Жан Татлян Jean Tatlian
Дата рождения

17 августа 1943(1943-08-17) (78 лет)

Место рождения

Салоники, Греция

Страна

СССРimage

Жан Татлян — если уж не русский Фрэнк Синатра, то Барри Манилоу точно[2] image

Дискография

Название пластинки Список песен
Грампластинки
33Д-00014943-4

1966

  • Люблю танцевать самбу, обработка К. Орбеляна) — на греческом языке
  • Уличные фонари (музыка Ж. Татляна, стихи Юрия Гарина)
  • Гитарово (Бронке — русский текст Ю. Батицкого)
  • Моя песня о Родине (К. Орбелян — О. Гукасян)
33Д-00016745-6

1966

«Песни А. Бабаджаняна»
  • Песенка о капели (Р. Рождественский)
  • Море зовёт (Г. Регистан)
  • Воскресенье (С. Льясов)
  • Лучший город Земли (Л. Дербенёв)
33Д-00019053-54

1967

«Жан Татлян поёт свои песни»
  • Звёздная ночь (А. Горохов)
  • Ласточки (А. Ольгин)
  • Воздушные замки (С. Льясов)
  • Осенний свет (С. Льясов)
Д 00019499-500

1967

  • Страна влюблённых (А. Бабаджанян — Л. Дербенёв)
  • Воспоминание (А. Бабаджанян — Р. Рождественский)
  • Хочу забыть (Г. Гарваренц — русский текст А. Горохова)
  • Память (А. Бабаджанян — В. Орлов)
Компакт-диски
1977

«Русские песни»

  • Тройка
  • Колокольчики
  • Моя тройка
  • Дунайские волны
  • Крылья лебяжьи
  • Метелица
  • Бида
  • Вай не не
  • Стенька Разин
  • Рябина
2001 «Ночной дилижанс»
  • Ночной дилижанс
  • Колокола
  • Зеркало
  • О , танго!
  • Мой след
  • Мост любви
  • О, Боже, не спеши
  • Расставание
  • Глаза ангела
  • Русский блюз
  • Эммануэль
  • Моя бабушка
2001 «Осенний свет»
  • Осенний свет
  • Уличные фонари
  • Звёздная ночь
  • Воздушные замки
  • Старая башня
  • Осенние следы
  • Ночной дилижанс
  • Ты остановила время
  • Сколько дорог
  • Арарат
  • Мы были, мы есть, мы будем
  • Мост любви
2001 «Русский блюз»
  • Русский блюз
  • Море зовет
  • Печали
  • Я пришёл
  • Арарат
  • Метелица
  • Очи чёрные
  • Сон
  • Мари
  • Влюбленный в любовь
  • Волга — Гудзон
  • Золотая яблоня
2001 «Зеркало жизни»
  • Ночной дилижанс
  • Осенний свет
  • Уличные фонари
  • Воздушные замки
  • Зеркало жизни
  • Колокола
  • Море зовёт
  • Капель
  • Арарат (арм.)
  • Мари (фр.)
  • Сколько дорог (фр.)
  • Мой след
  • Иллюзии (англ.)
  • Золотая яблоня (англ.)
  • Я пришёл
  • Метелица
  • Очи чёрные
«Мост Любви»
  • Мост Любви
  • Уличные фонари
  • Ночной дилижанс
  • Колокола
  • Сколько дорог  (фр.)
  • Мари  (фр.)
  • Осенний свет
  • Метелица
  • Круги  (англ.)
  • Иллюзии  (англ.)
  • Не ревнуй  (греч.)
  • Анджело  (итал.)
  • Песенка о капели
  • Любовь — это великолепно!  (англ.)
  • Ответь мне  (англ.)
  • Арарат  (арм.)
  • Нежная любовь  (арм.)
  • Золотая яблоня  (англ.)
  • Идиш
  • Очи чёрные

Интересные факты

Михаил Шемякин вспоминает, что во время очередного дружеского загула в Париже они с Владимиром Высоцким оказались ночью в ресторане Жана Татляна «Две гитары». Результатом этого визита стала песня «Французские бесы»[3].

Напишите отзыв о статье “Татлян, Жан”

Примечания

  1. [www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1116095&NodesID=8 Жан Татлян выступил в Москве]
  2. New York Magazine, 19.10.1987, с. 116
  3. [www.snob.ru/chronicle/entry/2624 Михаил Шемякин: «Один раз мы с Высоцким напились и стреляли из пистолета»], жл. «Сноб», 10.06.2009

Ссылки

  • [tatlian.ru/ Официальный сайт певца]
  • [www.5-tv.ru/programs/broadcast/503212/ видео — Жан Татлян в программе «Встречи на Моховой»] — запись 11 февраля 2009
  • [popsa.info/bio/103/103b.html Биография — на сайте popsa.info]
  • [www.marie-olshansky.ru/muz/tatljan.shtml Жан Татлян: судьба и песни — на сайте Марии Ольшанской]
  • [www.day.kiev.ua/80366/ Жан Татлян: «В СССР мое имя упоминать запретили…»]
  • [www.vacansia.ru/index.php?act=info&story=2801 Жан Татлян: «Человек не может построить только крышу над океаном»]
  • [web.archive.org/web/20030316101450/www.blatata.ru/tat.htm Интервью с Жаном Татляном различным газетам]
  • [www.eip.ru/pubs/956 Жан Татлян: Главное – фантазия и труд…]

Отрывок, характеризующий Татлян, Жан

– Ну, теперь за здоровье красивых женщин, – сказал Долохов, и с серьезным выражением, но с улыбающимся в углах ртом, с бокалом обратился к Пьеру. – За здоровье красивых женщин, Петруша, и их любовников, – сказал он. Пьер, опустив глаза, пил из своего бокала, не глядя на Долохова и не отвечая ему. Лакей, раздававший кантату Кутузова, положил листок Пьеру, как более почетному гостю. Он хотел взять его, но Долохов перегнулся, выхватил листок из его руки и стал читать. Пьер взглянул на Долохова, зрачки его опустились: что то страшное и безобразное, мутившее его во всё время обеда, поднялось и овладело им. Он нагнулся всем тучным телом через стол: – Не смейте брать! – крикнул он. Услыхав этот крик и увидав, к кому он относился, Несвицкий и сосед с правой стороны испуганно и поспешно обратились к Безухову. – Полноте, полно, что вы? – шептали испуганные голоса. Долохов посмотрел на Пьера светлыми, веселыми, жестокими глазами, с той же улыбкой, как будто он говорил: «А вот это я люблю». – Не дам, – проговорил он отчетливо. Бледный, с трясущейся губой, Пьер рванул лист. – Вы… вы… негодяй!.. я вас вызываю, – проговорил он, и двинув стул, встал из за стола. В ту самую секунду, как Пьер сделал это и произнес эти слова, он почувствовал, что вопрос о виновности его жены, мучивший его эти последние сутки, был окончательно и несомненно решен утвердительно. Он ненавидел ее и навсегда был разорван с нею. Несмотря на просьбы Денисова, чтобы Ростов не вмешивался в это дело, Ростов согласился быть секундантом Долохова, и после стола переговорил с Несвицким, секундантом Безухова, об условиях дуэли. Пьер уехал домой, а Ростов с Долоховым и Денисовым до позднего вечера просидели в клубе, слушая цыган и песенников. – Так до завтра, в Сокольниках, – сказал Долохов, прощаясь с Ростовым на крыльце клуба. – И ты спокоен? – спросил Ростов… Долохов остановился. – Вот видишь ли, я тебе в двух словах открою всю тайну дуэли. Ежели ты идешь на дуэль и пишешь завещания да нежные письма родителям, ежели ты думаешь о том, что тебя могут убить, ты – дурак и наверно пропал; а ты иди с твердым намерением его убить, как можно поскорее и повернее, тогда всё исправно. Как мне говаривал наш костромской медвежатник: медведя то, говорит, как не бояться? да как увидишь его, и страх прошел, как бы только не ушел! Ну так то и я. A demain, mon cher! [До завтра, мой милый!] На другой день, в 8 часов утра, Пьер с Несвицким приехали в Сокольницкий лес и нашли там уже Долохова, Денисова и Ростова. Пьер имел вид человека, занятого какими то соображениями, вовсе не касающимися до предстоящего дела. Осунувшееся лицо его было желто. Он видимо не спал ту ночь. Он рассеянно оглядывался вокруг себя и морщился, как будто от яркого солнца. Два соображения исключительно занимали его: виновность его жены, в которой после бессонной ночи уже не оставалось ни малейшего сомнения, и невинность Долохова, не имевшего никакой причины беречь честь чужого для него человека. «Может быть, я бы то же самое сделал бы на его месте, думал Пьер. Даже наверное я бы сделал то же самое; к чему же эта дуэль, это убийство? Или я убью его, или он попадет мне в голову, в локоть, в коленку. Уйти отсюда, бежать, зарыться куда нибудь», приходило ему в голову. Но именно в те минуты, когда ему приходили такие мысли. он с особенно спокойным и рассеянным видом, внушавшим уважение смотревшим на него, спрашивал: «Скоро ли, и готово ли?» Когда всё было готово, сабли воткнуты в снег, означая барьер, до которого следовало сходиться, и пистолеты заряжены, Несвицкий подошел к Пьеру. – Я бы не исполнил своей обязанности, граф, – сказал он робким голосом, – и не оправдал бы того доверия и чести, которые вы мне сделали, выбрав меня своим секундантом, ежели бы я в эту важную минуту, очень важную минуту, не сказал вам всю правду. Я полагаю, что дело это не имеет достаточно причин, и что не стоит того, чтобы за него проливать кровь… Вы были неправы, не совсем правы, вы погорячились… – Ах да, ужасно глупо… – сказал Пьер. – Так позвольте мне передать ваше сожаление, и я уверен, что наши противники согласятся принять ваше извинение, – сказал Несвицкий (так же как и другие участники дела и как и все в подобных делах, не веря еще, чтобы дело дошло до действительной дуэли). – Вы знаете, граф, гораздо благороднее сознать свою ошибку, чем довести дело до непоправимого. Обиды ни с одной стороны не было. Позвольте мне переговорить… – Нет, об чем же говорить! – сказал Пьер, – всё равно… Так готово? – прибавил он. – Вы мне скажите только, как куда ходить, и стрелять куда? – сказал он, неестественно кротко улыбаясь. – Он взял в руки пистолет, стал расспрашивать о способе спуска, так как он до сих пор не держал в руках пистолета, в чем он не хотел сознаваться. – Ах да, вот так, я знаю, я забыл только, – говорил он. – Никаких извинений, ничего решительно, – говорил Долохов Денисову, который с своей стороны тоже сделал попытку примирения, и тоже подошел к назначенному месту. Место для поединка было выбрано шагах в 80 ти от дороги, на которой остались сани, на небольшой полянке соснового леса, покрытой истаявшим от стоявших последние дни оттепелей снегом. Противники стояли шагах в 40 ка друг от друга, у краев поляны. Секунданты, размеряя шаги, проложили, отпечатавшиеся по мокрому, глубокому снегу, следы от того места, где они стояли, до сабель Несвицкого и Денисова, означавших барьер и воткнутых в 10 ти шагах друг от друга. Оттепель и туман продолжались; за 40 шагов ничего не было видно. Минуты три всё было уже готово, и всё таки медлили начинать, все молчали. – Ну, начинать! – сказал Долохов. – Что же, – сказал Пьер, всё так же улыбаясь. – Становилось страшно. Очевидно было, что дело, начавшееся так легко, уже ничем не могло быть предотвращено, что оно шло само собою, уже независимо от воли людей, и должно было совершиться. Денисов первый вышел вперед до барьера и провозгласил: – Так как п’отивники отказались от п’ими’ения, то не угодно ли начинать: взять пистолеты и по слову т’и начинать сходиться. – Г…’аз! Два! Т’и!… – сердито прокричал Денисов и отошел в сторону. Оба пошли по протоптанным дорожкам всё ближе и ближе, в тумане узнавая друг друга. Противники имели право, сходясь до барьера, стрелять, когда кто захочет. Долохов шел медленно, не поднимая пистолета, вглядываясь своими светлыми, блестящими, голубыми глазами в лицо своего противника. Рот его, как и всегда, имел на себе подобие улыбки. – Так когда хочу – могу стрелять! – сказал Пьер, при слове три быстрыми шагами пошел вперед, сбиваясь с протоптанной дорожки и шагая по цельному снегу. Пьер держал пистолет, вытянув вперед правую руку, видимо боясь как бы из этого пистолета не убить самого себя. Левую руку он старательно отставлял назад, потому что ему хотелось поддержать ею правую руку, а он знал, что этого нельзя было. Пройдя шагов шесть и сбившись с дорожки в снег, Пьер оглянулся под ноги, опять быстро взглянул на Долохова, и потянув пальцем, как его учили, выстрелил. Никак не ожидая такого сильного звука, Пьер вздрогнул от своего выстрела, потом улыбнулся сам своему впечатлению и остановился. Дым, особенно густой от тумана, помешал ему видеть в первое мгновение; но другого выстрела, которого он ждал, не последовало. Только слышны были торопливые шаги Долохова, и из за дыма показалась его фигура. Одной рукой он держался за левый бок, другой сжимал опущенный пистолет. Лицо его было бледно. Ростов подбежал и что то сказал ему. – Не…е…т, – проговорил сквозь зубы Долохов, – нет, не кончено, – и сделав еще несколько падающих, ковыляющих шагов до самой сабли, упал на снег подле нее. Левая рука его была в крови, он обтер ее о сюртук и оперся ею. Лицо его было бледно, нахмуренно и дрожало. Категории:

Жан Татлян (русский: Жан Татлян; родился 1 августа 1943, Салоники, Греция) это Советский певец армянского происхождения. В конце 1960-х он пользовался большой популярностью в СССР. Он эмигрировал во Францию ​​в 1971 году.[1][2][3] Жан Татлян считает себя первым шансонье Советского Союза.[4]

биография

Жан Татлян родился в армянской семье в г. Салоники, Греция, 1 августа, 1943 г. Он был младшим из троих детей. В 1947 году семья переехала в СССР, в г. Армянская ССР а затем в Абхазия. Будучи школьником, Жан купил себе гитару на деньги, которые он заработал, раскрашивая дома. Он учился игре на гитаре в Сухумской филармонии, и ему не было 16 лет, когда он уже зарабатывал деньги на концертах в соседних республиках, на которых исполнял песни французских и итальянских шансонье. Позже учился в мастерской эстрады в г. Киев, где в 19 лет (еще не 18 по другим источникам[5]) его заметил дирижер Государственного армянского оркестра Константин Орбелян, который пригласил его присоединиться к оркестру в качестве солиста в турне по Украине. Примерно в то же время, в начале 1960-х годов, пришел его первый успех – песня «Уличные фонари». Он написал песню, взял гитару и пришел на телевидение, где сняли клип на нее. Песня стала популярной. Через некоторое время Татлян переехал в Ленинград. Он любил город и с тех пор жил в нем.[6] В Ленинграде он основал собственный оркестр и давал 350-400 концертов в год.[5] работал с Ленконцертом (концертное объединение, организовывавшее концерты в Ленинграде) до конца 1960-х гг. В конце 1960-х – начале 1970-х годов из-за разногласий с директором Орловской филармонии.[7] Жану Татляну практически запретили любую концертную деятельность[8] (а также с самого начала ему де-факто запретили выезд из Советского Союза), а в 1971 году иммигрировал во Францию.[9]

Среди песен Жана Татлиана наиболее известны: «Уличные фонари» («Уличные фонари»), «Осенний свет» («Осенний свет»), «Песня о каплях воды [Во время оттепели]» («Песня о капели» ), «Старая башня» («Старая башня»), «Звездная ночь» («Звёздная ночь»),[10][11] “Воздушные замки”, “Бумажный голубь”, “Осенние следы”, “Ты поверь”,[7] «Самая красивая», «Свет маяка», «Ласточка».[12] Он также был оригинальным исполнителем песни «Лучший город в мире» («Лучший город Земли», о Москве; автор: Арно Бабаджанян), наиболее известный в версии, исполненной Муслим Магомаев который записал это год спустя.[7][13]

Рекомендации

  1. ^ Федор Раззаков (2004). Жизнь замечательных времен, 1970-1974 гг: время, события, люди. Эксмо.
  2. ^ “New York Magazine, 19 октября 1987 г.”.
  3. ^ “В Москве состоится концерт звезды 60-х Жана Татляна”. Панармянская сеть. 2009-01-22.
  4. ^ Летопись газетных статей, Выпуски 1-13. Всесоюзная книжная палата. 1994 г.
  5. ^ аб
  6. ^ «20 ноября в Абхазской государственной филармонии состоится концерт эстрадного певца Жана Татляна». Абхазское государственное информационное агентство Апсныпресс (Государственное информационное агентство Апсныпресс). 2012-11-09. Архивировано из оригинал 2014-10-18. Получено 2014-10-14. «Сегодня в Абхазской государственной филармонии состоится концерт эстрадного певца Жана Татляна». Абхазское государственное информационное агентство Апсныпресс (Государственное информационное агентство Апсныпресс). 2012-11-20. Архивировано из оригинал 2014-10-18. Получено 2014-10-14. “Жан Татлян:” Я еще молод, мне остался 31 год до ста лет!“. Абхазское государственное информационное агентство Апсныпресс (Государственное информационное агентство Апсныпресс). 2012-11-21. Архивировано из оригинал 2014-10-18. Получено 2014-10-14.
  7. ^ абc Жан Татлян, Жак Дувалян – невозвращенцы по-армянски (на русском). Новое время (армянская газета).
  8. ^ Фёдор Раззаков (01.10.2013). Скандалы советской эпохи. Литров. ISBN 9785425088208.
  9. ^
  10. ^ “Жан Татлян даст большой сольный концерт в Театре эстрады”. Утро.ру. 2007-01-27. “Жан Татлян даст концерт в Москве”. Ореанда-Новости. 2009-01-28.
  11. ^
  12. ^ Борис Савченко (2008). Кумиры российской эстрады. Панорама. ISBN 9785852205636.
  13. ^ Артемий Троицкий. Артемий Троицкий о песнях о Москве [Артемий Троицкий о песнях о Москве]. Cosmopolitan (на русском языке) (сентябрь 2010).

внешняя ссылка

  • Официальный веб-сайт
  • Официальный канал на YouTube
  • Жан Татлян в программе «Встречи на Моховой» – 11 февраля 2009 г.

О знаменитости

Доп. информация по биографии Жан Татлян

–>

советский и французский эстрадный певец

Биография

Жан Арутюнович Татлян родился в 1943 году в Салониках (Греция) в армянской семье. Они переехали в Советскую Армению, когда Жану было 5 лет.

Музыкой профессионально он начал заниматься ещё до совершеннолетия. В 18 лет он становится солистом Государственного джаза Армении. Вскоре он переезжает в Ленинград, где начинает работать в Ленконцерте, создаёт свой оркестр. Молодой певец готовит концерт, состоящий из песен собственного сочинения, который и исполняет 350—400 раз в год. Множество выступлений принесло хорошие деньги и любовь поклонников и поклонниц. На вырученные средства Жан покупает квартиру в центре города и катер. Песни: «Уличные фонари», «Осенний свет», «Песенка о капели» и многие другие в его исполнении звучали в квартирах, на танцплощадках и в ресторанах. Тиражи пластинок достигают пятидесяти миллионов.

В 1971 году он с одним чемоданом переехал в Париж. Пел в кабаре «Распутин», «Московская звезда». Армянские, цыганские, русские народные составили большую часть репертуара. Быстро освоил французский, завёл важные знакомства.

За границей творческая судьба складывается довольно удачно. Он представляет Францию на 200-летии США в Вашингтоне. Заключает 5-летний контракт с «Империал Палас», одним из лучших казино Лас-Вегаса, по условиям которого должен петь 180 дней в году. Гастролирует по всему миру. После его отъезда в Советском Союзе было приказано о нём забыть. Все записи были уничтожены: размагничены и стёрты.

В начале 1990-х Жан прилетает в Санкт-Петербург, даёт подряд 7 аншлаговых выступлений в ДК им. Горького, после чего возвращается в Версаль. 14 апреля 2000 годаВ приезжает ещё раз и даёт всего один, но аншлаговый, концерт в БКЗ «Октябрьский». Его появление вызвало достаточно сильный резонанс в прессе, он успел поучаствовать во многих передачах центрального российского телевидения.

Жан Татлян исполняет песни на русском, армянском, французском и идише. По состоянию на начало XXI века певец продолжает выступать и записывать музыкальные альбомы.

6 февраля 2009 годаВ — концерт Жана Татляна в Москве в театре эстрады.

Дискография

Комментарии

Елизавета Фролова

Пианистка

Владимир Стуков

композитор и вокалист группы HELLO

Джери Холливелл

британская певица

Саманта Фокс

английская певица и фотомодель

Вячеслав Згура

российский певец

Булат Окуджава

советский поэт, композитор, сценарист и прозаик

Эдвард Григ

норвежский композитор

Франц Шуберт

австрийский композитор

Искусство и развлечения 23 апреля 2016

Жан Татлян, песни которого в 60-е годы слушал весь огромный Советский Союз, на пике славы неожиданно покинул страну. Его жизнь – пример того, как человек сам строит свою судьбу, вопреки стереотипам и общепринятому мнению. Татлян смог достичь высот и во Франции, ведь у него был его дар – удивительный голос, покоряющий любого с первой ноты.

Родители и детство

Будущий певец Жан Татлян родился в армянской семье, проживающей в греческих Салониках в 1943 году. Когда мальчику исполнилось 5 лет, семья была репатриирована в Армянскую Советскую социалистическую республику. Он помнит, как его отец продавал свой бизнес и родной дом Жана.

У старшего Татляна была непростая и интересная судьба. Он объездил почти весь земной шар, имел успешную обувную фабрику, на которой ставил оттиск с названием любимой страны – Армении. Когда в страну пришел хаос революции, он оставил бизнес и спешно уехал в Марсель. Он много ездил, говорил на нескольких языках, легко сходился с людьми и в конце концов осел в Греции, где женился и родил троих детей, из которых Жан был младшим. Он всегда говорил детям, что они родились армянами и армянами умрут, учил их родному языку, знакомил с культурой. Мама Жана, тоже армянка, смогла чудом уцелеть в Турции во время геноцида нации. После бегства из Турции она попадает в Грецию, где позже и знакомится с отцом будущего певца.

Когда в 40-х годах Сталин пообещал армянам достойную жизнь на исторической родине – в Армении, семья Татлянов поверила в эти речи и переехала в СССР, в Армению. К сожалению, реальность оказалась не такой, как мечталось. Жилось армянам трудно, голодно, кого-то сослали в Сибирь, кто-то с трудом встраивался в новую реальность, чувствуя себя изгоем. В 1956 году семья Татлянов переезжает в Сухуми. Отцу к этому времени уже было за 60, мама сильно болела, жили небогато. Такая кочевая жизнь закалила характер маленького Жана, он научился ценить простые радости и пронес свой оптимизм через всю жизнь.

Жан Татлян, биография которого тесно связана с музыкой, с раннего детства начал проявлять свою одаренность, возможности учиться музыке у него не было, но он рано начинает заниматься в самодеятельности, которая и стала для него стартовой площадкой. Татлян говорил, что, сколько себя помнил, он всегда пел, это была его органическая потребность. Учась в школе, он во время каникул заработал 10 рублей и потратил их на покупку гитары. Он смог почти самостоятельно освоить инструмент и это позволило ему, еще школьнику, устроиться играть в квартет гитаристом. На выступлениях он иногда пел, и это всегда вызывало восторг у публики.

Путь на сцену

После окончания 9 классов школы Жан Татлян, песни для которого стали самым важным в жизни, отправился в Сухумскую филармонию с твердым намерением устроиться на работу. После прослушивания его, самоучку, взяли на работу в качестве певца. Уже через год, в 17 лет, у него была сольная программа, в которой он пел песни советских композиторов и собственные произведения. Это было просто невероятно для того времени. Волшебный голос Татляна завораживал, и у него всегда, с самого первого выхода на сцену, было немало поклонников.

Возможности посещать музыкальную школу Татляну не представилось. Семья жила бедно, пожилые родители не могли найти средств на учебу, поэтому основы ему приходилось осваивать самому. Но Жан Татлян, биография которого складывалась непросто, понимал, что для дальнейшего развития ему необходимо учиться, однако в первую очередь ему нужно было зарабатывать на жизнь. Набравшись профессионального опыта, он решает учиться, и отправляется в Киев, где поступает в эстрадное училище, но долго проучиться ему не удалось. В Киев приезжает на гастроли Государственный джаз-оркестр Армении, где работал вокалистом друг Жана – Жак Дувалян, он представляет начинающего музыканта руководителю оркестра Константину Обеляну. Тот устраивает певцу прослушивание и сразу приглашает его на должность солиста оркестра для гастролей по Украине. Так начинаются годы учебы для Татляна, но постигать мастерство ему приходится на практике. Эстрадное училище он все-таки окончил, но главной школой для него стала работа. Уже через год Татлян становится главной изюминкой программы оркестра, он завершает концерт, исполняя песни Обеляна и Бабаджаняна. Арно Бабаджанян был к этому времени известным советским композитором-песенником, за его произведения боролись многие исполнители. Он был влюблен в голос Татляна и доверял ему премьеры своих песен. За несколько лет Татлян спел все песни Бабаджаняна.

Годы славы

За пять лет работы солистом джаз-оркестра Обеляна Татлян не только смог развить свой вокальный дар, но и получить широкую известность. Бархатный голос и мягкий приятный акцент очень полюбились публике. Звукозаписывающая студия «Мелодия» начинает выпускать небольшие пластинки с песнями Татляна, которые расходятся огромными тиражами. К 1966 году в СССР появляется новая звезда – Жан Татлян, «Фонари» и «Лучший город Земли» звучат на каждом углу. Бабаджанян пишет специально для Татляна, он даже предпочитает его восходящей звезде Муслиму Магомаеву. В 1966 году выходит пластинка «Песни Арно Бабаджаняна» в исполнении Татляна, она была распродана тиражом 5 миллионов, а общие тиражи пластинок певца за эти годы достигли 50 миллионов. Кроме песен профессиональных авторов Жан поет и свои собственные, и в его сольной программе они занимают целое отделение.

В это время певец поселяется в Ленинграде, но дома почти не бывает, ведь он дает 350-400 концертов в год и ни о каких фонограммах речь не шла. Он начинает очень хорошо зарабатывать, к нему приходит не только слава, но и большие деньги. Слава у Татляна была просто невероятная, он не мог выйти на улицу, его сразу окружала толпа поклонниц, он достиг всего, о чем можно мечтать, а ему еще не было и тридцати лет. Он отличался от других советских певцов своим лирическим репертуаром, мало пел гражданских и патриотических произведений, предпочитая тему любви.

Популярный певец, звезда – Жан Татлян, биография которого развивалась так стремительно, понял, что достиг определенного потолка, и ему нужно искать новый путь развития.

Несмотря на славу, Татлян чувствовал большое давление со стороны властей. Ему не позволяли самостоятельно выбирать репертуар, заставляли петь песни советских композиторов вместо своих произведений. Он вынужден был постоянно работать, но на гастроли за границу его категорически не выпускали. Власть постоянно искала повод «приструнить» певца, и когда в канун 1968 года он отказался дать концерт перед самым Новым годом, чтобы дать возможность своим музыкантам отметить праздник дома, его решили наказать и лишили гастролей на целый год. Он мало выступал на телевидении, так как не хотел идти на поклон к редакторам музыкальных программ. Все это нагнетало в его душе недовольство. Татлян слушал рассказы коллег, побывавших за рубежом, вспоминал рассказы армян, когда-то живших в разных странах, и ему очень хотелось повидать мир, но не было для этого никакой возможности. К этому добавлялось воспоминание предсказания Мессинга, который однажды по своей воле пришел к певцу за кулисы и сказал, чтобы тот готовился к переменам – судьба забросит его на Запад.

Эмиграция

Общее недовольство цензурой и властным давлением, ущемление свободного передвижения по миру привело к тому, что Жан Татлян, биография которого содержит немало интересных фактов, начал задумываться об эмиграции. Это было очень непростое решение. В СССР оставалась старенькая мама, а отъезд неминуемо вел к тому, что видеться с ней у Жана не будет никакой возможности. Но мудрая мама сказала, что пусть сын строит свою жизнь так, как считает лучше, и пусть растет и посмотрит мир. Так, решение сформировалось. В 1971 году Татлян регистрирует фиктивный брак с француженкой и уезжает в Париж. Ему позволили взять с собой только личные вещи и так, налегке, с одним чемоданом, он улетает в новую жизнь. В Париже его встречал друг Жак Дувалян, который и приютил на первое время беженца. В СССР после отъезда певца было издано распоряжение уничтожить все записи Татляна, были стерты все программы и звуковые архивы, его имя было запрещено упоминать в прессе, человека мгновенно стерли из памяти властей. Но поклонники продолжали помнить его голос и слушать его пластинки.

В Париже Жан Татлян, дискография которого насчитывала десяток пластинок с многомиллионными тиражами, вынужден начинать с нуля. Его никто не знал, и ему еще предстояло доказать свою состоятельность как певца. Его шлягеры здесь никому не известны и не нужны, и Татлян поет русские, греческие, цыганские и армянские песни в кабаре «Распутин». Он работает здесь целый год, и это была новая профессиональная школа. Несмотря на трудности, Татлян чувствует себя счастливым и свободным. У него появляется агент, который берет на себя организацию концертов, без работы певцу сидеть не приходится. Его приглашают в США, где он работает в Лас-Вегасе в престижном казино «Империал Палас», причем на его концерты идут не только эмигранты из СССР, но и обычная американская публика. Жизнь за границей сложилась успешно, хотя такой оглушительной славы, как в Советском Союзе, у него уже не было. Но Жан Татлян, «Воздушные замки» которого сводили с ума миллионы, счастлив тем, что свободен и занимается любимым делом.

Возвращение на Родину

В 90-х годах, когда границы с Россией оказались открытыми, музыкант возвращается на Родину. Оказалось, что слова песен Жана Татляна еще помнит немало слушателей. Он с успехом дает 7 концертов в Санкт-Петербурге с полным аншлагом. Некоторое время он живет на две страны, но чуть позже возвращается в любимый Питер. В 2000-х годах он много работает в России, записывает альбомы, дает концерты, поет знаменитые и новые песни, участвует в телепередачах. И снова чувствует себя совершенно счастливым.

Знаменитый певец Жан Татлян, «Фонари» и «Осенний свет» которого сводят с ума людей уже 50 лет, исполнил за свою жизнь немало песен. Из них лучшими считают произведения «Море зовет», «Лучший город Земли», «Воспоминание», «Память». И, конечно, любимая всеми песня, которую спел Жан Татлян, – «Восточная». Когда исполнялась эта песня, зал любого размера всегда пел ее от первого до последнего слова вместе с певцом. Жан много исполняет народных песен, поет романсы. Его программы по-прежнему состоят преимущественно из песен о любви, Татлян остался верен себе.

Личная жизнь

Певец всегда очень много работал, поэтому ему было не до устройства семейной жизни. Жан Татлян, личная жизнь которого сложилась довольно поздно, долго выбирал спутницу жизни и женился, когда ему уже было под 50. Детей у пары нет, но он нежно любит свою жену, которая сделала его счастливым.

Источник: fb.ru

imageБыло время, когда голос этого певца знал весь Советский Союз. На самом пике славы он в 71-ом эмигрировал во Францию. Рассказывает, что вылетел в Париж с одним чемоданом и гитарой. Буквально на следующий день после отъезда Жана Татляна «искусствоведы в штатском» с утра пораньше явились на радио «Маяк», велели редакторам изъять пленки с его записями и стереть в их присутствии.

Та же участь постигла телевизионную пленку. Ревнивая власть постаралась сделать все, чтобы страна забыла о любимом певце. Прошла целая эпоха, прежде чем кумир своего поколения вернулся в город на Неве, чтобы встретиться с теми, в чьих сердцах никогда не гасли его «Фонари».

Жан Татлян родился в Греции в армянской семье, которая переехала в советскую Армению, когда ему было 5 лет. 18-летним юношей счастливчика Жана приняли солистом в знаменитый Государственный джаз Армении. Во время гастролей Татлян впервые увидел Ленинград и влюбился в удивительный город на Неве. Отказавшись от карьеры в Москве и Киеве, он переехал в северную столицу России.

Татлян выступал с сольными концертами по всему Союзу. Его популярность временами перекрывала славу самых популярных исполнителей, которым принадлежали лучшие концертные залы страны. За несколько лет было продано больше 50 миллионов пластинок Татляна. Девушки писали помадой на стеклах объяснения в любви.

Толпы женщин, обмиравших от его взгляда, после концертов осаждали гримерку и служебный вход, лишь бы прикоснуться к своему кумиру. Как-то после концерта в Нижнем Новгороде он сумел ускользнуть от фанатов и нырнул в машину, но те оторвали ее от земли, приподняли и не давали уехать.

Располагающая, запоминающаяся внешность, проникновенный мягкий голос, сценическая непринужденность, лишенная намеков на развязность, – таким был и таким остался Жан Татлян. Он считает себя счастливым человеком и радуется каждому дню, подаренному ему судьбой. Тем более, когда чувствует, что зрительская любовь к нему не прошла.

– У тебя было все – успех, любовь всей страны. В сущности, ты не особенно испытывал на себе бремя режима. Почему же решил уехать?

– Просто я был рожден свободным. К тому же творческие люди переносят психологическое давление намного труднее остальных. И хотя я стал советским гражданином еще в детстве, мне все равно было трудно понять, почему я не могу провести отпуск во Франции, где живет моя родная тетя. Почему я должен выслушивать вкрадчивые разъяснения «официальных лиц» о том, что такая степень родства – недостаточное основание для поездки «туда».

Почему не могу петь в знаменитой «Олимпии», владелец которой лично обратился к нашим властям, чтобы мне разрешили выступить в прославленном зале, и с честью вернуться в свою страну. Я сравниваю нашу бывшую страну с аквариумом, где рыбки тихо сосуществуют, зная понаслышке, что где-то на свете есть большое свободное море.

Та страна была самым грандиозным в мире аквариумом, и ее хозяева подавали 200 миллионам инертных рыб определенное количество кислорода с условием не мечтать ни о чем другом. Кроме того, у меня просто не было иного выбора. Как артист, как певец, я не видел никаких творческих перспектив для себя и прекрасно понимал, что никогда не смогу реализовать то, что бурлило внутри и мечтало выплеснуться наружу.

Мне ведь не было еще и тридцати, а меня душило чувство, что расти больше некуда. Я ведь никогда не пел и не сочинял песни про комсомол и БАМ, а у советской власти был единственный, основополагающий принцип: «Кто не с нами, тот против нас». И что меня могло ждать, если бы я вдруг не выдержал прессинга и сорвался?

Или психушка, или лагеря, или алкоголизм. Мой отец был мудрым человеком, многое повидавшим на своем веку, и у него были афоризмы на все случаи жизни. Он говорил: «Сын мой, я желаю тебе держаться подальше от двух дверей – казенных и больничных».

Так что мне оставалось только уехать, чтобы не оказаться на «казенном» пороге. Мой отъезд в никуда, а это было действительно отъездом в никуда, стал своего рода демаршем против «совка».

– Расскажи, как ваша семья оказалась в Советском Союзе.

– Тогда, после Второй мировой, зарубежным армянам разрешили репатриировать в советскую Армению, и тысячи наших соотечественников со всего света стремились на родину своих дедов. Ностальгия, тоска по своим корням – очень мощное чувство. И мой отец мечтал жить там, где жили его родные, где люди говорили на родном языке, где народ поднимал из руин свою страну и культуру. Отца безудержно тянуло туда, где сохранились свои обычаи, свой быт и традиции.

Слишком свежо было в памяти воспоминание о геноциде. Ведь 70 процентов нации было уничтожено турками. И что нас сохранило? Однозначно религия и чувство семьи. Мы любим семью, чтим старшее поколение, для нас очень важно уважение к родителям. Это не значит, что отец – домашний деспот. Нет, отец с сыном могут жить, как братья, как друзья, но грань уважения между ними не сотрется никогда.

– Я хотел бы вернуться к первому этапу твоей музыкальной карьеры. Та маразматическая статья «Зарвавшаяся звезда», в которой манеру певца Татляна свободно передвигаться по сцене и разговаривать с залом расценили как недостойную советского артиста, была реакцией на твое решение уехать?

– Ну, конечно. Общество готовили к тому, что оно полюбило «не того» артиста, что эта любовь оказалась ошибкой. К счастью, природа человека такова, что плохое он все-таки забывает и старается сохранить в душе только добро, только теплые, хорошие воспоминания. И сейчас то прошлое, конечно, кажется смешным, но тогда это был вопрос жизни – быть или не быть, петь или не петь.

А не петь я просто не мог. Сегодня нападки на меня кажутся просто анекдотичными. Слава Богу, нынешняя молодежь не знакома с тем абсурдом. А я тогда не выдержал, у меня буквально были приступы удушья. Этого все равно не забыть, как бы ни хотелось. Не забывается, что постоянно ощущал себя «черной костью». То, что я считался невыездным, было для меня унизительным. Я не мог смириться с положением человека второго сорта.

– Во Франции тебе удалось почувствовать себя своим?

– Знаешь, в первый же год своей жизни в Париже я отправился в Италию, хотя мне туда не надо было вовсе. Мне было необходимо психологически убедить себя, что я наконец свободный человек. Я нигде не чувствую себя чужаком. Где бы я ни жил, будь то Петербург, будь то Париж или Нью-Йорк, я создаю свой микромир, в котором и протекает моя жизнь.

Мой микромир там состоял из близких друзей, и больше ни в чем я не нуждался. Я всегда говорю: лучше иметь непростительно мало друзей, чем непростительно много. Я и мои друзья – люди общей культуры, а национальность может быть любой; в моем микромире – армяне, французы, русские, греки, евреи. У англичан есть поучительное выражение: «В правильное время, в правильном месте, с правильным человеком». Если эти три момента совпадают, все будет хорошо. У меня совпало.

– Опиши свой сегодняшний микромир.

– У французов есть выражение: «Жить свежим воздухом и любовью». Это как раз обо мне. Живу любовью к женщине, к музыке, к животным. В природе люблю воду – она снимает эмоциональное напряжение, отгоняет печальные мысли, учит быть мудрее. Плавать или просто смотреть – не имеет значения. Люблю копаться в огороде, что-то вырезать из дерева – орнамент или рамки для картин, фотографий.

– А свое возвращение в Петербург помнишь?

– Такое не забывается никогда. Как и отъезд. Впервые после долгого отсутствия я прилетел в Петербург к вечеру. Было уже темно. И я, одолеваемый ностальгией, сразу же пошел гулять по любимым местам – дворикам, мостам, Фонтанке, Невскому проспекту.

– Ты предполагал, что в Петербурге так много людей может помнить тебя?

– Это феномен, чудо какое-то. Мне устроили такой горячий прием, что после него хотелось жить долго-долго, чтобы отблагодарить этих людей. Кстати, знаменитый парапсихолог Вольф Мессинг в свое время предсказал мне долголетие. Я даже уцелел в страшной автокатастрофе во Франции в середине 70-х. Так что буду петь, пока меня хотят слушать.

– Ты ощущаешь себя звездой?

– Я не звезда и не планета, и звездной болезни у меня не было никогда. Я просто певец и композитор, но могу сказать с уверенностью, что многие выросли на моих песнях, которые когда-то звучали по всему Советскому Союзу. Я часто замечаю слезы в глазах тех, кто приходит на мои концерты. Они не забыли моих песен, большое им спасибо за это. А знаешь, что самое смешное? Меня до сих пор ни разу не пригласили на гастроли в Ереван…

– Твои пожелания читателям?

– Любите жизнь, любите друг друга. Радуйтесь каждому утру, когда вы просыпаетесь, и все будет великолепно. Не делайте зла и творите только добро.

Армен Меружанян

Жан Татлян. «Лучший город земли» (А. Бабаджанян — Л. Дербенёв)

Жан Татлян. «Гитарово», 1964

image

ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий